Новости

07.04.2014 23:09
Рубрика: Культура

Смерть чиновника

Фильм Ильи Демичева "Какраки" в конкурсе "Дубль дв@"
Наш фестиваль в основе своей полемичен. Суть полемики в том, что публика любит одно кино, критика - другое. Так вот, мы в данном вопросе с публикой, и наш фестиваль - зрительский, и главный его приз - Приз зрительских симпатий.

Полемично и включение в конкурс комедии "Какраки" дебютанта Ильи Демичева, вызывающей у некоторых коллег по критическому цеху чувства, близкие к ненависти. С моей же точки зрения - фильм интереснейший. В этом разнобое уже наметилась любопытная закономерность.

В таких случаях говорят: время рассудит. Однажды уже рассудило. Подобный же разнобой случился по поводу фильма Андрея Звягинцева "Возвращение" - критиков само приглашение его в Венецию привело в ярость. Они картину оценили кисло - и поразились, когда в Венеции ей дали двух Золотых львов, а потом несчетное число призов по всему свету. Разгадка была проста: в этом кино талант не только режиссерский, но и человеческий. Талант понимать и сочувствовать. А в нашей критике, оказалось, проблема с критериями.

"Какраки" тоже были приглашены в одну из программ Венецианского фестиваля - в нашей прессе по этому поводу раздавалось раздраженное пыхтение. Оно было слышно и в решениях жюри Выборгского кинофестиваля, в котором участвовали "Какраки": слона там предпочли не заметить. Талант сочувствия и понимания - главный талант фильма, но он у нас объявлен качеством советским и старомодным.

О фильме. Это смешная и грустная история о простом российском чиновнике, который променял свою ухоженную жизнь на запоздалую мальчишескую страсть к юной студентке. До того у него была одна страсть - обувь. Хорошие башмаки - чтобы из крокодила или змеи. И вот появилась вторая - уже настоящая. За такую можно пойти на что угодно. На что пошел герой - рассказывать не стану. Но пошел он с серьезными последствиями. Во всяком случае, у него впервые появилось время и желание прочитать Гоголя.

Гоголь витает над фильмом с самого начала. Картина и начинается кинохроникой, снятой - не пугайтесь! - в 1852 году, почти за сорок лет до изобретения синематографа. На поцарапанных кадрах - похороны Гоголя. А потом - словно сам Башмачкин перенесся сквозь время, принял облик артиста Ефремова и вселился в комфортабельную квартиру с ЖК-панелями, женой и сыном. Он уже не такой мелкий чиновник, и уж вовсе не жалкий - все-таки XXI век! И на совещание у шефа может опоздать, и страсть к обуви с шефом разделить. Но тоска о чем-то настоящем в нем иногда пробуждается - совсем как у Гоголя. Илья Демичев, режиссер, называет это драмой нереализованных людей. Такие были, есть и будут. И даже красивая студентка Михалу Михалычу явилась отнюдь не как предмет сексуального вожделения. 99% режиссеров дали бы тут пару-тройку постельных сцен. Но Демичев выстраивает свое кино как "шепот, робкое дыханье", явно не опасаясь прослыть старомодным. Любовные фантазии героя не взлетят выше омаров, которыми он в безумном порыве угостит любимую, и которые дали название фильму - ибо они "почти как раки". Это для него не любовь даже - это некое озарение, которое вдруг открыло ему: жизнь давно уже пошла не так и мчится в тупик.

В конце концов, гоголевский Башмачкин в свою шинель ведь тоже не только укутывался. Он с ней спал - но не в том смысле, в каком принято думать. Он с ней нянчился, как с любимой дитятей.

Развитая система литературных ассоциаций тщательно обдумана автором. Это, при всей потенциальной кассовости, авторское кино. В нем много смысловых слоев: кто-то будет счастлив, ограничившись фабульным, кто-то поиграет в интеллектуальную игру "раскуси героя", а кого-то больно кольнет мысль, что ничего в нас с гоголевских времен не изменилось.

В режиссуре дебютанта Ильи Демичева чувствуется уверенная рука. Фильм внимателен к деталям и оттого фактурен, его время не спутаешь ни с каким другим. Он по-своему смел: уверенно отсекает все соблазны быть модно зашифрованным, или модно сексуальным, или модно чернушным. Эта свобода от модных поветрий придает ему, при всей его современности, черты вневременной сказки, которая ложь, да в ней намек. Сюжет строится чуть слишком прагматично для современной моды. Автор точно знает, что он хочет сказать, и знает, что ему для этого нужно. В союзники себе берет высоких профессионалов: оператора Михаила Аграновича, композитора Эдуарда Артемьева...

И вот еще редкость: он умеет работать с актерами. При всей бенефисности работ Михаила Ефремова, Сергея Колтакова, Натальи Вдовиной, Елены Сафоновой, даже "эпизодников" Татьяны Кравченко и Сергея Газарова, это ансамблевый фильм, где нет персонажей, которые тут же выскользнут из памяти. Особо - об Ольге Сун в роли Насти. Ее нежной красоты совершенно достаточно, чтобы объяснить случившуюся с Михалом Михалычем напасть. Но при этом ясно, что девушка из провинции, еще не обтесалась, не обрела столичный лоск и на прекрасную принцессу не тянет. В том и прелесть, и мерцательность образа: мы ее видим глазами влюбленного Акакия Акакиевича то есть Михала Михалыча - а реальность то и дело сбивает полет воображения. Каждый миг назревающего мезальянса смотрится щемяще неловко - ощущение, важное для фильма. Рванул наш герой к свободе, к свету - а уж поздно. Тут не просто возраст ушел - тут жизнь просвистела мимо.

В таких обстоятельствах герои русской классики обычно помирают. Фильм верен этой оптимистичной литературной традиции. Шинель-принцессу у Акакия Михалыча, конечно, отнимут. Дальше см. у Гоголя.

Сценарий фильма написан самим режиссером. Автор и здесь отважен: пользуется нормальным литературным языком. Так не говорят на улице - так говорят в хорошей пьесе. От этого даже ощущение новаторства: язык не замусорен бытовухой! В нем появилась авторская интонация - ирония, азарт, сожаление, сочувствие, сарказм, горечь. Из бытовых диалогов выкристаллизовываются мысли, которыми переболел персонаж. Стихи, понимаете ли, читают. Обсуждаются концепции жизни - настоящей или суррогатной. Сама жизнь свертывается в только миг между прошлым и будущим: ее, оказывается, легко упустить.

Ясно, что дебютант Демичев снял эту картину не только потому, что очень хочет прославиться как режиссер. Но и потому, что ему нужно выговориться. Его язык - пластика образов, волшебство их изменений. Его инструмент - в частности, Михаил Ефремов, сыгравший здесь одну из лучших своих ролей (жюри в Выборге прошло мимо - но это говорит только о жюри). Ефремову есть что играть. Причем не по долгу службы - чувствуется, что хорошего актера чем-то так зацепило, как раньше с ним не случалось.

Все это редкие качества в нашем новом кино: крепкий профессиональный уровень плюс талант видеть, сочувствовать, думать, рассказывать. Эти качества из наших дебютантов явили очень немногие.

Культура Кино и ТВ Наше кино Кинофестиваль "Дубль дв@" Кино и театр с Валерием Кичиным
Добавьте RG.RU 
в избранные источники