Новости

24.03.2014 00:04
Рубрика: Общество

Русско-Итальянский словарь

В результате она купила дом на Рублевке, престижный джип и... затосковала
Весной 2001 года в Милане случилось нечто невероятное. Водители останавливали автомобили вопреки правилам прямо посреди дороги, пешеходы замирали на месте.

По узеньким улицам старого города двигались три металлических монстра оранжевого цвета. Гигантские колеса в рост человека, высокие кабины, достигавшие второго этажа жилых домов, кузова в виде закрытых вагонов с перилами и лестницами. Эти чудовища аккуратно проследовали к центральной площади Сан-Дуомо и остановились у восточного фасада одноименного собора. Толпа потрясенных итальянцев мгновенно окружила эти дикие создания. Ничего подобного со времен старта к Северному полюсу легендарного дирижабля "Italia" с легендарным же генералом Умберто Нобиле на борту здесь не происходило. Как известно, Нобиле спасал русский ледокол "Красин". И это событие первого года нового века тоже было связано с русскими. В Милан приехали три мощнейших грузовика "ЗИЛ", прошедших путь от Москвы до Чукотки. Вы спросите, а при чем тут Италия? А при том, отвечу я, что командовала этой уникальной экспедицией маленькая и довольно симпатичная итальянка, которую звали Стефания Дзини.

Милан - ее родной город. Она окончила тут школу, отделение славистики католического университета, отсюда уехала на стажировку в Москву. Стажировка закончилась тем, что она со своими новыми русскими друзьями стала торговать итальянской мебелью. Дело пошло хорошо. В результате она купила дом на Рублевке, престижный джип и... затосковала. Она вовремя поняла, куда движется ее размеренная успешная жизнь: выгодное замужество, бесконечные и бессмысленные тусовки с рублевскими подругами, приобретение барахла за дикие деньги и прочие понты. С неменьшим успехом она могла бы делать то же самое и в родной Италии. Стоило ли ехать в Россию? Стоило ли переводить на русский типичный европейский сюжет из жизни среднего класса?

Ответом на этот вопрос стала ее первая экспедиция на северо-восток России. Потом будут еще и еще. А потом она оставит свой мебельный бизнес и потратит все заработанные деньги на организацию новых экспедиций к русскому северу. Престижный джип пришлось продать и купить машинку поскромнее. Русский язык пришлось выучить досконально, чтобы писать на нем репортажи в российские газеты и журналы и чтобы общаться с коррумпированными чиновниками, добывая себе вид на жительство в России. Ее нынешний образ жизни - сплошная русская идиоматика, не подлежащая переводу на итальянский. Ее страстную любовь к России в Италии в полной мере понимает только синьора Розальба - ее старенькая, очаровательная мама. Она гордится своей дочерью и трогательно заботится о ней, когда приезжает из Милана в Москву.

А когда мама уезжает в Милан, ей помогают управляться по хозяйству гастарбайтеры из Таджикистана. Однажды, когда они поехали в отпуск на родину, она отправилась с ними, в плацкартном вагоне, посмотреть, как они там у себя живут. Ее принимали, как любимую дочку. Она вернулась потрясенная этой человеческой теплотой. И снова ринулась за холодом, на русский север. Оттуда привезла мне в подарок фотографию северного сияния.

Такое бывает с ней крайне редко, но иногда она становится грустной. Я спрашиваю ее: в чем дело, Стефания, что-нибудь случилось? Она говорит: кончился запас красоты, мне надо ехать в Италию.

Она уезжает всего на несколько дней. Но неизменно возвращается наполненная красотой родины. Я знаю, ей этого заряда хватит и на путешествие к Оймякону, и на очередной вояж на Чукотку, и на хождение по чиновным кабинетам для продления вида на жительство. Зачем ей это надо? Я не знаю. Ее словаря не хватает, чтобы толково перевести эту потребность с итальянского на русский.

Общество Ежедневник Стиль жизни Сохранить как... Русско-Итальянский словарь