Новости

07.04.2014 01:00

Сегодня на сайте "РГ" стартует V онлайн-фестиваль "Дубль дв@"

Сегодня в 15 часов по Москве на сайте "Российской газеты" стартует V фестиваль кино и театра "Дубль дв@", программы которого можно смотреть в любой точке мира, где есть Интернет. Почетный приз фестиваля "За выдающийся вклад в киноискусство" будет вручен народным артистам Глебу Панфилову и Инне Чуриковой, а зрители нашего фестиваля на всем его протяжении смогут смотреть фильм "Васса".

В этом творческом союзе выдающейся актрисы с мастером режиссуры были созданы фильмы, ставшие национальной классикой: "В огне брода нет", "Начало", "Прошу слова", "Тема", "Валентина", "Васса", "Мать", "В круге первом", "Без вины виноватые"... На сцене театра Ленком огромным успехом пользовался поставленный Панфиловым "Гамлет", сейчас в репертуаре "Аквитанская львица" - в обоих спектаклях центральные роли играет Инна Чурикова...

Самые первые фильмы Панфилова мало кому известны: он снял их сначала на любительской киностудии Уральского политехнического института, затем на Свердловском телевидении. Один из них решил судьбу сразу двух впоследствии знаменитых мастеров кино: в 20-минутной игровой драме "Дело Курта Клаузевица" Панфилов впервые открыл для кинематографа актера Свердловского театра драмы Анатолия Солоницына, и, увидев эту картину, актера немедленно пригласил на роль Рублева Андрей Тарковский. А для Глеба Панфилова этот фильм стал лучшей рекомендацией при поступлении на Высшие режиссерские курсы.

Его дебют сразу заставил и критику и зрителей обратить внимание на новое имя: это был фильм "В огне брода нет", предложивший более чем нестандартный взгляд на события Гражданской войны. На главную роль талантливой художницы из народа молодой режиссер пригласил Инну Чурикову - и хотя она уже появилась в эпизодах нескольких фильмов, настоящим, сенсационным дебютом для нее стала именно Таня Теткина - резкая и нежная, неуверенная в себе, но уверенная в своих принципах, тоскующая о настоящем чувстве и о настоящем деле.

А уж ее героиня из фильма "Начало" принесла актрисе всенародную любовь и международную славу: картина получила приз Венецианского кинофестиваля, а Чурикова стала популярнейшей из актрис. Для Глеба Панфилова этот фильм в какой-то степени был "пробой пера" к его главной мечте тех лет - картине о Жанне д'Арк. Чурикова была создана для этой роли, и, снимая историю про девушку с советской фабрики, которая попала на главную роль фильма о народной героини Франции, Панфилов как бы доказывал кинематографическому начальству, что такой фильм возможен и необходим в реальности: грех не использовать уникальный шанс! Но шанс был упущен: картину о Жанне д'Арк Панфилову снимать запретили. Остались фрагменты, эскизы к несостоявшемуся фильму - в "Начале". Картину эту можно считать частично биографической: в ней отразилось начало звездной судьбы самой Чуриковой, фильм стал признанием в любви к ней. И действительно, на съемках "Начала" творческий союз стал семейным.

Фредерик Миттеран, министр культуры Франции и племянник ее экс-президента, посмотрев "Начало", сказал Панфилову: "Дорогой Глеб, делая этот "эскиз", вы сняли замечательный современный фильм о Жанне д'Арк, равного которому я не видел! Не надо о ней снимать отдельный фильм - вы уже его сделали, и так, как никто больше". Во Франции эта картина в Киномузее, ее там очень чтут и много пишут о том, как Инна сыграла Жанну д'Арк.

В чем сила, в чем родственность талантов двух больших художников? Оба - личности, масштаб которых всегда просвечивает через любые сюжеты и роли. Эта крупность, эта мудрая несуетность сообщают всему, что они делают в искусстве, ту основательность и прочность, которые сразу выделяют их фильмы из сонма однодневок: "в них дышит почва и судьба".

И сразу отлетают такие мотыльковые категории, как мода, или, как сказали бы теоретики кино, "тренд". Тренд здесь один: твердость убеждений и, несмотря ни на что, незыблемая вера в человеческую совесть, способную управлять нашими решениями и поступками. В этом мастера наследуют лучшим традициям русского искусства. Оба умеют ценить настоящую драматургию: почти половина фильмов Панфилова создана по пьесам Горького, Островского, Вампилова. Оба художника категорически отрицают "черно-белый" мир: в их фильмах человек многоцветен, всегда полон сомнений, в нем всегда идет нескончаемая борьба добра и зла, ему всегда нужно принимать трудные решения. Панфилов и Чурикова не просто "кино снимают" - они предлагают нам свои версии человека и эпохи, находят и делают видимыми потаенные связи между прошлым и настоящим.

