Новости

14.04.2014 14:00
Рубрика: В мире

США заботят только собственные политические интересы

Текст: Андрей Шитов (корр. ИТАР-ТАСС в Вашингтоне для "РГ")
Как и сулили скептики, очередная попытка переформатировать российско-американские отношения сорвалась - на сей раз из-за событий вокруг Украины и Крыма. Возвратное движение маятника оказалось настолько сильным, что пессимисты на Западе заговорили о сломе всего миропорядка, сложившегося после окончания "холодной войны".
 
 
 

Между прочим, тем самым они невольно подтвердили, что сам этот миропорядок до сих пор определяется, прежде всего, взаимоотношениями между Москвой и Вашингтоном. И ключевые переговоры по Украине идут сейчас тоже между ними, хотя все понимают и признают, что в конечном счете справедливое и прочное урегулирование нынешнего украинского кризиса - дело самих украинцев.

Свои варианты "перезагрузки" отношений с современной Россией предлагали администрации всех президентов США, начиная с Джорджа Буша-старшего. Цели их были и остаются неизменными. Формально речь идет об интеграции России в мировые политические и финансово-экономические структуры и процессы, установлении взаимовыгодных партнерских отношений. На деле российский "вагон" пытаются просто прицепить к западному "составу", послушно бегущему по общим рельсам вслед за американским "локомотивом". Время от времени это даже признается публично: например, в форме предостережений, что если Россия не хочет быть младшим партнером Запада, то станет младшим партнером Китая.

Теперь некоторые наблюдатели в США полагают, что к тому дело и идет. Во всяком случае, иллюзии о возможности "смычки" с Москвой в Вашингтоне, похоже, полностью утрачены. Ведущие местные СМИ вслед за генсеком НАТО Андерсом Фогом Расмуссеном пишут о том, что в Кремле закрепился "не партнер, а противник", и гадают, началась ли уже новая "холодная война".

Посол в депрессии

Экс-посол США в Москве Майкл Макфол, недавно вернувшийся из Москвы на родину и регулярно жалующийся с тех пор на депрессию, разразился комментарием в "Нью-Йорк таймс" об "эпохальной" смене вех в отношениях между Россией и Западом. Прежде при любых зигзагах в этих отношениях "подразумевалось, что Россия постепенно присоединяется к мировому порядку, - писал он. - Теперь этого нет". "Мы не стремились к этой конфронтации, - утверждал стэндфордский профессор, по сути так и не сумевший переквалифицироваться в дипломаты. - Новая эпоха подкралась к нам незаметно, потому что мы не выиграли до конца "холодную войну"... Крах советского порядка не привел ни к гладкому переходу к демократии и рынку в России, ни к интеграции России с Западом".

"С тех пор, как в Овальном кабинете заседал Билл Клинтон, Вашингтон и его европейские союзники явно и тайно работали над тем, чтобы продвинуть НАТО к границам России,.. - писал в журналистском расследовании "Знакомьтесь с американцами, организовавшими переворот в Киеве", американский публицист Стив Уайсман, живущий и работающий сейчас во Франции. - Они трудились также над тем, чтобы вовлечь Украину и ее восточноевропейских соседей в неолиберальную экономику Запада, тогда как россиян не кооптировать, а изолировать. Не считая спорадических "перезагрузок", прежний антисоветский подход сменился новым антироссийским, а "стратегическое сдерживание" стало наукообразным термином для окружения России нашей военной и экономической мощью".

"Сдерживание, в приглушенном и модифицированном варианте, снова станет стратегией Запада и миссией НАТО", - предсказал "Нью-Йорк таймс" в свете событий в Крыму бывший главный советник Клинтона по России и первый заместитель госсекретаря США, а ныне президент политологического Института Брукингса в Вашингтоне Строуб Тэлботт.

