Новости

07.03.2014 01:00
Рубрика: Общество

Не "социалка" - жизнь человека

Ольга Голодец о пенсионном возрасте, материнском капитале и зарплате бюджетников
Должность вице-премьера по социальным вопросам - "расстрельная". Куда ни кинь - везде проблемы, что не сделай - все равно будет плохо. Но есть объективные вещи: растет рождаемость и продолжительность жизни, снижается безработица, возрождается культура… Насколько эти тенденции устойчивые? Что будет завтра? На "Деловом завтраке" в "РГ" заместитель председателя правительства Ольга Голодец отвечала не только на удобные вопросы.

Ольга Юрьевна, руководство страны пообещало не повышать пенсионный возраст, но на Гайдаровском форуме министр финансов Антон Силуанов вновь сказал, что следует обдумать проблему повышения пенсионного возраста. Вы ее обдумываете?

Ольга Голодец: Не обдумываем, плана повышения у правительства нет. Есть утвержденная правительством стратегия пенсионной реформы, согласно которой пенсионный возраст не пересматривается. И тому есть рациональная причина: повышение пенсионного возраста ничего не дает с точки зрения сбалансированности, наполнения бюджета Пенсионного фонда.

Плана повышения пенсионного возраста у правительства нет. Тем более, что это ничего не дает с точки зрения наполнения бюджета Пенсионного фонда

В мире существуют разные модели. Одна из них - добровольное стимулирование более позднего выхода на пенсию, как это делает, например, Швеция. По этому пути пошла и Россия. Сегодня самый большой выигрыш в размере пенсии получат те, кто будет откладывать выход на пенсию на два, три года, на пять лет, кому позволяет здоровье, у кого есть хорошее рабочее место.
А у работающих пенсионеров не будут отнимать пенсию?

Ольга Голодец: Нет, это не планируется.

У россиян есть два года, чтобы определиться, будет их пенсия состоять из двух частей - накопительной и страховой или только из страховой. А какой выбор сделали члены вашей семьи?

Ольга Голодец: Любой здравомыслящий человек начинает с подсчетов. Сегодня прямой счет говорит в пользу страховой пенсии: она растет гораздо более быстрыми темпами, чем пенсионные накопления.

Законом гарантирована индексация страховой части не ниже инфляции. Накопительная часть предполагает риски, человеку гарантировано получение только номинала пенсии. Нужно сначала понять, что вы теряете, отказавшись от части государственной страховой пенсии, и что приобретаете в накопительной. Если эти два момента сложить, то получается, что страховая пенсия выгоднее для большинства занятых. Но конечное решение остается за человеком. Так и мои родные знают о различных пенсионных возможностях и принимают свои решения. Насколько я знаю, мои дети формируют пенсию в страховой системе.

Елена из Карелии спрашивает, что будет с программой софинансирования пенсий? Почему снова меняются правила игры?

Ольга Голодец: Программа софинансирования эффективна и востребована. Она продлена в этом году, и мы считаем правильным ее продление и в дальнейшем. В 2013 году участники Программы государственного софинансирования пенсии внесли на свои пенсионные счета 12,8 млрд рублей, что более чем вдвое превышает объем взносов за 2012 год. За пять лет действия Программы ее участниками стали почти 16 млн россиян, она будет продолжена с сохранением основных параметров.

В России уже не первый год наблюдается рост рождаемости. Как думаете, повлиял ли на это материнский капитал? Многих молодых родителей волнует, что с маткапиталом будет дальше.

Ольга Голодец: Уверена, что материнский капитал повлиял на изменение рождаемости, и эксперты это подтверждают. То, что он является одним из самых эффективных инструментов поддержки молодой семьи, в том числе при принятии решения о рождении второго ребенка, никем не оспаривается. У правительства есть понимание, что программу нужно продолжать, вопрос - в сроках и направлениях. Сейчас и на ближайшие годы это очевидно эффективная мера.

Когда будет решен вопрос с детскими садами? Мест в них по-прежнему не хватает.

