Новости

11.04.2014 12:55
Рубрика: В мире

Колючая свобода

Первый массовый побег из фашистского концлагеря произошел в сербском Нише
Международный день освобождения узников фашистских концлагерей приурочен к дате 11 апреля 1945 года, когда заключенные Бухенвальда поднялись против гитлеровцев и вышли на свободу.

Тема восстаний в концлагерях еще ждет своего очень внимательного исследователя: историка, психолога, литератора. И летопись борьбы лагеря смерти "Красный крест" на территории Сербии - тому доказательство. Там произошел первый в истории немецких концлагерей побег заключенных: треть из решившихся на сопротивление - погибли, не преодолев ограды лагеря. Люди так и висели на колючей проволоке, после смерти помогая товарищам выйти на свободу…

У города Ниш, который находится почти у границы с Косово, свой счет с минувшим веком. В его исторической памяти, как шрамы, отпечатались главные трагедии 20-го столетия. На излете - Ниш бомбили американцы: обломки кассетных бомб до сих пор можно найти на чердаках. В начале - именно сюда (в Нише базировалось правительство) пришла весть о том, что Вена разрывает дипломатические отношения с Сербией. В июле 1914-го сербский террорист Гаврила Принцип, убив австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда, запустил маховик Первой мировой.

Концлагерь "Красный крест" - символизирует жизнь Ниша в середине века. Сегодня - это лужайка с вытоптанной малочисленными туристами травой, огороженная несколькими бараками и вышками охраны. С деятельностью уважаемой международной организации его название никак не связано. "Црвени Крст" - это всего лишь название городского района.

Местные старожилы жалуются: обычно тут безлюдно, у горожан Ниша есть более свежие раны, чем те, что нанесла Вторая мировая война. Таксист, который подвозил меня к мемориальному месту, всю дорогу с подробностями рассказывал, где в моменты натовских бомбардировок, находиться было безопаснее: бомбили, в основном, автобусные остановки и многоэтажки. Жизнь вокруг "Красного креста" оживает только в ежегодные дни чествования сбежавщих заключенных, когда местные бойскауты, с флагами и барабанами, приходят в концлагерь положить цветы на холодный бетонный пол бараков, послужить молебен.

Выжить в свистопляске военных операций, которым подверглась Сербия, из заключенных мало кому удалось. Их истории удивительны. Очевидцы рассказывают, что те, кто "удачно" сбежал, были сплошь в рваных ранах, одежда тоже изодрана: так действовала колючая проволока. Некоторым удавалось спрятаться в домах местных жителей. Там люди отдыхали, им обрабатывали раны, чинили одежду. Так вот немцы отомстили всем портным и тем, у кого в доме занимались починкой старых вещей. Портные попали в лагерь.

Мой собеседник - научный сотрудник музея концлагеря "Красный крест" Небойша Озимич. Мы стоим у "колючки" и пытаемся себе представить, что здесь случилось 72 года назад.

- Немецкий концлагерь открылся в апреле 1941 года, сразу же после того, как немцы оккупировали Сербию, - рассказывает Небойша. - Сюда свозили сербских евреев и цыган, были и русские. Не задерживались: сразу же распределялись по другим концентрационным лагерям Европы. Но это касалось только тех, кого не успевали расстрелять.

А уничтожали людей по принципу "за одного убитого немца - сто заключенных". Происходило то, о чем говорит Небойша, недалеко: на пригорке, который называется "Бубань" (барабан). По данным сотрудников музея, здесь расстреляно от 12 до 16 тысяч человек. Сам лагерь, если сравнивать со знаменитыми "фабриками смерти", небольшой: одновременно в нем могло содержаться до тысячи человек. Если честно, трудно представить, где они помещались: бараки - что-то типа складских помещений: пол бетонный, устланный соломой. Тысяча человек могла там только стоять, в крайнем случае - сидеть.

Впервые они сбежали в 1942-м году. "Ломанулись" через "колючку" всей тысячной тучей народу:

- Спаслось 105. 42 человека погибли на этой колючей проволоке, - продолжает мой гид. - Впрочем, даже последовавшие репрессии, не остановили людей. Известно, что до освобождения Ниша югославскими партизанами случился еще один побег. Всего с сентября 1941 года через этот лагерь прошло 30 тысяч заключенных. 10 тысяч было убито. Когда лагерь был освобожден, прямо на его территории нашли множество сожженных трупов. Их пепел буквально под нашими ногами.

Слушаю личные истории заключенных и понимаю, что большая литература в долгу. Например, перед светлой памяти врачом Елизаром Пьяде. Никто не догадывался, что по национальности он был евреем, поэтому доктор целый год проработал в лагере по специальности. Пьяде учился в Вене, отлично знал немецкий язык. Немцы часто использовали его в качестве переводчика, когда шел допрос "с пристрастием". Но его перевод всегда был в пользу заключенного. Трагическая интрига истории доктора заключалась в том, что в лагере содержались его дочь Елизавета и племянница. Одна как еврейка, другая как партизанка. Пьяде расстреляли в последний заход - перед самым освобождением лагеря.

- А что стало с комендантом Вернером Шульцом, заключенные звали его "человек с палкой? - спрашиваю Небойшу Озимича. - Несмотря на то, что Центр Везенталя не оставляет в покое нацистских преступников, в Интернете пишут, что начальство "Красного креста" не было наказано.

- Вернер Шульц после 1943 года был переброшен в Польшу. Он отвечал за свои преступления перед союзными войсками, но не за те, которые совершил в Сербии. Его судили только за то, что он проделал в Польше. На территории лагеря работали и болгары, правда, немного, и мало кто из них расстреливал.

Один, раскаявшись, после войны, дал драгоценные показания, на основании них было установлено, где захоронены жертвы и где скрываются немцы, которые служили в "Кресте".

- А были здесь русские заключенные?

- Да. В одной из одиночек содержался красноармеец Воробьев. Он оставил записку в нише камеры, из которой мы узнали многое: например, кто были его родители, откуда он родом. Кроме военных в лагере были и русские беженцы: они осели в Нише после революции. До сих пор жива Ольга Славкович. Ей было пятнадцать, когда был совершен исторический побег. А она, в свою очередь, была дочерью белогвардейца из Сочи Павла Багура.

… Еще о двоих русских, расстрелянных на Бубени, мне рассказала пожилая женщина, которая подошла к нам во время разговора с Небойшу. Любивке Живкович было 10 лет, когда она увидела расстрелянных солдат рядом с лагерем "Красный крест". На месте их гибели девочка зажгла свечу.

Из досье "РГ"

Во время Второй мировой войны на территории бывшей Югославии было четыре концентрационных лагеря. Два в Сербии: в Белграде и Нише. И два в Хорватии: в Ясиновце и Градине.

В мире Европа Сербия Вторая мировая война РГ-Фото