Официоз

Белый дом высказывается в целом более аккуратно. Подчеркивает, что и мысли не допускает о военном противостоянии с Россией, в том числе и в форме "холодной войны". Призывает Москву сделать дипломатический разворот на 180 градусов и предлагает для этого некие "дорожные съезды". Но при этом постоянно подчеркивает свою уверенность в "незаконности" действий России в Крыму, грозит ей "усилением изоляции" и другими карами в случае "дальнейшей эскалации" в ее подходе к Украине. В частных отзывах высокопоставленных американских чиновников, с которыми общался корр. ИТАР-ТАСС, слышались нотки личной обиды и разочарования: дескать, мы-то к вам относились со всей душой, особенно при первой администрации Обамы, а вы нам такую свинью подложили...

Официально США обещают "никогда не признавать" возвращение Крыма в состав России. Тот же Макфол и иже с ним проводят в этой связи параллели с советской Прибалтикой. Но, по сути, необратимость происшедшего очевидна и общепризнана. Многие обратили внимание, что на пресс-конференции в Париже 31 марта по итогам переговоров с главой МИД РФ Сергеем Лавровым госсекретарь США Джон Керри о Крыме вообще не упоминал. Позже его подчиненные восполнили это упущение, но все, кто не обязан по долгу службы неукоснительно придерживаться тезисов вашингтонской пропаганды, понимают и открыто признают, что речь теперь идет о судьбе Восточной Украины, а "Крым уже не вернуть".

Ноты восхищения

Кстати, при всем показном возмущении "российской аннексией" полуострова в отзывах о происшедшем слышны и ноты невольного восхищения. Общеизвестно, что россияне, включая и крымчан, не дали заокеанским "пикейным жилетам" ни малейшего повода для придирок.

Показательна публикация в консервативной и в целом антироссийски настроенной "Уолл-стрит джорнэл" с анализом работы спецслужб США во время крымских событий. Газета констатирует, что и разведка, и политическое руководство США лишь постфактум узнали о переходе Крыма под контроль российских и пророссийских сил. Она признает, что американские специалисты, в том числе и в разведке, "недооценивали качество" российского воинского контингента в Крыму. Судя по публикации, агентурных возможностей у США там просто не было, сотрудники посольства в Киеве, срочно отправленные на полуостров в "служебную командировку", надежд не оправдали, а главное - не сработали технические средства перехвата. Газета указывает на "поразительную дисциплинированность" россиян в прослушивавшихся телефонных разговорах и приводит мнение "высокопоставленного американского чиновника" о том, что все случившееся в целом "войдет в учебники" для будущих офицеров.

Топорная работа агитпропа

Если провал своей электронной разведки американцы еще худо-бедно оправдывают (дескать, предупреждения все-таки делались; уследить за россиянами в Крыму, где те уже легально присутствовали, было действительно трудно; да и о "факторе Эдварда Сноудена" не следует забывать), то топорную работу собственного агитпропа им списывать не на кого.

Пафосные заявления госсекретаря Керри о том, что "в XXI веке нельзя вести себя по моде XIX века и вторгаться в чужую страну под совершенно надуманным предлогом" заставляли морщиться даже некоторых его коллег-однопартийцев: уж слишком сильно перекликались эти слова с известными обстоятельствами американского вторжения в Ирак. Это только что подтвердил, например, бывший президент США демократ Джимми Картер, заявивший сетевому изданию "Салон", что и вообще внешний мир "почти единодушно" смотрит на Америку, как на "главного разжигателя войн". А Энн-Мари Слотер, отвечавшая в 2009 -2011 годах за политическое планирование в госдепартаменте, в комментарии для "Вашингтон пост" подчеркнула, что "Соединенным Штатам полезно было бы умерить ханжество", поскольку Россия не сделала в нынешней ситуации вокруг Украины ничего такого, чего не совершала бы в прошлом сама Америка.

