Новости

13.03.2014 00:33
Рубрика: В мире

Полуостров Крым

В воскресенье на полуострове - референдум
В воскресенье 1,5 млн крымчан и 300 тыс. севастопольцев решат, входить ли им в Россию. В случае положительного ответа на первый вопрос референдума в России станет на два субъекта больше, а население страны вырастет на 2%.

Вместе весело шагать

Верховная рада Крыма назначила на 16 марта референдум о статусе автономии, первый пункт которого - вхождение в состав России. При этом парламент еще до начала голосования постановил "войти в состав Российской Федерации". А настроения многих жителей полуострова выражают задорные плакаты, написанные от руки: "Домой, в Россию!"

Референдум для всех крымчан общий, но становиться частью РФ Крым и Севастополь будут самостоятельно. "Поймите это сами и объясните родным и близким", - призывают политики по местным телеканалам. Крым входит (если, конечно, народ так решит) в Россию отдельно, на правах субъекта, и точно так же Севастополь.

Второй вариант - остаться в составе Украины, но на правах очень глубокой автономии, вплоть до выборов своего президента.

Естественно, напрашивается вопрос: а почему на референдум не вынесли и третий вариант: оставить все как есть и жить как прежде?

- А как прежде уже не получится, - спокойно объясняет первый вице-спикер крымского парламента Григорий Иоффе. - Все прежнее безнадежно кануло в Лету, возврата не будет.

Иоффе советует всем подняться над ситуацией и попытаться осмыслить суть происходящего. Сейчас, по его мнению, пишется история, и будет время, когда мы будем это вспоминать.

Поскольку история пишется буквально в режиме онлайн, и у всех есть ощущение, что через три дня народ полуострова перевернет страницу своей истории, то повлиять на ситуацию спешат многие. Киев всеми методами давит на Крым, пытаясь сорвать референдум. Власти автономии в экстренном режиме формируют силы безопасности. В выходные присягнула на верность народу Крыма первая рота из 50 бойцов-добровольцев. В понедельник давал присягу на верность автономии батальон спецназа Вооруженных сил Крыма. Батальон сформировали из сотни лучших дружинников полка народной обороны.

Всего, по оценке крымского премьера Сергея Аксенова, которого Верховный совет Крыма наделил правом формирования Вооруженных сил и полномочиями главнокомандующего, армия автономии сейчас насчитывает две сотни солдат и офицеров. Негусто. Но до начала референдума число присягнувших достигнет 1,5 тысячи, а это уже армия.

В случае присоединения к России Вооруженные силы Крыма входят в состав Российской армии.

по домам ходят неизвестные "активисты", представляются членами избирательных комиссий, просят предъявить паспорт "для уточнения списков на референдум". Получив паспорт, рвут его или просто убегают

Шоу Трумана

У оппонентов стремящегося в Россию Крыма не осталось времени на хитроумные и элегантные пиар-ходы. Все понимают, что Севастополь дружно проголосует за воссоединение с Россией. Что касается Крыма, то, по прогнозам, здесь мнения могут разделиться, но не меньше 60-70% тоже захотят стать субъектом РФ. Многое будет зависеть от мнения крымских татар, за симпатии которых разгорелась нешуточная борьба.

А с татарами ситуация неоднозначная. Хотя напомнить какие-то свои славные дела в отношении депортированного из Крыма народа официальному Киеву сложно. По полуострову разбросаны три сотни поселков, деликатно именуемые местами компактного проживания крымско-татарского народа. Дороги в них разбиты (впрочем, как и на всем полуострове), во многих нет канализации, водопровода. Россия и новые власти выделили деньги на инфраструктурные проекты. Киеву, который два десятилетия хозяйством Крыма не занимался, остается только одно: апеллировать к национализму, напоминать старые обиды.

Да и в отношении остальных избирателей методы у Киева не лучше. В Симферополе и в Севастополе по домам ходят неизвестные "активисты", представляются членами избирательных комиссий, просят предъявить паспорт "для уточнения списков на референдум". Получив паспорт, рвут его или просто убегают. Расчет на то, что человек просто не успеет его восстановить.

