20idei_media20
    27.03.2014 23:23
    Рубрика:

    Вышла в свет книга Анатолия Юркова "Три покушения на Байкал"

    С Анатолием Юрковым беседуют коллеги-журналисты.

    - Ты уверен, что твоя книга понравится всем читателям?

    Он пожимает плечами:

    - Тем, кто ее прочитает, думаю - да.

    - Не чересчур ли самонадеянно?

    - Честно говоря, очень радуюсь, что книга вышла. И за себя тоже. Но дело не во мне.

    Байкал велик, его от глаз людских простынкой не спрячешь, глубок и студен. Творец, который его создал, глядел на многие миллионы лет вперед. Он предугадал, что жизнь на Земле будет развиваться так, что однажды станет разумной. А та, разумная, сама себя поставит перед катастрофой.

    - И тогда ты встал на его защиту?

    - Первый, кто обратил меня в свою байкальскую веру, был Владимир Чивилихин, писатель и истовый патриот Байкала. А профессором в этой учебе стал Григорий Иванович Галазий, фронтовик и тогдашний директор Лимнологического института Сибирского отделения Академии наук СССР. С их помощью я привел в "Комсомольскую правду", где в те годы работал, таких защитников Байкала, которые сами "повелевали" природой, знали ее законы и могли выиграть любую войну. Портреты их мы напечатали в моей книжке.

    - И что тебя больше всего поразило в этом знании?

    - Некий механизм, который управляет Байкалом лучше, эффективнее тысяч советов министров, по программе, заложенной в него миллионы лет назад, - столько же она работает без сбоев и, естественно, без ремонтов.

    - Объясни, пожалуйста, подробнее.

    - Хорошо. Вода. Известно, что в Байкал впадает триста с небольшим рек и речек. Все вместе (плюс атмосферные осадки) они приносят Байкалу 60 кубических километров воды (чуть больше или чуть меньше) в год. Река Ангара, единственная, которая из него вытекает, забирает 60 кубических километров в год (чуть больше или чуть меньше, смотря по тому, какой был год, засушливый или наоборот). В озеро 60 кубокилометров - из озера столько же. Из года в год, из столетия в столетие... Вечный двигатель. В нем все учтено и все сбалансировано, даже высота озера над уровнем океана - 455 метров.

    Однажды, после очередной публикации по байкальским проблемам в "Российской газете", я крепко задумался: а не увлекся ли я фарсом по имени "сказка про белого бычка"? В Байкальск вбухивают большие миллионы на усовершенствование системы очистки стоков, деньги берут из нашего кармана под видом налогов и сливают с того конца сточной трубы растворенными в нечистотах прямо в Байкал. Таким образом, выходит, что мы же и помогаем его загрязнять. За что я борюсь, с кем тягаюсь - с самим собой?

    Бесперспективность работы, выступавшая все выпуклее и очевиднее, не оставляла места оптимизму и вере во власть.

    - Во власть вообще или во властные фигуры конкретно?

    - И то и другое. Прав ли я в данном конкретном случае? Сумма информации по байкальской проблеме, которую я пропустил через себя за полвека, и моя перемоловшая эпоху память выдали мне ответ: пора идти ва-банк. Сказать все, что наболело, и про нынешнюю власть, которой я, безусловно, симпатизирую и в которую верю, но которая в байкальской ситуации ведет себя нисколько не лучше вчерашней, скажем так, старчески-режимной.

    - Ты хочешь сказать, что если бы сегодня президентом был такой человек, как Ельцин, то байкальская проблема...

    - Не хочу говорить о том, каким президентом был Б.Н. Ельцин. Об этом написаны тонны "гроссбухов". Но вот помню... По случаю, я попал на одно "закрытое" рыборазводное предприятие в Подмосковье, где в системе трех озер при крупной ТЭЦ, на относительно теплой воде в громадных садках содержались российские рыбы из Красной Книги России. Вплоть до байкальского осетра. Я не поверил: байкальский осетр стал в великом озере штучным обитателем; в Селенге, когда он идет на нерест, сейчас половозрелых особей насчитывают меньше ста штук.

    - Откуда они здесь? - спрашиваю у мужиков-рыбоводов.

    Бригадир , известный в Подмосковье ихтиолог, взял меня под локоток и вывел по мосткам почти на середину озера:

    - К нам эту пару байкальских осетров привезла охрана Бориса Николаевича Ельцина.

    - То есть?

    - Эту пару он подарил одному из глав государств после поездки с ним на Байкал.

    - А как она у вас-то оказалась?

    - Охране президента кем-то из ближайшего окружения Бориса Николаевича было дано задание: пусть пара рыбин, эндемичного подвида сибирско-байкальского осетра, исчезнет накануне окончания визита. Может, даже и помрет от невыносимых условий существования в неволе. Перезимовали благополучно. Лучше, чем пенсионеры в те годы.

    - Живуч ли этот принцип?

    - К сожалению, живуч. Путин со своей командой развернули страну по азимуту благополучия и собирания профуканных Ельциным земель - а вон какой вой поднялся.

    - Имеешь в виду Крым?

    - И Крым тоже. Но я все о Байкале. Путин почти десять лет искал выход из байкальского тупика. Испробовал все доступные варианты спасения. Пока, вслед за приговором "Дамокловой трубе", не пришел к выводу: мы можем десять, сто заводов по выработке целлюлозы построить заново; но ни одного Байкала ни за какие деньги нам нигде не построить.

    Так и Крым. Ельцин, когда делили СССР на троих, мог взять исконно российский полуостров, не снимая перчаток. Вот уже триста лет Крым ничьим другим не был. И Европа, и США промолчали бы под аплодисменты: им важно было уничтожить великого конкурента - СССР. Идиктовать нам, разбежавшимся и ослабшим, свою волю. И при чем тут Крым?

    Путин, оказалось, может быть покладистым. Но и крутым, когда дело касается истинно коренных российских ценностей.

    Как Байкал. Как Крым...

    Поделиться: