Новости

02.04.2014 00:51
Рубрика: Власть

Неважно, какого цвета твой паспорт

К 1 мая 2014 года Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) должна представить президентам России, Беларуси и Казахстана главный интеграционный документ - договор о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС), который должен заработать с 1 января 2015 года. Какая роль отводится Союзному государству в условиях формирования нового союза? Что вошло в договор, появится ли единая валюта? Об этом "СОЮЗу" рассказала министр по основным направлениям интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии Татьяна Валовая.

Татьяна Дмитриевна, какова степень готовности договора о создании Евразийского экономического союза?

Татьяна Валовая: Договор находится в высокой степени готовности, но есть несколько моментов, которые нам предстоит обсудить. Была проделана очень сложная экспертная работа. Мы смогли кодифицировать и подвести к единому знаменателю более 100 международных договоров. Базовый документ, в соответствии с решениями президентов России, Беларуси и Казахстана, должен быть представлен к 1 мая 2014 года. Этот год проходит под знаком 20-летия Евразийского проекта. В марте 1994 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев выступил в МГУ, где предложил создать Евразийский союз государств. Тогда большинство стран СНГ отнеслось к этой инициативе, мягко говоря, прохладно. Никто не верил, что на волне "эйфории суверенитетов" есть смысл говорить о какой-то серьезной интеграции. Тем не менее идея пробила себе жизнь и была поддержана Россией и Беларусью.

Получается, что первый проект двадцатилетней интеграции - это Союзное государство?

Татьяна Валовая: Когда в 1996 году задумывалось Союзное государство, не было четкого понимания, что это будет - международная организация? Конфедерация? Интеграционная структура? После распада СССР и создания СНГ шел процесс усиления двусторонних связей России и Белоруссии.

Изначально было принято решение создать политическое и экономическое сообщество в целях объединения материального и интеллектуального потенциала двух государств. В результате 2 апреля 1996 года был подписан Договор об образовании Сообщества России и Белоруссии. С тех пор 2 апреля отмечается как День единения народов Беларуси и России. Через год появился Устав и был подписан Договор о Союзе Беларуси и России, и только спустя три года, в декабре 1999 года, состоялось подписание Договора о создании именно Союзного государства. Причем на тот момент Договор четких вещей не отражал. В нем было оговорено, что надо подписать некий конституционный акт, который до сих пор не подписан. Сегодня я не уверена, что есть необходимость его в таком виде подписывать, потому что мы сегодня уже более четко видим контуры и содержание интеграционных процессов.

Как вы считаете, за 18 лет Союзное государство состоялось? Как вы оцениваете его работу?

Татьяна Валовая: Союзное государство в высокой степени не только экономической, но и внешнеполитической, гуманитарной и социальной, безусловно, состоялось. Мне кажется, что за эти 18 лет оно прошло путь от каких-то иллюзий у политиков и общественных групп до прагматичного осознания того, чем на деле может являться Союзное государство. Сегодня это очень хорошая и продвинутая модель взаимодействия двух государств, абсолютно независимых участников других интеграционных объединений. При этом имеющих степень связки в тех сферах, которых в других объединениях нет. Но это не мешает вступать в другие интеграционные структуры.

Я высоко оцениваю работу Союзного государства, оно - лидер постсоветской интеграции, особенно в таких сферах, как социальная и гуманитарная, не говоря уже о сфере внешнеполитической и оборонной. Задачей Союзного государства всегда было создание таких условий, при которых граждане одного государства, находясь в другом, не чувствовали бы себя иностранцами, и оно с этой задачей справилось. Между нашими странами нет границ, отсутствуют квоты на работу, есть необходимый набор медицинского и социального обеспечения, возможность получать образование в любой стране. Сегодня все это воспринимается как данность, но это огромное завоевание.

Союзное государство существенно сблизило Россию и Беларусь и облегчило образование новых интеграционных структур. Когда мы приступили к образованию Таможенного союза России, Беларуси и Казахстана и стали согласовывать единые тарифы между Россией и Беларусью, они уже были согласованы на 95 процентов. Большинство наработок Союзного государства перешло сейчас в формат "тройки".

Бытует мнение, что после подписания Договора о создании Евразийского экономического союза Союзное государство растворится в ЕАЭС, так ли это? Какая роль отводится Союзному государству в связи с формированием Евразийского союза?

Татьяна Валовая: Союзное государство было, есть и будет. Будущий Евразийский экономический союз и Союзное государство - не конкуренты, а взаимодополняющие дружественные структуры.

Я всегда привожу в пример процесс европейской интеграции. Строительство Евросоюза опиралось на шесть государств - ФРГ, Италию, Францию, Бельгию, Люксембург и Нидерланды. При этом три последние страны уже связывал Таможенный союз (Бенилюкс), а в рамках этой "тройки" существовала "двойка" - Бельгия и Люксембург, где с 1922 года был валютный союз, благодаря чему люксембуржцы пользовались бельгийским франком. По прошествии многих лет в Европе все поменялось. Есть новые интеграционные структуры, своя валюта - евро, а бельгийско-люксембургский союз продолжает существовать. Кстати, у России среди межправительственных комиссий есть комиссия по сотрудничеству именно с бельгийско-люксембургским союзом. У Союзного государства также есть своя ниша интеграционного взаимодействия. Я уверена, что формат "двойки" по-прежнему будет неким двигателем и примером для "тройки".

