Новости

18.03.2014 16:41
Рубрика: Экономика

Выпалывают сорняки

Под видом расчистки сельскохозяйственных угодий председатели тверских колхозов безнаказанно ликвидируют лес
Браконьерство в лесах, выросших на землях сельхозназначения, приобрело в Тверской области просто космические масштабы. По приблизительным оценкам, за пять лет прибыль от продажи спиленных дельцами деревьев составила несколько миллиардов рулей. А ведь есть еще и ущерб сельскохозяйственным землям, рассчитанный Россельхознадзором по утвержденной методике, - это еще миллиарды и миллиарды.

Елки и палки

В статье "Сядут за пенек" 25 февраля 2014 года "РГ" рассказывала об успешном опыте борьбы Тверской области с расхитителями леса, который относится к госфонду. Но в лесах, что растут на землях сельхозназначения, ситуация прямо противоположная. Заказчиками "распилов" на этих участках являются в основном председатели сельхозорганизаций - как бывших, так и ныне действующих. Профильной производственной деятельности такие предприятия не ведут, но и ликвидировать их не спешат. И теперь понятно, почему.

Избежать ответственности по статьям 260 и 261 УК РФ (незаконная рубка, уничтожение и повреждение лесных насаждений) им, в общем-то, легко: лес выпиливают под видом "расчистки сельскохозяйственных земель от древесно-кустарниковой растительности", или, проще говоря, борьбы с захламлением и сорняками. Внешне все выглядит законно, ведь сельхозземли, на которых вырос лес, остались в бессрочном пользовании колхозов еще с советских времен, то есть они могут делать на них все, что потребуется, кроме продажи. Но это не совсем так.

- В ноябре 2006 года администрация области издала постановление "О переводе земель из одной категории в другую", - сообщил "РГ" сотрудник отдела организации применения административного законодательства регионального УМВД Михаил Дронь. - Однако значительная часть бывших колхозных лесов - примерно треть - в это постановление не попала и до сих пор остается в пользовании колхозов.

Сейчас, по данным регионального минлесхоза, сельскохозяйственных лесов в Тверской области около двух миллионов гектаров. Де факто это вековые сосны и ели, которые каждый день могут срубить под корень.

За руку не поймать

Вдвоем с главой Клоковского сельского поселения Торжокского района Галиной Алексеевой мы пробирается к местам "рекультивации" через пашню, заросшую сорняками и прихваченную утренним морозом. Грунтовую дорогу к лесу грузовики и лесовозы разбили так, что она превратилась в полосу препятствий. Но вопрос, что мешало председателю местного колхоза имени Калинина провести необходимые работы именно на пашне, кажется риторическим.

Ущерб району от рубок составил 6,4 миллиарда рублей при годовом бюджете Торжокского района в 400 миллионов

Первое, что мы увидели - бесконечные штабеля кругляка, аккуратно наваленные у дороги. Дельцы сложили здесь несколько сот кубометров бревен диаметром 10-40 сантиметров. Впрочем, вывозить их они даже не собираются. Это все "отходы" - то, что оказалось невостребованным. А то, что нужно "дровосекам", обнаружилось, когда мы вошли в лес. Повсюду следы недавней рубки: десятки пеньков, горы еловых и сосновых лап, еще пахнущие смолой опилки, следы от автомобильных протекторов, изуродованная почва... Диаметр некоторых пней превышает метр. Формально все это - сорняки и древесно-кустарниковая растительность на сельскохозяйственной земле, которую заботливо расчищают нанятые председателем колхоза подрядчики. Вырубленных участков мы насчитали пять. Причем два из них даже трудно охватить взглядом - настолько они большие. Объехать весь лес мы просто не смогли.

- Его сажали после войны сами жители, - сообщила глава поселения. - После того, как колхоз прекратил производственную деятельность, это единственное, что у нас осталось. Бюджет поселения - менее полумиллиона рублей, у нас просто нет денег на восстановление и леса, и дороги. Но дорога - это полбеды: быть может, дачники помогут, подсыплем. А вот лес уже не вернуть, если не принять экстренных мер. На участке, где мы с вами находимся, деревья рубили уже после того, как "лесная полиция" из Твери приезжала к нам для оценки последствий предыдущей рубки. Поймать никого из злоумышленников за руку невозможно: мы звоним в Торжокский райотдел полиции, до которого максимум полчаса на автомобиле, - наряд приезжает через два часа. И, естественно, никого на месте не застает. Словно по команде техника уходит из леса, рубщики прячутся. А потом все повторяется снова.