В общем-то, технология не от большого ума. Во-первых, дело в том, что крымские власти разрешили приходить на референдум не только с паспортами, но и с другими документами, где есть фото и печать госучреждения. Например, с водительскими правами. Во-вторых, власти мгновенно отреагировали: по всем местным телеканалам бегущей строкой идет предупреждение о лжепредставителях избиркома, народ инструктируют, как реагировать, дают телефоны милиции и сил самообороны. Двух провокаторов уже повязали.

Наконец, просто и топорно: десанты активистов из западных областей и из Киева. Поскольку силы самообороны организованные группы непрошеных гостей на полуостров просто не пропустят, то пробираются небольшими группами. Или под благовидным предлогом. Так в Севастополь прорвался десант "литераторов". Именно здесь группы активистов "Удара" во главе с народными депутатами Украины решили отпраздновать 200-летие со дня рождения Тараса Шевченко. В Гагаринском районе Севастополя перед памятником Кобзарю развернули крайне уместные для юбилея поэта лозунги: "Слава ВМС Украины".

Праздник прошел с огоньком: то есть с массовой дракой с применением слезоточивого газа. Показательно, что газ распыляла не милиция - предусмотрительные гости захватили баллончики с собой. Настоящей изюминкой представления стало театрализованное шоу. В припаркованном микроавтобусе бдительные севастопольцы заметили странных пассажиров: еще до начала потасовки их лица были залиты кровью. Вызвали милицию. Оказалось, это "домашняя заготовка" украинских гостей: нанятые актеры измазали себе лица красной краской в ожидании команды на съемку. Сценарий: сначала "литераторы" провоцируют драку, потом включаются камеры (дежурят несколько камер ведущих мировых медиаагентств) и всему миру предъявляют жертв из числа участников "мирной демонстрации".

Ирреальный мир. В Севастополе тишина и покой (во всяком случае - в перерывах между визитами "литераторов"), в Симферополе люди вечером беззаботно выпускают на улицы детей. А в объективах - кровь, перекошенные лица, ряженые с "разбитыми головами". Ну как людям доброй воли после таких репортажей не потребовать: остановить насилие, обуздать распоясавшихся агрессоров!

А тот, который не стрелял

- И я, и все мои друзья будем на референдуме голосовать только за присоединение к России, - говорит Александр Васюков. - Потому что знаю, что здесь будет, когда эти, из Киева, придут.

Александр тщательно подбирает слова. "Этих, из Киева" он сначала хотел назвать как-то несколько иначе, но передумал. Подобрать цензурные определения в адрес ребят с майдана довольно сложно.

Командир спецроты "Беркута" майор Васюков сейчас лечится в одной из больниц Симферополя. Огнестрельное ранение в голову. Стреляли из охотничьего дробовика, картечью.

- Это было 18 февраля, - негромко рассказывает майор. - Вечером. Перед этим от пули снайпера погиб боец "Беркута" из Евпатории. Другой получил пулю в легкое, врачи сказали, что извлекать смертельно опасно, останется инвалидом. Я сначала просто не понял, что происходит: удар в голову, потерял сознание. Ребята меня вынесли. Когда очнулся, решил, что остался без зрения. Оказалось, ничего не вижу из-за того, что кровь залила лицо.

Первую операцию ему провели в Киеве. Кстати, по Крыму ходят слухи: киевские врачи практически не оказывают раненым силовикам помощи, в больницах их даже не кормят.

- Нет, ко мне относились по-человечески, прооперировали хорошо, - говорит офицер. - Но всей картечи из головы извлечь не смогли.

Потом их вернули в Крым: раненых вывозили самолетом, остальных - на автобусах.

Спрашиваю майора: оружие дали с собой забрать? Или оно сейчас у героев майдана?

- А у нас не было оружия, - пожимает плечами Александр. - Все штатное нам приказали оставить здесь, по месту постоянной дислокации. Были щиты, светошумовые гранаты. В подразделении у нас есть штатный снайпер - все это время его винтовка оставалась на базе, здесь, в Крыму. Снайпера прикомандировали к группе, которая применяла спецсредства, то есть те самые светошумовые боеприпасы.