Ольга Голодец: Есть план правительства по ликвидации очереди в детские сады для детей от 3 до 7 лет. По всей стране проблема будет решена к 2016 году. В прошлом году создано дополнительно 390 тысяч мест. На эти цели из федерального бюджета потрачено 50 миллиардов рублей. В этом году мы рассчитываем вложить в создание новых мест не меньшую сумму.
А сами регионы вкладывают деньги в строительство детсадов?

Ольга Голодец: В прошлом году они вложили более 100 миллиардов рублей. Хотя формально ответственность за детские сады лежит на региональных властях, правительство понимает, что в одиночку регионам не справиться. Параллельно мы работаем над тем, чтобы решить проблему с местами в дошкольных учреждениях для детей младшего возраста - до 3 лет.

По мнению экспертов, в ближайшие годы в России, скорее всего, начнется демографический спад. Сейчас мы вкладываем большие ресурсы в детские сады, не получится ли, что через 5-7 лет они будут пустовать?

Ольга Голодец: А вы знаете, сколько детей сейчас в одной группе детского сада? Хотя строится много новых детских садов, они по-прежнему работают с перегрузкой. Это психологически тяжелая ситуация, которую разрешает строительство новых детсадов.

Сегодня 850 тысяч детей находятся в очереди в детские сады. Мы внимательно следим за демографической статистикой, строим прогнозы рождаемости на ближайшие годы и на основе этих данных управляем социальной инфраструктурой в России. Наша задача - удержать положительную динамику рождаемости. И у нас нет опасений, что через несколько лет детсады или школы будут пустовать.

Какие еще меры, кроме материнского капитала, позволят ее удержать?

Ольга Голодец: В прошлом году была введена мера, которая дала быструю отдачу, - это пособие на третьего ребенка. Его средний размер - 7 тысяч рублей в месяц, выплачивается до достижения ребенком трехлетнего возраста. В 2013 году пособие платили в 51 регионе, в этом году - уже в 62. Плюс по новому закону маме трех детей засчитывается 4,5 года пенсионного стажа. И мы уже сегодня отмечаем рост третьих рождений.

Также в прошлом году правительством был запущен необычный проект - бесплатное зачисление молодых мам, которые хотят получить высшее образование, на подготовительные курсы вузов. В этом году эти мамы будут зачислены в высшие учебные заведения на бюджетные места без конкурса. Программу мы намерены расширить, сейчас готовится проект соответствующего закона. Женщины, которые готовы совмещать материнство и профессиональное образование, должны получить такую возможность.

На последнем заседании президиума Госсовета вы сказали и еще об одной идее правительства - создать особые условия для доступа женщин с детьми к программам поддержки бизнеса и самозанятости. Что это за особые условия?

Ольга Голодец: Этот вопрос в настоящее время прорабатывается совместно с министерством экономического развития. Если женщина, воспитывающая ребенка, работает на себя, запускает собственное дело - например, параллельно занимается переводами, шьет, оказывает парикмахерские услуги на дому, ей помогут грантом на первом этапе.

О какой сумме идет речь?

Ольга Голодец: Наше предложение - до 400 тысяч рублей. Запустить программу планируется в этом году.

Нас нередко обвиняют в том, что мы слишком социальное государство и много денег тратим на социальную сферу. Но если посмотреть, сколько процентов ВВП тратится у нас на образование, науку, другие сферы, получаются небольшие цифры. По вашему мнению, какой процент ВВП мы должны тратить на здравоохранение, образование, науку?

Ольга Голодец: Это краеугольный вопрос нашей социальной политики. Действительно, разные страны тратят на социальную сферу разные средства. Приведу пример: Россия на здравоохранение тратит около 4 процентов ВВП, США - 15, Италия - около 5 процентов. Но расходы не всегда прямо пропорциональны эффективности системы. Например, по показателям продолжительности жизни и смертности от самых значимых видов заболеваний - скажем, материнской смертности - итальянцы успешно конкурируют с Америкой. Вопрос не столько в объемах вложений, сколько их результативности.

Сфера образования является для нас определяющей. Вклад в подрастающее поколение будет определять вектор дальнейшего развития страны, и нужно обеспечить достаточное финансирование, чтобы у ребят была возможность получить хорошее, качественное дошкольное и школьное образование, как в городе, так и в селе.