Мы создаем экономический союз и говорим о сфере экономической интеграции. Союзное государство ушло дальше того, на что сегодня ориентируются Таможенный союз и Единое экономическое пространство. Есть сферы, которые в рамках ЕАЭС мы не обсуждаем, - это внешняя, оборонная политика, ряд других. Союзное государство в значительной степени занимается межгосударственными союзными программами, социальными вопросами. Эту проблематику мы также не обсуждаем в ЕАЭС. Но нам интересен опыт решения вопросов пограничной политики, миграции, гуманитарного взаимодействия. Вот тут предстоит плотное сотрудничество.

А что сегодня не хватает Союзному государству, что бы вы пожелали в день его восемнадцатилетия?

Татьяна Валовая: Суть всегда в деталях. На мой взгляд, необходимо тщательно изучать потребности граждан, поскольку у нас различное медицинское обслуживание, социальное и пенсионное обеспечение. Из-за различий этих систем и возникают иногда вопросы. Важно, чтобы они своевременно регулировались, чтобы не было, например, так, когда в России идет пенсионная реформа, а в рамках Союзного государства за ней не поспевают. В результате образуются риски, что граждане Беларуси что-то от этого потеряют и наоборот.

Тема, которую мы сейчас активно обсуждаем в рамках трех государств, связана с рабочей силой. В России очень современное налоговое законодательство по подоходному налогу - единая шкала 13 процентов, но граждане Беларуси и Казахстана, если находятся в России менее 180 дней, платят 30 процентов. Поэтому логично, что если гражданин Беларуси или Казахстана поступает в России на работу по срочному контракту на срок более 180 дней или по бессрочному контракту, он должен платить 13 процентов. Пора это сделать в рамках России и Беларуси, где высока степень взаимоотношений. Эту тему мы уже обсуждаем "на троих".

Есть расхождения и в других сферах. Раньше в России для пенсионеров был бесплатный проезд - по пенсионному удостоверению. Сейчас для этого, например, в Москве надо иметь социальную карту. Естественно, что белорусский пенсионер, приезжающий в российскую столицу, такой карты не имеет, а следовательно, не может воспользоваться льготой.

Еще пример - билеты в музеи. Для россиян и иностранцев цена билета разная. Для белорусов, как граждан Союзного государства, она должна быть такой же, как и для россиян. На практике эта норма нарушается, цену на билет устанавливает директор музея. Порой частный музей просто не знает, что есть соответствующее письмо Министерства культуры, где рекомендовано устанавливать одинаковую цену для граждан Союзного государства. В результате белорус приходит в музей, а там табличка - для россиян цена такая-то, для иностранцев такая-то, а про белорусов вообще забыли, и им приходится покупать билеты, как иностранцам.

Есть немало житейских сюжетов, которые Союзному государству надо идентифицировать, потому что законодательство постоянно меняется. А вот инициировать многие полезные вещи должны не чиновники, а сами граждане. Потому что чиновник может и не подозревать, что такая проблема существует.

В качестве пожелания - более активно занимать ту нишу, которая есть у Союзного государства, а именно социальное и гуманитарное сотрудничество. Устранять проблемы, которые есть у граждан наших государств, когда они находятся друг у друга. Сделать все, чтобы россияне чувствовали себя в Беларуси абсолютно как дома и наоборот. Чтобы никто не интересовался цветом их паспорта.

Возвращаясь к договору о создании Евразийского экономического союза, хотелось бы уточнить, это будет экономический или еще и политический союз?

Татьяна Валовая: Здесь нет никакой дискуссии, это чисто экономический договор. Такова позиция России, Беларуси и Казахстана. В ЕЭК всегда исходили из того, что наша главная задача - экономическая интеграция, мы не должны мешать экономику с политикой. Для сотрудничества в других областях есть другие форматы. Одна из больших ошибок, которую в последнее время делал Европейский союз, - он упустил экономическую составляющую, увлекшись политическими вопросами. При этом необходимо понимать, что для решения чисто экономических вопросов тоже нужна политическая воля.

За два года была проделана большая работа, насколько сильно концепция договора поменялась, в новом документе есть решение по общей валюте?

Татьяна Валовая: В договоре ничего концептуально не поменялось. Все идет по плану, с учетом реальной ситуации в экономике и в мире. Наша задача - создать условия для функционирования четырех свобод: движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Эти четыре свободы отражены в договоре, многие идеи, которые на словах были яркими, после изложения официальным языком стали более прозаическими, но от этого не менее важными.

Тему единой валюты мы даже не обсуждаем, для этого нет экономической потребности. Первые попытки ввести единую валюту в Европе предпринимались в 70-80-е годы. Ничего тогда не получилось, так как не было экономической основы. Она появилась позже, с образованием единого внутреннего рынка, который и потребовал единой валюты. До того, по сути, в Европе роль такой валюты де-факто выполняла немецкая марка.

Когда мы смотрим на пример европейцев, то понимаем: прежде чем дальше обсуждать введение единой валюты, необходимо решить огромный блок вопросов. Поэтому нам необходимо строить единый внутренний рынок и создавать единое экономическое пространство. Это очень серьезные задачи.

Власть Работа власти Внешняя политика Международные организации Евразийский экономический союз (ЕАЭС) Отношения России и Беларуси Интеграция на постсоветском пространстве