Новости

10.04.2014 06:50
Рубрика: Культура

Тенор Дмитрий Корчак выступит в Москве

Дмитрий Корчак - о новой программе и опасностях для молодых певцов
14 апреля в зале имени Чайковского новую программу представит тенор Дмитрий Корчак. Он работал в "Новой опере", сегодня живет в Австрии и поет в лучших театрах мира; в его репертуаре - оперы Бизе, Россини, Пуччини, Доницетти, Верди. На этот раз маэстро представит русскую духовную музыку - сочинения Рахманинова, Чеснокова, Львова - и русские народные песни; в концерте участвует Хор Академии хорового искусства. А полторы недели спустя Корчак выйдет на сцену Московского академического музыкального театра, где 26 апреля исполнит заглавную партию в опере "Вертер" Массне. О том, как родились оба эти замысла, всемирно известный певец рассказал в интервью "Российской газете".

Дмитрий, как возник замысел вашей новой программы?

Дмитрий Корчак: Я с трепетом вспоминаю учебные годы в Московском хоровом училище и Академии хорового искусства. Мы имели редкую возможность общаться с великими музыкантами, преподавателями, учиться и выступать с самыми знаменитыми артистами. До сих пор мои отношения с нашим хором и руководством Академии - самые теплые. В прошлом году у нас возникло обоюдное желание запечатлеть в записи часть репертуара из эпохи нашего студенчества и многочисленных турне. Оказалось, нет почти ни одной моей записи с хором, а те, которые есть, не слишком показательны - я только начинал петь. В основу концерта легла программа, записанная на диске, выходящем вскоре на фирме Sony Classical. Запись сделана в новой студии Академии хорового искусства, оборудованной самыми последними технологиями. В записи участвует хор Академии - хор, где я сам учился много лет. Сегодня им руководит талантливый хормейстер Алексей Петров. Записали программу за 4 смены по 4 часа.

Она существенно отличается от вашего привычного репертуара. Как ее, по-вашему, примет публика?

Дмитрий Корчак: В программу включена русская духовная музыка и народные песни: эти произведения входят в репертуар любого высококлассного хорового коллектива. Это музыка, с которой я жил все учебные годы. И даже в советские времена запрета церквей наш руководитель - великий хормейстер Виктор Попов - не боялся исполнять духовную музыку. Правда, иногда церковный текст меняли на светский, как, например, с "Херувимской" Бортнянского, где мы пели про природу, птичек и солнце... Сам концерт состоится в первый день Страстной седмицы, перед праздником Светлой Пасхи. Эта дата предусматривает смирение и пост, что отражается и на выборе программы. Также это наше приношение любимому профессору Виктору Попову, который для всех ребят без исключения был музыкальным отцом - в этом году Академия отмечает его 80-летие. И он вряд ли желал бы траурного мероприятия в свою честь - он любил музыку и искусство; мы таким образом обязались исполнить его желание. Надеюсь, публика поймет и оценит это.

Вы также после 9-летнего перерыва участвуете в московском оперном спектакле. Как возникла эта идея? Видели ли вы прежде спектакль, в котором вам предстоит петь?

Дмитрий Корчак: Действительно, я давно не выходил в Москве на оперные сцены: времени крайне мало, для любой постановки требуется длительный репетиционный период. Идея возникла во время передачи Сати Спиваковой "Нескучная классика", гостями которой были Александр Титель и я. В ответ на вопрос ведущей, какие я партии хотел бы исполнить в будущем или повторить, я назвал партию Вертера в одноименной опере Массне. Александр Борисович моментально во время эфира не замедлил мне ее предложить, а я пожал ему руку и принял приглашение. Не скрою, с большим волнением жду этот спектакль. Причин много: и новая для меня сцена, и долгое отсутствие в оперных спектаклях в России. Сама партия требует большой работы и концентрации, это одна из самых ответственных и трудных в физическом и психологическом плане опер. Конечно, запись спектакля у меня есть, мы обсуждали детали с Александром Борисовичем, неожиданностей быть не должно. Но я попросил о возможности приехать заранее и приходить в театр репетировать с концертмейстером и режиссером. Сразу после концерта с хором я приступлю к репетициям "Вертера".

Много ли времени занимает переключение с одного амплуа на другое? Например, недавно в Лионе вы пели в постановке "Графа Ори" Россини - ничего общего с вашей новой программой.

Дмитрий Корчак: Некоторое время необходимо. Я никогда не пою одновременно партии разные по сути и техническому воплощению. Между "Графом Ори" и русской духовной музыкой - ничего общего, но спектакли в Лионе были в феврале, времени прошло достаточно. Труднее будет перестроиться с концерта на "Вертера", но и эти два выступления пройдут с разницей почти в две недели. Это поможет перестроиться голосу и голове. К сожалению, певцы по молодости соглашаются на все, что им предлагают, искупая это неизбежными вокальными проблемами. Я знаю, как сложно начинающим певцам правильно выбирать репертуар и насыщенность работы. Но об этом необходимо всегда думать и в любой ситуации петь исключительно своим голосом. Своим - естественным! Не поддаваться на чужие советы искусственно менять качество голоса, пытаясь попасть в стиль Россини или Верди. Если твой естественный, чистый, красивый голос убедителен технически и художественно, значит, репертуар тебе доступен без искусственных и неправильных усилий.

Постановка получила лестные отзывы критики и публики; согласны ли вы с мнением рецензента: "Лоран Пелли - режиссер, который умеет слышать музыку как мало кто"?