Считаю, что необходимо дополнительно финансировать и здравоохранение. Мы должны перейти к высокотехнологичной медицинской помощи, и это вызов для всей страны, всех регионов, ведь высокотехнологичная помощь - это не только новое оборудование, но и квалификация врачей. Сегодня в России продолжительность жизни - а это основной показатель уровня жизни - составляет 70,7 года. Мы должны сделать прорыв до 74 лет.

Ключевым становится вопрос подготовки терапевтов, врачей амбулаторно-поликлинического звена. Это звено будет усилено, у них должна быть высокая зарплата, это должны быть люди высокой квалификации, которые не пропускают серьезных случаев. Необходимо произвести перестройку всей системы здравоохранения, потому что повышение ответственности будет связано с изменением финансовых потоков. Деньги придут в амбулаторно-поликлиническое звено, от которого будет выстроена четкая, внятная логистика оказания необходимой медпомощи.

Одна из острых тем последнего времени - финансирование федеральных медицинских центров. Как мы знаем, с 2015 года они должны быть переданы регионам. А если у регионов не будет хватать на них средств?

Ольга Голодец: Не существует обязательного норматива о передаче федеральных учреждений на региональный уровень. Есть положение о том, что вся высокотехнологичная медицинская помощь (ВМП) должна оказываться за счет средств обязательного медицинского страхования (ОМС) в соответствии с правилом "деньги идут за пациентом". Если пациенту необходима операция в федеральном центре, то она будет оплачена из ОМС. Если ему нужно обслуживаться в местной больнице, то деньги за лечение получит она.

Поэтому как только средства на сложную помощь ушли в ОМС, а в этом году в систему пришла значимая часть денег высокотехнологичной помощи, оказалось, что многие операции можно сделать и на местном уровне и федеральные учреждения недозагружены. Поэтому они потеряли больше двух миллиардов рублей. Это не значит, что сокращены объемы ВМП, они увеличились на 19 процентов. Но региональное здравоохранение говорит: мы можем эти операции делать сами, мы увеличим поток. И есть уже федеральные учреждения, которые работают по "региональному сценарию". Пока их меньшинство. Регионы готовы принять такие учреждения к себе в систему ОМС, а "федералы" готовы передать их.

Большинство учреждений, которые являются крупными научными медицинскими центрами, сохранят федеральный статус, они должны развиваться и быть ведущими не только в стране, но и на мировом уровне. Сейчас решается, какие учреждения будут флагманами в том или ином направлении медицины.

Год назад система здравоохранения перешла на "одноканальное финансирование" - деньги в медучреждения пошли не напрямую из бюджетов, а через фонд ОМС. Минздрав утверждает, что новые тарифы, по которым оплачивается медицинская помощь, нормальные, финансирование не снизилось. Медики говорят, что тарифы на одну и ту же помощь стали в два раза меньше. Где правда?

Ольга Голодец: В 2011 году было принято ключевое решение по увеличению тарифов ОМС. До этого, в 2010 году, консолидированное финансирование медицины составляло 1 триллион 580 миллиардов рублей. Бюджет 2014 года - 2 триллиона 530 миллиардов. То есть произошел существенный рост стоимости медицины, и россияне вправе ожидать и роста продолжительности жизни, и увеличения видов медицинской помощи, и повышения ее качества. Постепенно это происходит. Тем более что это не просто увеличение расходов - медицина перевооружилась. Сегодня томографы и ангиографы есть во всех регионах страны, людям доступны разные виды высокотехнологичной помощи. Но нужно сделать еще очень много, чтобы существенно улучшить ситуацию в медицине.

Отдельная тема - онкология. У нас очень слабая диагностика. Онкологические больницы и поликлиники есть в региональных центрах, и жителям отдаленных территорий трудно регулярно приезжать в них за медпомощью. Будут ли решены эти проблемы?

Ольга Голодец: Этот вопрос напрямую касается качества работы первичного звена. Определить, болен человек или нет, выявить болезнь на ранних стадиях может врач первичного звена, к которому обращается большинство граждан. Но сегодня заболевания, к сожалению, часто пропускаются на ранних стадиях, работа cистемы далека от идеала и нужно кардинально перестраивать первичное звено. Как я уже говорила, мы этим занимаемся, реформируя амбулаторно-поликлиническую часть российского здравоохранения.