В пропагандистских "десяти заповедях" госдепартамента США от 5 марта по поводу событий в Украине содержались фактические подтасовки, включая утверждения, что в Верховной Раде "не представлены" неонацисты, и будто президенту Украины Виктору Януковичу на выполнение соглашений 21 февраля давались 24 часа, а не 48, как на самом деле. Понятно, что точные сроки в данном случае принципиально важны для оценки действий узурпаторов власти в Киеве.

Наконец, вопиющий случай - явная ошибка, причем легко проверяемая, вкралась и в текст программного внешнеполитического обращения президента США Барака Обамы "к европейской молодежи" 26 марта в Брюсселе. Хозяин Белого дома утверждал, будто "Косово вышло из состава Сербии только после того, как там был организован референдум - не вне рамок международного права, а в тщательном взаимодействии с ООН и соседями Косово". На самом деле никакого плебисцита в этом крае не было, тем более международного согласованного. На это сразу обратили внимание и в Сербии, и в России, и в самой Америке.

Кто кому завидует

Кстати, в той же речи Обама вскользь заметил, что, дескать, все мы люди, так что и американцы, и европейцы "тоже не идеальны". Но зато, продолжал президент США, "нас отличает то, что мы приветствуем критику и ответственность, сопряженную с глобальным лидерством".

Если вдуматься, это воистину поразительная фраза. Уж чем-чем, а реальной свободой критики в адрес "старшего брата" в "альянсе западных демократий" и не пахнет. Для идеологической сферы это не менее важная "баснословная привилегия" США, чем выпуск главной мировой резервной валюты - для экономики и финансов.

Да, когда помощник госсекретаря США Виктория Нуланд недавно в разговоре о том, кто должен править Украиной, непечатно приложила весь Евросоюз, она за это извинилась. Но сами же обиженные европейцы позже ей чуть ли не сочувствовали, ругали же хором тех, кто обратил внимание на "оплошность". И после скандального разоблачения шпионажа США за европейскими лидерами те тоже тихо утерлись. И раньше, когда США "по ошибке" сбивали чужой авиалайнер или, скажем, бомбили чужое посольство, со стороны "цивилизованного мира" тоже как-то не слышалось призывов исключить их из какого-нибудь "клуба джентльменов".

Не случайно после истории со Сноуденом президент России иронически заметил, что "завидует" своему американскому коллеге, "потому что он может это сделать, и ему за это ничего не будет". Замечание угодило не в бровь, а в глаз: когда корр. ИТАР-ТАСС попросил прокомментировать его пресс-секретаря Белого дома Джея Карни, тот поначалу даже не поверил в правильность перевода.

Теперь, правда, уже Обаме впору завидовать хозяину Кремля. После того, как тот без единого выстрела вернул России Крым, консервативная американская пресса буквально пестрела комментариями о том, что, дескать, вот это настоящий лидер, не чета нашему недотепе в "маминых джинсах" /шпилька от Сары Пэйлин/. Обиженные либералы в ответ огрызались, что их идеологические оппоненты просто "влюбились" во Владимира Путина, как девочки-подростки.

От любви до ненависти

Говорят, что от любви до ненависти - один шаг. В данном случае, разумеется, не понадобился и он. Американские и прочие "бандерлоги" хором закричали друг другу, что перед ними "страшный удав", и мгновенно в это поверили. Разумеется, по этому поводу сразу же возник бурный спор о том, как можно было раньше этого не замечать. Все хором уверяли, что ясно видели опасность с самого начала. Наиболее ушлые особи - наподобие Михаила Саакашвили - под шумок старались обелить собственные прошлые грехи под лозунгом "Мы же вас еще вон когда предупреждали!" А стайка американских кремлинологов принялась требовать восстановления профессиональных позиций и привилегий (исследовательские программы, должности, престиж, ну и деньги, конечно), утраченных с окончанием "холодной войны".

Примечательно, что одним из главных лозунгов всей этой "истерии коллективного самовнушения" был тезис о том, будто Кремль "верит своей собственной пропаганде" и потому якобы пребывает в некой альтернативной действительности. Со стороны это выглядело даже забавно. Рассуждавшие на эту тему люди, среди которых попадались и те же профессиональные кремлинологи, явно не отдавали себе отчета в том, что сами целиком находятся во власти собственных иллюзий и стереотипов.