Дмитрий Корчак: Я давно знаком с Лораном - с постановки "Любовного напитка" в парижском театре Бастий. Эту возможность подарил мне выдающийся Жерар Мортье, в то время директор парижской оперы. Он поверил в меня - совсем молодого; с сожалением мы узнали недавно о его кончине после продолжительной болезни. Он до конца своих дней помогал мне. Эта постановка принесла Лорану очередную победу как режиссеру, ее мы затем повторяли и в лондонском Ковент-гарден. Лоран - потрясающий режиссер, популярность ему принесли прежде всего постановки комических опер. Он чуткий мастер, уделяет пристальное внимание деталям и самой музыке. Любая его постановка продиктована любовью и уважением к музыкальному материалу. Без сомнения могу подтвердить определяющие для режиссера слова: "умеет слышать музыку как мало кто" - это важно!

Одним из героев нашего прошлого разговора был Альберто Дзедда, о котором вы сказали: "Он рассказывает о Россини так, будто говорит о самом близком и любимом человеке". С тех пор мне посчастливилось убедиться в верности ваших слов. Есть ли сегодня дирижеры, до такой же степени преданные музыке в целом и конкретному композитору в частности?

Дмитрий Корчак: Конечно, но очень мало. Дирижер симфонического оркестра - хозяин, диктующий свои пожелания и условия внутри одного коллектива. Дирижер оперного спектакля - личность более зависимая от исполнителей, певцов, танцоров, режиссеров, самой постановки, театральных условностей и правил. В наше время все меньше времени дается дирижерам на встречи непосредственно с оркестром; такая ситуация заметна в репертуарных театрах, где новые спектакли каждый день. Вдобавок сегодня режиссеры приобретают главенствующую роль, чем часто пользуются в своем видении спектакля, игнорируя пожелания музыкантов или искажая сюжетную канву. Естественно, есть великие дирижеры, для которых музыка - все. Это Риккардо Мути, Зубин Мета, Лорин Маазель, Даниель Баренбойм, Кент Нагано и другие, может быть, менее знаменитые, но истинные профессионалы, преданные искусству. В прошлом году на фестивале Россини в Пезаро под управлением Альберто Дзедды была исполнена "Дева озера" с моим участием. В этом году я еду на фестиваль вновь - петь Маленькую торжественную мессу, дирижировать будет вновь маэстро Дзедда.

Он сказал также, что певцы из России, по его мнению, сегодня лучшие в мире. Правомочно ли такое утверждение?

Дмитрий Корчак: Если так считает Альберто Дзедда - без сомнений, у него есть основания. В России всегда были талантливые люди с прекрасными природными данными. Сегодня я вижу в любом театре поющих соотечественников. Причем не только в русском репертуаре. Наши ребята с успехом поют на лучших сценах мира самые трудные оперы бельканто, Россини, Верди, Вагнера. И даже барочный репертуар, в котором появляются контратенора, совсем редкие для нашей вокальной школы. Правда, многие из прекрасных российских певцов, прославляющих нашу страну за рубежом, совсем не известны дома. Наша публика потеряла из виду момент их становления, и мы должны сделать так, чтобы эти певцы хотели приезжать на родину и выискивали в своих графиках дни для выступлений в России.

Полтора года назад вы выступали на закрытии Зальцбургского фестиваля; оперой Римского-Корсакова "Моцарт и Сальери" дирижировал Марк Минковский. Как вам работалось с ним, учитывая то, что основной репертуар маэстро весьма далек от Римского-Корсакова?

Дмитрий Корчак: Мне повезло - моим Сальери был потрясающий бас Ильдар Абдразаков. Меня поначалу удивил выбор этой оперы: она короткая и была написана Римским-Корсаковым как проба пера в лейтмотивном составлении партитуры. В ней нет арий и дуэтов - сплошные речитативы. Встретившись с Минковским, зная его приверженность барокко, мне было интересно узнать, чем может закончиться наша авантюра. Я увидел, что Минковский прекрасно подготовился, знает наизусть партитуру и каждое слово Пушкина, по трагедии которого составлено либретто. Он нашел много новых оркестровых штрихов и нюансов, работа получилась невероятно интересной. Публика имела перед глазами перевод текста, и многие впервые узнали историю Моцарта и Сальери в версии Пушкина.

В течение одного из недавних сезонов вы выучили и спели семь новых партий. Возможно ли сохранять такой темп и теперь? Сколько у вас новых партий в сезон?

Дмитрий Корчак: Сегодня я учу также много нового, если и не семь опер в сезон, то три - стараюсь. Поддерживать такой темп меня заставляет невероятно оживленное развитие оперного рынка. Многие театры ставят редкие оперы, мало кто их может быстро выучить. Таким образом возникает возможность спеть музыку, не запетую никем прежде. К сожалению, часто выучиваешь такой материал лишь для одноразового исполнения. За десять лет международной карьеры в моем багаже накопилось более сорока пяти главных партий.

Какие из предстоящих работ вы назвали бы самыми долгожданными и почему? При нашей прошлой встрече вы ждали дебюта в "Риголетто", ждали "Пуритан" с Натали Дессей - эти события оправдали ваши ожидания?

Дмитрий Корчак: Да, "Риголетто" и "Пуритане" прошли с успехом, правда, без Натали Дессей: ей пришлось отказаться от постановки по состоянию здоровья. Но мы справились, и я с уверенностью могу сказать, что одолел одну из самых трудных партий в теноровом репертуаре. В скором будущем жду с нетерпением "Армиды" на россиниевском фестивале, "Искателей жемчуга" - новую постановку в Вене, "Дон Жуана" и "Севильского цирюльника" в Метрополитен-опера и, конечно же, "Онегина" в Венской опере с Анной Нетребко и Дмитрием Хворостовским.