По разным оценкам, до 20 миллионов россиян работают "в тени". Как предполагается легализовывать рынок труда?

Ольга Голодец: Число плательщиков страховых взносов в ПФР России сегодня составляет 47 млн человек. Одна из мер стимулирования легальной занятости - пенсионная реформа, направленная на то, чтобы сделать выгодным для гражданина получение зарплаты по легальной схеме. Кроме того, сегодня активизирована работа по отслеживанию нарушений трудового законодательства. Работникам выгодна легальная схема выплаты зарплаты, и если их права нарушаются, они могут пожаловаться в Рострудинспекцию. В прошлом году Роструд рассмотрел 15 тысяч обращений граждан на эту тему и восстановил их в правах.

Всего в прошлом году Роструд восстановил в правах более 800 тысяч граждан, в том числе 106 тысяч граждан были восстановлены в правах в результате их обращений.

В прошлом году была разработана программа "Новая занятость", которая, в частности, предполагала выплату "подъемных" для жителей моногородов, переезжающих на другие территории и молодым специалистам, которые едут на Дальний Восток, но она так и не была утверждена. Планируется ли ее "реанимировать"? Предполагаются ли иные меры поддержки этих направлений?

Ольга Голодец: В настоящее время "Новая занятость" дорабатывается. Она направлена на опережающие меры по профессиональному обучению, миграции рабочей силы, предупреждению кризисных ситуаций на рынке труда и может охватить на первом этапе до 150 тысяч человек в тех случаях, когда требуется серьезная помощь государства.

Прежде всего, программа коснется моногородов и депрессивных территорий, мест с хронической безработицей. В России, по оценке минтруда, более 350 населенных пунктов (150 городских поселений и 210 районов с совокупным населением 2,7 млн человек) характеризуются хронической высокой безработицей. Для улучшения ситуации будут предусмотрены, в частности, такие меры как профессиональное обучение и стажировка работников организаций в моногородах, где уровень безработицы превышает среднее значение данного показателя по России, профессиональное переобучение и стажировка граждан с финансированием переезда в другие территории (подъемные до 400 тыс. на человека в Дальневосточном Федеральном округе, до 300 тысяч в другие федеральные округа), частичная компенсация работодателю издержек при сокращении сотрудников.

Кроме того, в рамках мер по поддержке занятости планируется серьезно пересмотреть программы переподготовки и аттестации работников.

Когда минимальный размер оплаты труда повысится хотя бы до прожиточного минимума?

Ольга Голодец: Сейчас МРОТ меньше прожиточного минимума. И так быть не должно. Но работодатели и профсоюзы по разному подходят к определению МРОТ, должны ли включаться в него районные коэффициенты и северные надбавки или нет. Сегодня и так региональный МРОТ в 50 субъектах России существенно выше прожиточного минимума и существенно выше общероссийского показателя - так, в ряде регионов МРОТ составляет от 10 до 16 тысяч рублей и включает в себя надбавки. Мы готовы повышать МРОТ, но сперва нужно добиться четкого определения, поставить законодательную точку в вопросе о том, как по отношению к нему должны применяться коэффициенты и надбавки.

Как регионы справляются с указом президента по повышению зарплаты бюджетникам? Наши читатели жалуются, что у учителей в одном из регионов была ставка 6 тысяч рублей, а стала 7 тысяч. А власти отчитываются о повышении на 50 процентов.

Ольга Голодец: Статистику о повышении зарплаты бюджетникам за прошлый год мы получим от Росстата в марте. Пока, по данным за 9 месяцев прошлого года можно констатировать: четыре региона с повышением зарплаты не справляются. То, что заработная плата педагогов общего образования в целом по стране ощутимо выросла, уже почти никто не оспаривает. У нас сегодня нет ни одной вакансии в системе общего образования! Укомплектованность российских школ педагогами стопроцентная.

Конечно, стоит вопрос квалификации. И родители, и руководители образовательных учреждений предъявляют очень серьезные требования к организации самого процесса образования, качеству преподавания и воспитания ребенка.