Так уже в "Начале" обнаруживалась родственность фигур совсем уж разделенных безднами времен и расстояний - советской фабричной девчонки и народной героини Франции. В большом двухсерийном, но пролетавшем как счастливый миг фильме "Прошу слова", Чурикова сыграла мэра большого города, протянув нить от героини Марецкой в давнем фильме "Член правительства". Но публицистика старой картины и ее революционный пафос волшебным образом претворились в размышления о тех психологических изменениях, которые производит с человеком доставшаяся ему большая власть - если человек своим масштабом ей не соразмерен. Мэр Уварова изо всех сих старается соответствовать своему посту, она внутренне честна, она хочет как лучше, но, по бессмертному слову Виктора Черномырдина, неизменно получалось как всегда. Идея фильма началась с подсмотренного в жизни драматического случая: одна руководящая женщина, только что похоронив сына, как ни в чем не бывало пришла на работу. И этот будничный подвиг заставил автора картины всерьез переосмыслить то, чем Россия всегда безоговорочно гордилась: железобетонность натур, их несокрушимость, их стойкость, граничащую с утратой чего-то важного и человеческого. При этом фильм избегал четко сформулированных выводов, доверяя итоги размышлений самим зрителям: кто хотел восхищаться такой натурой - восхищался, но чуткий зритель понимал, к каким катастрофам может привести нарастание в человеке вот такой душевной коросты.

Еще более острую проблему поднимал фильм "Тема" - в нем впервые в нашем кино заговорили о запретной теме эмиграции. И вновь крупность характеров обеспечили большие артисты: Инна Чурикова и Михаил Ульянов в роли властителя душ - писателя, болезненно ощущающего никчемность всего сделанного за длинную жизнь.

Человек, чья юность прошла в городе, где оборвался жизненный путь семьи последнего русского императора, не мог пройти и мимо этой трагедии, мимо факта расчеловечивания человека, который громом отозвался в судьбах страны и мира. Как мне рассказывал Глеб Панфилов, он студентом часто ходил мимо печально знаменитого Ипатьевского дома и даже пытался проникнуть внутрь, видел сквозь пустые глазницы окон стены подвала, где, казалось ему, еще хранились следы пуль и, возможно, крови. Все это давало обильную пищу воображению, засело в душе и в конце концов реализовалось в большом эпическом полотне "Романовы. Венценосная семья", где режиссер пытался объяснить самому себе причины столь мгновенного и трагический распада незыблемой, казалось, империи. Тем более, что вот такой стремительный распад  сменяющих друг друга империй в России становился традицией: страна словно вертится в беличьем колесе истории.

На роль выросшей в Англии императрицы Александры Федоровны Панфилов пригласил прекрасную британскую актрису Линду Белинхем, но озвучила ее на русском языке Инна Чурикова. Подошла к этой закадровой роли, как всегда, необыкновенно серьезно: как рассказывал Панфилов, она первым делом захотела познакомиться с англичанкой, которая говорит по-русски. На филфаке МГУ была найдена аспирантка из Великобритании, ей дали текст роли и попросили прочитать. Чурикова прослушала запись - и поняла, какой акцент должен быть у русскоговорящей англичанки. И никто из видевших фильм, не заподозрил, что Линда Белинхем говорит не своим голосом - это была еще одна виртуозная работа Чуриковой, звезды, которая не погнушалась остаться за кадром и обогатить своим мастерством образ, созданный другой актрисой. Искусство требует невидимых зрителю жертв.

В нашем новом кино, переживающем период болезненной ломки, сейчас много суеты, и Панфилов, человек основательный, в ней не участвует. И Чурикова слишком яркая актриса, чтобы вписаться в ряд сериальных героинь, которых публика постоянно путает друг с другом. И, конечно, это беда для всех нас, что большие мастера нашему кинематографу, похоже, сегодня не очень нужны. Нужны зрителям, но как раз со зрителем у нашего кино случилась затянувшаяся размолвка.

- Слава богу, что существует театр, - сказал мне по этому поводу Глеб Панфилов. - Инна никогда не прекращала работать в театре. Да и я пришел в театр, потому что здесь есть возможность работать. Сегодня "Аквитанская львица" прошла в сто четвертый раз, не теряя качества! Это значит, наша внутренняя связь со зрителями не утрачена.

Это ценнейшее человеческое качество: в любых обстоятельствах сохранять философскую конструктивность суждений и негасимый творческий запал. В огне брода нет.