На киевском майдане, по словам майора, в них стреляли со стороны оппозиции. Причем если сначала их обстреливали украдкой, по ночам, то вскоре радикалы осмелели и обнаглели.

- Складывалось впечатление, что над нами просто издевались, - продолжает Васюков. - Сначала нам приказывали: "Стоять, держаться!" Потом - новый приказ: "Вытеснить радикалов с майдана!" Мы начинаем выполнять, тут же следует команда: "Отступить!" Вид отступающего "Беркута" воодушевлял радикалов. Хотя, по оценке майора, вытеснить манифестантов было вполне реально.

Из 150 бойцов крымского "Беркута" один погиб, 32 ранены. Ни один по возвращении не написал рапорт об увольнении. Некоторые товарищи майора уже получили российские паспорта. У Александра Васюкова пока украинский. Хотя для себя он принял решение обратиться за предоставлением российского гражданства. Но сможет сделать это, только когда выйдет из больницы. У майора очередная операция: врачи будут извлекать очередную пулю-картечину из головы.

Можно сказать, свинец майдана долетел до Крыма.


Главное событие для Крыма - воскресный референдум. По прогнозам, болmit 70 процентов крымчан проголосуют за присоединение к России. Фото: Сергей Савостьянов / РГ

Уроки словесности

Телевизор в Крыму - это нечто.

Сначала наблюдался невиданный плюрализм. Переключаешь каналы: вот вещающий из Киева Савик Шустер доказывает, что многие крымчане против объединения с Россией, а находящиеся в его студии уроженцы Крыма - так все поголовно за Украину. Переключаюсь на местные: картина меняется на прямо противоположную, народ в прямом эфире поддерживает объединение с Россией, просят власти держаться. Трогательный звонок в прямом эфире - бабушка посмотрела сюжет на украинском канале про выход бронетехники из Львова и звонит на свой, севастопольский, волнуется: "У наших ребят видела только автоматы, как же они против украинских танков выстоят? Может, надо ребят получше вооружить?!".

На этой неделе часть украинских каналов отключили: в Симферополе по техническим причинам, в Севастополе - волевым решением горадминистрации. На освободившихся кнопках заработали российские каналы. Сейчас, в Севастополе, когда пишутся эти строки, у меня телевизор вообще не работает.

Впрочем, не очень-то и надо. До площади Нахимова от дома несколько минут пешком. Там лучше всего и прослушать последние новости. Причем, порой, довольно оригинальным образом. Идет человек, разговаривает по телефону: "Мама, получишь эсэмэску о том, что референдум переносится - не верь, это провокация". Его останавливают: брат, расскажи подробнее, что за провокация?

Любое событие немедленно находит отражение в наглядной агитации. ОБСЕ сделало какое-то заявление о ситуации в Крыму, на столбах и деревьях мгновенно развешивают самодельные лозунги: "В Крыму спокойно и будет так, если не навяжут киевский бардак". Зашел эсминец НАТО в Черное море - получите, пожалуйста: "Запад, не суй свой нос в крымский вопрос!".

Есть дацзыбао и куда менее политкорректные.

- Вот ты мне скажи, репортер, почему когда на майдане выбирали правительство для Украины, то твое ОБСЕ молчало, - горячится пенсионер-севастополец. - Всего пара тысяч человек криками назначает министров, без подсчета голосов, и все считают, что это нормально. Ладно бы выбирали министров, скажем, для Крещатика и улицы Грушевского, а то ведь всей Украины! А вот когда мы хотим провести цивилизованный референдум, где учтут мнение каждого в Крыму - это, нам Запад говорит, ненормально. Нет, ты мне скажи!

Что я могу сказать. Ну, кроме того, что ОБСЕ определенно не мое.

- Не знаешь, где тут можно купить бронежилет и шлем? - по-дружески интересуется фрилансер Алекс, который в зависимости от обстановки представляется то журналистом из Германии, то из Чехии. Ему кажется, что к чехам крымчане относятся с большей симпатией.