Собственно говоря, упоминание Обамы о мифическом косовском референдуме - пример из той же серии, оговорка по Фрейду. Президенту США, как и его соотечественникам, вопреки фактам хочется верить, что Америка и в самом деле ведет себя в соответствии с декларируемыми ее пропагандой принципами и идеалами. И он невольно "приукрашивает" действительность, поскольку реальных козырей не хватает.

Вывод колумниста

Это же подтверждают и рассуждения главного внешнеполитического обозревателя "Вашингтон пост" Дэвида Игнейшеса. Еще до брюссельской речи Обамы он задался целью в своей колонке "объективно" рассмотреть доводы тех, кто критикует Америку. Среди горы публикаций по Украине в так называемой "солидной прессе" США, перелопаченных за последние недели корр. ИТАР-ТАСС, это была чуть ли не единственная подобная попытка (хотя в нишевых ресурсах, включая тот же "Салон" или личный блог экс-посла США в Москве Джека Мэтлока, встречались и более взвешенные оценки). У Игнейшеса, как и следовало ожидать, результат получился тот же самый: не вера по фактам, а факты по вере.

"Ради спора давайте предположим, что Путин прав: Соединенные Штаты действительно просят, чтобы к ним относились иначе, чем к другим странам, - писал автор. - Но ведь не потому, что это "исключительная" или "незаменимая" страна, как кое-кто утверждает, а потому, что практические последствия американского лидерства позитивны, особенно для Европы".

Соответственно, по мнению Игнейшеса, американцам и европейцам стоит закрыть глаза "и на недавние ошибки США в Ираке, и на их политику в отношении допросов /имеется в виду применение пыток - прим. ИТАР-ТАСС/, и на слишком напористую прослушку со стороны АНБ". Помнить же следует о "непреходящей истине: что США - друг Европы и ее спасение".

В общем, вывод ясен: Америка претендует на исключительность обоснованно, поскольку воплощает в себе силы добра. А что в результате ее "ошибок" в Ираке сотни тысяч людей были убиты и ранены, что она, по признанию Игнейшеса, имеет в Западном полушарии "сферу влияния" и время от времени наводит там свой порядок с помощью вооруженных вторжений, - все это, видимо, несущественно.

Во всяком случае, никаких других доводов - даже "ради спора" - маститый и убеленный сединами колумнист, которого, по завистливым отзывам других СМИ, ценят в Белом доме, своим читателям не предложил. Но тогда уж, пожалуй, честнее выглядит позиция юной Мари Харф - представительницы госдепартамента США, которая ни на какую объективность заведомо не претендует, а просто зачитывает журналистам с трибуны официальные пропагандистские надиктовки. Когда корр. ИТАР-ТАСС попробовал однажды расспросить ее про нестыковки в "десяти заповедях" по Украине, она сначала пыталась отбиваться, а потом бесхитростно сказала: "Просто у нас такая позиция. У других она, конечно, может быть другой".

На зависть Политбюро

Главная задача любой госпропаганды - доказать, что своя система работает. В идеале - что она наилучшая, если вообще не единственно возможная для нормального человеческого существования. В этом убеждают, прежде всего, свой собственный, но по возможности - и чужие народы.

Американский агитпроп со своей задачей внутри страны справляется хорошо. Для населения США вера в существующий строй, в свой образ жизни, по сути, и есть главная "национальная идея". Фактически здесь достигнуто то, к чему стремилось советское Политбюро: народ не только знает идеологические установки правящей элиты, но и искренне верит в них.

Другое дело, что в последние годы на глазах сбываются и другие мечты советского Политбюро. Цены на нефть устойчиво высоки, престиж и влияние США в мире - не только политическое, но даже и финансово-экономическое - заметно пошатнулись. И все это американцы за считанные годы сделали, можно сказать, своими руками, без всякой посторонней помощи. В основном - из-за того, что, подобно верхушке бывшего СССР, уверовали в свою "всемирно-историческую правоту".