В половине регионов у нас есть отставание, по результатам 9 месяцев, в повышении зарплаты работникам дошкольного образования. Здесь ситуация, к сожалению, гораздо сложнее. И это связано с тем, что фактически на регионы ложится двойная нагрузка - увеличение числа детей в детсадах и увеличение заработной платы воспитателям. Мы ожидаем, что около 70 процентов регионов с этим тоже справятся. Им выделена субсидия в 100 миллиардов рублей на повышение заработной платы.

А в здравоохранении как обстоят дела?

Ольга Голодец: Зарплата врачей по итогам прошлого года должна была достичь 129 процентов от средней в регионе. По результатам 9 месяцев достигнуто 135 процентов. По итогам этого года ожидается рост до 140 процентов от средней по региону. Здравоохранение в этом плане идет с некоторым опережением графика. Но нужно понимать: повышение зарплаты и в образовании, и в здравоохранении должно быть тесно связано с ростом эффективности работы специалистов.

Много жалоб читателей на организацию санаторно-курортного лечения для инвалидов. Путевок мало, проблемы с оплатой проезда… Предполагается ли изменить ситуацию?

Ольга Голодец: Проблема известна. В 2013 году на санаторно-курортное лечение и проезд к месту лечения и обратно в федеральном бюджете было предусмотрено 5,0 млрд руб., в 2014 году - 5,2 млрд рублей. Но как показывает практика, спрос сегодня выше. К сожалению, механизм предоставления санаторно-курортного лечения в рамках набора социальных услуг, основанный на принципе солидарного участия в нем всех соответствующих категорий граждан, вносящих в него часть ежемесячной денежной выплаты, при условии, что услуги предоставляются незначительной части нуждающихся в них групп населения, не позволяет обеспечить финансирование предоставления гражданам данной услуги в полном объеме.

Геннадий из Бийска спрашивает об электроколясках для инвалидов. По его словам, коляски, которые сейчас выдают инвалидам на 5 лет, очень ненадежные, они ломаются в первый год эксплуатации. Можно ли решить проблему?

Ольга Голодец: Будет дано поручение разобраться в конкретной ситуации и отследить качество колясок. Нужно понять, идет ли речь о единичном случае или же есть системная проблема с качеством. В любом случае следует отметить, что действующим законодательством предусматривается возможность ремонта или досрочной замены ТСР за пределами гарантийного срока. Такой ремонт ТСР для инвалидов бесплатен и осуществляется на основании заявления, поданного инвалидом, в уполномоченный орган, по итогам проведения медико-технической экспертизы.
Ольга Юрьевна, начался перекрестный Год культуры с Великобританией, вы присутствовали на церемонии открытия. Какая программа нас ожидает?

Ольга Голодец: Мы хорошо подготовились к Году культуры. В его рамках пройдет более 200 мероприятий. В частности, будет неожиданная для России выставка, инициированная нашими английскими партнерами. Она посвящена освоению Россией космоса. Мы впервые вывезем за пределы страны целый ряд экспонатов и покажем их как единую экспозицию. Это будет центральным событием Года культуры. Выставка состоится в ноябре.

Англичане проявляют искренний интерес к нашей культуре. В московском Манеже в апреле откроется большая экспозиция Питера Гринуэя, посвященная творчеству российских художников начала XX века. Российские коллективы поедут на фестиваль театра в Эдинбурге. К нам приедут английские группы, будет много гастролей музыкальных, хореографических коллективов, много молодежных обменов.

Россия и Великобритания - страны с уникальными культурными традициями и динамичным развитием этой сферы. Уверена, что прямое сотрудничество в рамках Года культуры даст новые уникальные возможности для творческих людей в обеих странах и сблизит наши народы. 12 лет хор Владимира Минина ютится на 100 квадратных метрах, хотя у них уже 12 лет строится особняк на Басманной улице. Есть долгострой у музыкального театра "Геликон-Опера"…

Ольга Голодец: Я вас расстрою - долгостроев у нас гораздо больше, они есть во всех отраслях. Только в здравоохранении долгостроев на 24 миллиарда рублей. Но правительство намерено с недостроями справиться. Что касается "Геликон-Оперы", то сейчас реставрацией исторического здания, в котором располагался театр, занимается московское правительство. Коллеги обещают, что объект будет сдан до конца текущего года.