16 бюджетов

В администрации Торжокского района "РГ" показали несколько любопытных документов. Первый - это договор до 2017 года между председателем колхоза и подрядчиком. Но в нем черным по белому написано: проведение "рубки", а не "расчистки". Второй документ - обращение главы района Зинаиды Кирмасовой к начальнику районной полиции, межрайонному прокурору и в местное подразделение ФМС. В нем глава просит правоохранительные ведомства приостановить заготовку древесины в Клоковском поселении. И сообщает, что "заготовка леса производится в промышленном масштабе"; ведет ее "бригада наемных мигрантов из Прикарпатья - 20 человек"; "вывоз древесины производится в вечернее и ночное время вдоль газопровода Ухта-Торжок большегрузными машинами". Еще есть обращение главы Клоковского сельского поселения к начальнику Торжокской полиции Анатолию Холостову с просьбой провести проверку по факту вырубки леса. И, наконец, четвертый документ - ответ руководителя ОВД: "Сведений, указывающих на совершение каких-либо преступлений и административных правонарушений, установлено не было".

Отметим: рубки под Клоково начались в новогодние каникулы 2014-го, переписка между ведомствами занимает уже толстенную папку. Но никаких мер не принято.

- За 2011-2013 годы только в Торжокском районе Россельхознадзор выявил не менее 10 "расчисток" на территории 13 бывших колхозов и совхозов на площади в тысячу гектаров, - сообщил Михаил Дронь. - Рыночная стоимость заготовленной только в данных местах древесины составляет не менее 300-400 миллионов рублей - это помимо ущерба, причиненного району. Такие же рубки происходят на территории всей Тверской области, повсеместно: за пять лет их задокументировано не менее пятисот. А сколько еще "осталось за кадром"?!

А теперь подсчитаем убытки по формуле Россельхознадзора и данным полиции. Ущерб, причиненный Торжокскому району рубками сельхозлеса на участке площадью в 7,56 гектара в Клоковском сельском поселении, оценен в 45 миллионов рублей. То есть такую сумму району необходимо вложить, чтобы вернуть участку земли ее первоначальную ценность. Ущерб всей торжокской тысяче вырубленных гектаров - шесть миллиардов рублей. Прибыль от продажи выпиленной на этом участке древесины по оценке полиции составит не менее пяти миллионов - это без учета рубок еще на четырех здешних площадках. Общая прибыль от продажи древесины, как сказано выше, не менее 300-400 миллионов рублей. Итого ущерб району: шесть миллиардов 400 миллионов. Для справки: годовой бюджет Торжокского района - 400 миллионов.

Два года на дело

Полковник полиции Анатолий Холостов не лукавил: рубщики-браконьеры действительно не совершают преступления, уничтожая по заказу сельхозлес. Их даже нельзя привлечь к административной ответственности, потому что рубят они на непереведенных в лесной фонд землях сельхозназначения, которыми колхоз имеет право распоряжаться по своему усмотрению. Более того: обязан содержать их в порядке. То есть - расчищать. Такая вот казуистика.

В последнее время природоохранная прокуратура начала нарабатывать положительную практику сохранения таких лесов. Суть в том, что к ответственности по статье 330 УК РФ (самоуправство) можно привлечь руководителей колхозов, самовольно начавших мелиоративные работы, проводящих их с нарушениями нескольких федеральных законов и ставших первопричиной хищений леса. Так, на днях был осужден председатель колхоза в Рамешковском районе. Однако большинство дознавателей территориальных отделов полиции все еще отказываются возбуждать уголовные дела и всячески затягивают проведение предварительной проверки, чем способствуют уходу дельцов от уголовной ответственности.

- Срок давности по таким делам - два года, - поясняет Михаил Дронь. - Тем не менее мы боремся с этим. Уже собраны материалы не менее чем по 20 председателям колхозов, занимающимся подобной деятельностью.

И еще. Если правоохранительным структурам все-таки удастся "прижать" ловких дельцов, ситуация может только усугубиться: заказчики и подрядчики начнут рубить сельскохозяйственный лес без всяких бумажных соглашений. Тогда полиции вообще не за что будет "зацепиться": дескать, никто указаний рубить не давал, лес - это не лес, а заросшая пашня, так что руби - не хочу. Словом, уже в этом году от двух миллионов гектаров сельхозлеса в Тверской области может не остаться ни одного дерева.

Поэтому важно наработать единую правоприменительную практику - пока что ее нет. Зато есть постановление пленума Верховного суда от 18 октября 2012 года, разъясняющее, что такие рубки можно и нужно квалифицировать как хищения леса. Но не все правоохранители с этим согласны: многие из них считают, что хищением является лишь то, во что вложен человеческий труд, а лес, по сути, вырос сам. Точку в споре должна поставить облпрокуратура, которая пока своего слова не сказала.

Экономика Отрасли Ресурсы Филиалы РГ Центральная Россия ЦФО Тверская область Лесной кодекс