Деликатно объясняю, что, скорее всего, в оружейном магазине, но советую подумать: вот если в толпу репортеров полетит камень, то кому больше не повезет? Наверное, самому красивому - тому, что выделяется из толпы каской и броником.

Был свидетелем: в пресс-центр коллективно обратились западные репортеры с просьбой выдать какие-нибудь охранные бейджики. Так и объяснили: "Для защиты от агрессии местного населения". И смешно, и грустно. Коллеги народ большей частью тертый, прошли горячие точки, но так и не поняли, что бьют у нас не по бейджикам.

Лучший бронежилет в Крыму - не смейтесь - российский флаг. Некоторые так и ходят с ним, накинув на плечи.

А еще лучше: доброе слово. Местные ведь по менталитету южане, то есть могут и погорячиться, но отходчивы, быстро остывают. Русский язык на полуострове понимает каждый, но ведь не так уж и сложно выучить пару слов на языках других коренных этносов. Местным будет приятно.

"Ще не вмерла Укра ни" - только, пожалуйста, выговаривайте правильно. Не Украина умерла - так кажуть лише москалЄ - а именно Укра ни. Это стихотворение поэта Павло Чубинського, написанного в незапамятные времена: "Ещё не умерла Украины и слава, и воля".

А влиятельный активист национального движения крымских татар Васви Абдураимов научил меня своему приветствию: селам алейкум хардаш. Что значит: привет, брат.

Запоминайте или записывайте. Пригодится. Не верьте, что туристов в Крым в этом году "из-за войны" не пустят. И войны не будет, и турсезон состоится. Здесь к нему, во всяком случае, очень серьезно готовятся.

Не верьте, что туристов в Крым в этом году "из-за войны" не пустят. И войны не будет, и турсезон состоится. Здесь к нему, во всяком случае, очень серьезно готовятся

Сила есть - войны не будет

Пылающий Крещатик и вытекающие из него события в Крыму застали украинскую армию на перепутье. В этом году ее численность должна была уменьшиться до 90 тыс. штыков, отменялась служба по призыву.

Ситуация меняется, объявлена мобилизация, спешно формируется Национальная гвардия в 20 тыс. человек.

Часть украинского флота уже перешла под контроль новых властей Крыма, остальные корабли и части, по свидетельству Аксенова, будут национализированы в ближайшие дни.

В частной квартире, которую я снимаю в Севастополе, надо мной этажом выше живет женщина, у которой два сына. Оба морские офицеры, капитаны 2 и 3 ранга. Один служит на Черноморском флоте, другой - в украинских ВМС. Оба звонят домой: "Мама, все будет хорошо". Но между собой уже не общаются.

Так ведь уже бывало в нашей истории: вспоминаем и перечитываем Алексея Толстого, Булгакова. И, думаю, репортерам в этом случае лучше просто помолчать. А уже потом, со временем, когда боль притупится, то об этом какой-нибудь умный писатель напишет хорошую книгу. Просто потому, что в пылу эмоций большинство из нас вряд ли могут осознать, что это такое - когда государственные границы проходят через семьи, режут чувства родных, друзей и близких.

Но времена ведь не выбирают. В них живут и умирают.

Впрочем, жизнь потихоньку налаживается.

Я живу между двумя воинскими частями. За одним забором с колючей проволокой - часть связистов ЧФ, в пятнадцати метрах от нее - погранчасть "Севастополь", которая принадлежала украинским пограничникам. Несколько дней назад пограничники исчезли, а на вышках появились ребята в камуфляже, в масках и с автоматами. Сергей, хозяин моей квартиры, согласился отвезти журналиста на легендарную 35-ю батарею. Выезжаем на его "Паджеро" со двора, водитель резко тормозит и машет рукой парням в масках.

На мой молчаливый вопрос Сергей поясняет: "Я так всегда делаю. Если что - чтобы парни не стреляли в сторону моего двора".

Парни с автоматами внимательно рассматривают нас и машут в ответ. Народная дипломатия - страшная сила.

В мире экс-СССР Украина Присоединение Крыма к России