Новости

25.03.2014 00:45
Рубрика: Экономика

Акции как оружие

В России сложно привлечь к ответственности недобросовестных миноритариев
Недавно на совещании у председателя правительства Дмитрия Медведева обсуждались поправки в Гражданский кодекс, которые определяют критерии аффилированности компаний. Этот вопрос часто возникает в корпоративных спорах, когда конфликт интересов разных сторон приводит к тому, что заинтересованные мажоритарные акционеры не голосуют, а финальный результат (будет заключена сделка или нет) зависит от миноритариев. По мнению разных экспертов, действующие критерии аффилированности являются устаревшими, а значит, пора их менять.

Сегодня список аффилированных лиц закрытый и достаточно узкий. Например, таковыми являются владельцы (бенефициары) компании, члены совета директоров (наблюдательного совета), те, кому непосредственно принадлежит более 20% компании, и т. д. Поправки в закон предлагают указать в качестве аффилированных лиц гораздо больший круг субъектов, дать акционерам возможность контролировать больше сделок (например, между компанией и ее "дочерними" структурами) и предоставить судам право самостоятельно устанавливать иных аффилированных лиц в конкретной сделке.

Крупный бизнес выступал и выступает против расширения прав миноритарных акционеров, так как это может вылиться в дополнительные проблемы при принятии важных корпоративных решений. В частности, расширение круга аффилированных лиц способно навредить крупным корпорациям и холдингам, потому что огромное количество поступающей информации будет дезориентировать акционеров, вводить их в заблуждение и в итоге приводить к бюрократическим задержкам при голосовании за ту или иную сделку. Более того, представители бизнеса заявляют о том, что расширение круга аффилированных лиц может привести к безвыходным ситуациям, когда планируемая сделка не будет одобрена, но и не будет отвергнута акционерами. При этом роль представителей совета директоров в процессе принятия решений заметно снизится. Также бизнес боится недобросовестных миноритариев, которые, пользуясь своим правом, будут угрожать заблокировать или полностью приостановить сделку в случае, если компания не выполнит какие-либо их требования или не пойдет на какие-то уступки. В этом случае речь уже идет о корпоративном шантаже. Известны случаи, когда одна из сторон сделки, неуверенная в конечном результате, заранее вводила в список акционеров "своих людей" для того, чтобы в случае "непредвиденных обстоятельств" сделку можно было оспорить в суде. Поэтому с указанными аргументами трудно не согласиться.

В итоге минэкономразвития разрешило уменьшить предлагаемые расширения понятия аффилированности. В частности, ведомство решило, что акционеры не будут контролировать сделки компании со своими "дочками", а родственники членов СД и наблюдательного совета не будут относиться к аффилированным лицам.

Госрегулирование корпоративных отношений всегда было крайне спорным вопросом, так как законодателю и судам приходится лавировать между возможностью соблюдения интересов миноритариев, с одной стороны, и необходимостью защиты интересов компании и мажоритарных акционеров с другой. Если законодательство дает миноритариям больший контроль над сделками и решениями компании, а также больше возможностей по блокированию действий крупных акционеров, бизнес (особенно крупный) начинает серьезно страдать от злоупотребления этими правами. В частности, в этом случае широко проявляется такое понятие как greenmail, хорошо известное в США, но набирающее обороты и в России. Оно сводится к тому, что миноритарий требует у крупных акционеров или общества выкупить свои акции по завышенной цене (иногда в десятки раз) и направляет все свои силы и возможности для блокирования решений общества, инициирует всевозможные проверки (налоговые, ЦБ, прокуратуры, ФМС и т. п.), оспаривает важные для компании сделки и т. д. Все это направлено на то, чтобы компании было выгоднее выкупить указанный миноритарный пакет по цене, намного превышающей его рыночную стоимость, избежав при этом огромных расходов и финансовых потерь, а также судебной волокиты.

Вопрос аффилированности в этом случае является одним из самых провокационных. С одной стороны, узкий перечень аффилированных лиц позволяет манипулировать законом и принимать решения, не учитывая интересы миноритариев. С другой стороны, обсуждаемые поправки могут многократно расширить возможности миноритариев в вопросе оспаривания сделок и блокирования решений. К тому же для крупных компаний проведение голосования на общем собрании вопрос сложный и достаточно затратный. Каждый раз при заключении сделки взаимодействовать с сотнями или тысячами акционеров довольно сложно. Если почти все сделки компании так или иначе будут подпадать под критерии аффилированности, то вся деятельность предприятий может быть застопорена многочисленными корпоративными процедурами, судами и голосованиями.

К сожалению, в России проблематично привлечь к ответственности недобросовестных миноритариев. Позиция судов скорее состоит в обеспечении прав и интересов миноритариев и не защищает компании от greenmail в должной мере. Причины просты: сложный вопрос доказывания, мизерные взыскания. Именно этим, а также технической сложностью одобрения большого числа сделок обусловлено недовольство бизнеса предлагаемыми изменениями.

Экономика Финансы Фондовый рынок
Добавьте RG.RU 
в избранные источники