Новости

24.03.2014 00:21
Рубрика: Экономика

Время обживать центр заново

Какие здания придут в столице на смену "домам с башенками", заполонившим Москву в последнее 20-летие? Какие требования предъявляют к ним власти и специалисты? Это попытался выяснить корреспондент "РГ" в беседе с главным архитектором Москвы Сергеем Кузнецовым.

За 2013 год введено в строй 8,5 млн кв. м недвижимости, что даже больше, чем в докризисном 2008. Какие из новостроек можно назвать знаковыми?

Сергей Кузнецов: В прошлом году вводились в эксплуатацию в основном объекты, которых городу остро не хватает: детсады, школы, поликлиники... Над проектами, которым предстоит стать знаковыми, пока идет работа. Надеюсь, они станут такими не только для Москвы, но и в мировом масштабе. Я уверен: результатом международных конкурсов, которые мы провели, станет сильная архитектура. Это относится к проектам и Политехнического музея, и парка в Зарядье, и нового здания Третьяковской галереи. Яркие проекты разработаны для застройки территории ЗИЛа, создания административно-делового центра в Коммунарке, инновационного центра "Сколково". Конечно, их реализация потребует времени. Москва-Сити, например, строится уже 25 лет. Эти объекты, если все будет нормально с экономикой, можно сделать быстрее, но по 5-10 лет все равно потребуется. А вот новые и реконструированные стадионы москвичи увидят гораздо раньше. "Спартак" строители обещают ввести в строй уже в июне этого года, а "Лужники" - в 2017-м.

Что представляет собой проект нового Парламентского центра?

Сергей Кузнецов: У нас в Москомархитектуре такого нет. Пока в СМИ лишь активно обсуждаются версии, где его построить.

Одна из них гласит: зоопарк отселят на новые территории Москвы, а на его месте и построят парламентский центр. Неужели правда?

Сергей Кузнецов: Я такой версии не слышал. Знаю лишь озвученную управделами президента Владимиром Кожиным: под парламентский центр рассматривается место в районе Китай-города.

Власти прислушаются к мнению москвичей, где ему быть?

Сергей Кузнецов: Мало городов в мире, в которых идет такой же беспрецедентно широкий диалог с общественностью, как у нас. Закон города требует лишь проведения общественных слушаний, но в нем не говорится, что если жители высказали на них отрицательное мнение по поводу какого-то проекта, то он не может быть построен. Тем не менее такие проекты либо корректируются, либо отменяются.

Что, по вашему мнению, можно строить в центре Москвы?

Сергей Кузнецов: Много чего нельзя. Например, промышленные предприятия. Разумно строить прежде всего жилье, чтобы люди, которые здесь работают, здесь и жили. Пока же наблюдается дисбаланс функций: в пределах Садового кольца работают почти 2 млн человек, а живут около 700 тыс.

Реально ли изменить ситуацию?

Сергей Кузнецов: Но в начале ХХ века Столешников переулок, Дмитровка, Петровка, Неглинка уже были застроены доходными домами! Это уже после революции они превратились в офисные. Почему бы снова не превратить их в жилые? Вот что я имею в виду, когда говорю о важности строительства в центре города: не сносить исторические здания, возводя на их месте новостройки большего масштаба, как делалось долгое время, а реконструировать, перепрофилировать то, что есть. Хотя, конечно, инвесторов нужно в этом заинтересовать - бизнес насильно не заставишь покинуть центр. Вот почему так важны новые территории. Если там удастся создать такую среду обитания, в которой приятно и жить, и работать, да еще и экономически выгоднее, бизнес сам туда потянется.

Как думаете, возможны ли новостройки в самом центре? Обычно это воспринимается святотатством. Вспомним громкий скандал вокруг проекта реконструкции Пушкинской площади, который власти вынуждены были остановить под натиском москвичей: "Не троньте Пушку. Это намоленное место!"

Сергей Кузнецов: Мое мнение: памятник Пушкину там стоит прекрасно, хотя и перенесен с исторического места на Тверском бульваре. А вот сама "Пушка" застроена очень рыхло, но это не ее вина: она стала такой после сноса Страстного монастыря, известного дома Фамусова и целого квартала, на месте которого стоит сквер. Это ее разрушило. Поэтому, если бы все зависело от моего мнения, я бы посчитал, что Пушкинскую площадь стоит привести к ансамблевому виду. Пересмотреть, например, кинотеатр "Россия", на месте Страстного монастыря построить новое здание, а сквер укоротить. Восстановление исторического квартала напротив "Макдональдса" сделало бы площадь более компактной, камерной и благоустроенной.

Но вы не рискнете выступить с таким предложением?

Сергей Кузнецов: Проекта реконструкции Пушкинской площади в планах градостроительства Москвы нет, и никто всерьез этот проект не обсуждает.

Почему утвердили проект жилых башен на месте Донских бань? Москвичи говорят: они портят исторический вид.

Сергей Кузнецов: Нет в городе проекта, который нравился бы всем. Еще при Юрии Лужкове обязательства на этот объект были выданы намного тяжелее, чем сейчас. При нынешнем руководстве дома сильно понизили и убавили плотность застройки. Но с некрополя Донского монастыря башни действительно видны. Тем не менее при обсуждении на комиссии по сносу многие оказались не против строительства этих башен. Были и противники. Поэтому вопрос вынесли на Архсовет. Его члены проголосовали за строительство. Аргументировали, что проект очень хорошего качества. И в самом деле Роберт Стерн - серьезный американский архитектор, по проектам которого охотно строят в США, Канаде, Великобритании, Франции, Индии, Корее и Китае. Это архитектура, в которой каждое отдельно взятое здание, может, и не претендует на архитектурную премию, но в общей сложности составляет качественную городскую среду. Примерно такой же комплекс у нас на последнем заседании рассматривался на соседнем участке с Донскими банями. Еще более крупный, он называется "Донской олимп": объемы были согласованы давно, как и выдано разрешение на его строительство. Сейчас смотрели только декор. И эта стройка ни у кого не вызывает сомнения. На мой взгляд, только потому, что застройщик лучше работает с общественным мнением, вот и нет никаких протестов. Бывает так: проекты похожи, а судьбы - разные.

