Новости

03.04.2014 00:20
Рубрика: Общество

Проблема не в наркотиках

В московских клиниках появятся онкопсихологи
Заболеваемость злокачественными опухолями оказалась в столице в последнее время как никогда на слуху. С одной стороны, внимание подогрел скандал, вызванный самоубийством контр-адмирала Вячеслава Апанасенко, семья которого столкнулась с проблемой получения обезболивающих препаратов. С другой - объективная ситуация, при которой онкология в городе остается среди причин смертности на втором месте после сердечно-сосудистых заболеваний.

Чтобы честно рассказать о реально существующих в городе проблемах и их решении, и собрал вчера Леонид Печатников, заммэра Москвы по социальному развитию за "круглым столом" в Белом зале мэрии онкологов, представителей общественных фондов, просто москвичей, знающих о беде не понаслышке, и журналистов.

Главный онколог Москвы главный врач городской клинической больницы N 62 Анатолий Махсон привел несколько цифр. За минувший год злокачественные опухоли впервые выявлены у 39 248 горожан. Умерло от них - 18 310. Умерли в течение года после обнаружения заболевания - 7301.

- Вот этот показатель - одногодичной летальности - очень важен, - говорит Анатолий Нахимович. - Разница между ним и общей смертностью свидетельствует о раннем выявлении опухолей. Раньше выявишь - больше шансов на выздоровление. Чем более запущена болезнь, тем дороже и сложнее лечение.

Именно раннее выявление помогает Москве в снижении смертности: если в 2009 году она составляла 195,8 на 100 тысяч человек, то в 2013-м - уже 173,4. А вот заболеваемость, увы, растет: за этот же период - с 361,3 на 100 тысяч до 371,7. Впрочем, как и в Европе и во всем мире. Совпадает с общемировыми и большая часть других московских тенденций в онкологии, что, по мнению Леонида Печатникова, вполне объяснимо. Ведь Москва тратит сейчас на здравоохранение лишь немногим меньше, чем другие столицы - 9% от своего ВВП, в то время как Европа - 10-11%. На оснащенность онкологической службы столица за 2013 год израсходовала 4,5 млрд руб., что позволило сделать ее лучшей в России. Еще недавно в городе был один диспансер, то есть поликлиника и стационар, работающие с больным от установки диагноза до выздоровления, теперь их пять. Да и лекарствами москвичи обеспечены, по словам Махсона, в 4 раза лучше, чем жители Санкт-Петербурга, и в 6 раз лучше, чем в Казани. Отчего же тогда они волнуются? "Дело в том, что при выписке обезболивающих наркопрепаратов столкнулись врачи, отстаивающие интересы больного, и наркополицейские, которые не дают распространиться наркомании, - рассказал Печатников. - В результате процесс получения лекарств настолько заформализован, что больному преодолеть его крайне сложно. Проблема известна давно, но скоро, похоже, она решится: в Госдуму внесен проект закона, который упростит получение обезболивающих по жизненным показаниям. Для этого предлагается продлить действие рецептов до 30 дней, а также увеличить количество выдаваемых по ним препаратов.

Проще будет купить лекарства и в аптеке. Сейчас это сложно не потому, что кто-то запретил торговлю ими, а владельцы аптек сами не хотят заниматься ею: "Товар копеечный, а надо получать разрешение, оборудовать специальные комнаты для его хранения с сейфами и охраной, значит, вкладывать деньги", - говорит заммэра. Поэтому им торгуют всего 76 аптек что на Москву - мизер. Печатников поручил департаменту здравоохранения потребовать от собственников аптек сделать обезболивающие более доступными и даже, если потребуется, пересмотреть для этого лицензии.

Очевидной, по словам специалистов-онкологов, стала в последнее время и потребность в психологической поддержке онкобольных и их родственников. Дело в том, что само развитие этой болезни, говорила руководитель психотерапевтической клиники Наталья Ривкина, для половины пациентов чревато депрессией: "И не только у нас. Как показывают западные исследования, даже там, где больные снабжены всем необходимым, 44% из них обращаются с просьбой об эвтаназии под влиянием реактивной депрессии". Возникают расстройства под влиянием обреченности, испытываемой большинством онкобольных даже спустя 15 лет после выздоровления. И первые онкопсихологи в Москве уже появились - в той же горбольнице N 62. "Будем предусматривать их и в штате других клиник", - заявил Печатников.

Самое же большое достояние столицы, по мнению участников "круглого с стола", - 8 хосписов, взявших на себя заботу о тех, кого уже не вылечить, но еще можно обеспечить достойный уровень жизни. В них всего 240 коек. Город планирует построить еще на 840 мест. Больше, напомнила жесткую правду сопредседатель Попечительского совета Благотворительного фонда помощи хосписам "Вера" Ингеборга Дапкунайте, и не надо, так как больные там долго не задерживаются. А Леонид Печатников добавил: "Я убежден - по возможности человек должен умирать дома, в кругу семьи. Если, безусловно, у нее есть возможность помогать ему". Собственно, такой выбор и делают 40 москвичей из 100, умирающих от рака. А вот к эвтаназии, распространенной на Западе, доктор Печатников относится резко отрицательно. "Я уверен, врач не имеет права ни при каких обстоятельствах принимать участие в лишении человека жизни, - сказал он. - Хотя бы в силу избранной им профессии".

Общество Здоровье Филиалы РГ Столица ЦФО Москва Онкология: как победить рак