На мой взгляд, только потому, что застройщик лучше работает с общественным мнением, нет никаких протестов. Бывает так: проекты похожи, а судьбы - разные

Недавно ЛДПР внесла в Госдуму законопроект о запрете сноса всех зданий в центре Москвы, построенных до 1955 года.

Сергей Кузнецов: Я осторожно отношусь к любым слишком простым нормам. Разве до 1955 года не возникало утилитарных, вторичного и даже третичного качества построек? Они строились во все времена. Город - живой организм, и мумифицировать его ни в коем случае нельзя. В Москве сейчас нет особых проблем с охраной наследия. Законы, охраняющие памятники, у нас намного жестче, чем в той же Европе, и они строго соблюдаются.

Вы выступаете за уход от чисто спальных районов, откуда человек утром едет на работу, а в выходные бежит куда угодно, лишь бы не оставаться там, где и делать-то нечего, кроме как переночевать. Но где квартальная застройка, где рядом с домом и рабочие места, и общественное пространство?

Сергей Кузнецов: Экспериментируем. Например, застраивается промзона Коровино в районе Западное Дегунино. Дома, стоящие в форме каре, зонируют внутренний двор. Место в нем отдано основном не машинам, а детским и спортплощадкам, куда не страшно отпустить ребенка одного, за ним можно приглядеть из окна. На первых этажах - все, что нужно для жизни: магазин, кружки и секции для детей, фитнес-клубы для их пап и мам, советы ветеранов - для бабушек и дедушек... Причем речь не о каком-то суперэлитном комплексе, а об обычных панельных 17-этажках. Но и они выглядят гораздо ярче и интереснее - у каждого дома свой цвет, и можно сказать: "Я живу в зеленом доме, а ты - в оранжевом".

А что делать с существующими спальными районами?

Сергей Кузнецов: В Москве нет выраженных ущербных, депрессивных территорий, имеющихся даже в таких успешных городах, как Париж, Берлин и Нью-Йорк. В целом наша периферия в очень приличном состоянии. Но это не значит, что не нужно улучшать качество городской среды всего "панельного бублика", как назвали наши спальные районы на последнем Московском международном урбанистическом форуме. Чтобы вводить туда общественное пространство, развивать культурные центры, добавлять рабочие места, вовсе необязательно что-то сносить - достаточно выискивать территориальные резервы. Причем делать это постоянно. Пообещать, что мы кардинально изменим все спальные районы к такой-то дате, невозможно.

Удается ли повернуть лицом к запросам архитекторов ДСК, которые десятилетия гонят одни и те же серии жилых домов?

Сергей Кузнецов: Мы разработали предложения по оптимизации панельных домов. Внедряются они пока не очень активно, хотя есть уже и конкретные наработки у ряда производителей. Технологии, существующие в ДСК, очень жесткие и сложные, слезать с них они не хотят. Поэтому имеем лишь отдельные примеры очень качественного индустриального домостроения, но не массовое производство. Качественные панельные зоны были бы серьезным подспорьем в обновлении облика Москвы, так как это быстрая в строительстве и относительно дешевая недвижимость. Но, чтобы повернуть предприятия на модернизацию, требуются политическая воля и значительные инвестиции.

Чего не хватает в панельном домостроении?

Сергей Кузнецов: Угловых секций, например. Сегодняшние дома-пластины выстраиваются в линейку, но не формируют кварталов. Разнообразия фасадных решений. Продуманности функций первых этажей и их габаритов, мест для кондиционеров.

Какую этажность считаете нормальной для застройки современной Москвы?

Сергей Кузнецов: Нормальная, не чрезмерная нагрузка на территорию достигается при 9 этажах. Хотя акценты могут быть и значительно выше - в зависимости от окружающей среды.

Корректировка Генплана Москвы должна быть завершена в 2015-м году. В чем, по-вашему, он принципиально изменится?

Сергей Кузнецов: Его предстоит актуализировать. Принятый в 2010-м году генплан российской столицы давно превысил все показатели, заложенные на 2025-й год - и по автомобилизации, и по росту населения.

Цитата

Дмитрий Медведев, председатель правительства РФ:

Жилищный вопрос остается самым актуальным для абсолютного большинства наших людей. Эта тема в центре внимания и федеральных властей, и регионов. По данным, которыми во всяком случае располагает правительство, для решения этой задачи требуются большие средства.

Кстати

Департамент строительства города Москвы планирует ввести в 2014 году 58 жилых домов общей площадью 677,2 тыс. квадратных метров. Строительство уже началось на 51 объекте. Реализуются как типовые проекты, так и индивидуальные. Планируется реализовать проекты квартальной застройки в Хорошево-Мневниках и на проспекте Вернадского. Эти объекты строятся за счет средств городского бюджета и будут возведены по индивидуальным проектам. На первых этажах домов предусмотрены квартиры для маломобильных групп граждан.

В 2013 году было введено в эксплуатацию 56 жилых домов для нуждающихся групп граждан (переселенцев из сносимых домов, очередников, многодетных семей и др.) общей площадью 680,3 тыс. кв. м.

Экономика Недвижимость Филиалы РГ Столица ЦФО Москва