Вообще в пропагандистском соперничестве времен "холодной войны" обе стороны часто наступали, кажется, на одни и те же "грабли". И советское "поражение" было в известном смысле лучше американской "победы", - хотя бы тем, что заставляло задуматься над происшедшим, провести "работу над ошибками". А у США лишь укрепились триумфализм, национальный эгоизм и мессианство.

Американцы не только сами верят в свою пропаганду, но и ждут того же от других. Известно, что Рональд Рейган, познакомившись с советским послом в Вашингтоне Анатолием Добрыниным, искренне недоумевал, как такой умный и обаятельный человек может быть убежденным коммунистом. Многих до сих пор поражает исторически противоречивая роль Михаила Горбачева.

Люди, имеющие за плечами советский опыт, не склонны доверять ничьей пропаганде - ни своей, ни тем более чужой. Вера американцев в идеологические клише их только раздражает, кажется им притворной, т.е. лживой. Дипломат одной из стран СНГ как-то в сердцах сказал корр. ИТАР-ТАСС об американцах: "Ладно бы они только с трибун вещали, как на партсобрании. Так ведь они и между собой так же разговаривают".

Получается парадокс. В принципе все - за честность. Но при этом одни верят в свою и чужую искренность, а другие - нет. И откуда же при этом взяться взаимопониманию и доверию?

 
 
 

Наихудшая из причин

Официально власти США пекутся, по их словам, исключительно о "благе Украины" да о незыблемости принципов международного права. На самом деле их заботят, естественно, не отвлеченные теории, которые они при необходимости сами с легкостью попирают (как публично признавал, например, в нынешнем украинском контексте один из столпов местного внешнеполитического истэблишмента, почетный президент Совета по международным отношениям Лесли Гелб), а собственные политические интересы.

По логике "игры с нулевым результатом" усиление России этим интересам вредит: не столько само по себе (не считая нашумевшей фразы телеведущего Дмитрия Киселева о "радиоактивном пепле" пока еще, кажется, никто всерьез не напоминал об угрозе для физической безопасности Америки со стороны Москвы), сколько просто наглядной демонстрацией того, что предполагаемое "всемогущество" США и НАТО в современном мире - всего лишь миф и мираж. Что "красные линии" Вашингтона, оказавшиеся недавно фикцией в ситуации вокруг Сирии, тем более немыслимы по отношению к России.

По сути, речь идет о краеугольном камне всего самоощущения американцев в современном мире, "комплексе вседозволенности" в международных делах, который сформировался у них после окончания "холодной войны" и с которым они, что бы ни говорилось на этот счет с их самых высоких трибун, совершенно не желают расставаться. Психологический механизм здесь, видимо, схож с тем, о котором говорил в свое время по совершенно иному поводу экс-президент США Билл Клинтон. Оправдываясь за свой скандальный адюльтер с Моникой Левински, он публично признал: "Я это сделал по наихудшей возможной причине - потому, что мог". То есть мог себе это позволить, был уверен в своей безнаказанности.

Вот именно так Вашингтон и действует на мировой арене, хотя за другими таких же прав не признает. "Мы считаем, что нам так можно, а больше никому нельзя", - сказал корр. ИТАР-ТАСС при обсуждении событий в Крыму сквозь призму Косово бывший помощник президента США по национальной безопасности республиканец Брент Скоукрофт. Он считается одним из патриархов американской геополитики, пользуется в Вашингтоне всеобщим безусловным уважением и к тому же в марте отметил 89-летие. Поэтому и позволяет себе говорить то, что реально думает, без оглядки на политкорректность.

Кстати, в свой день рождения Скоукрофт вместе с не менее именитым коллегой демократом Збигневом Бжезинским участвовал в семинаре по украинскому кризису в Центре стратегических и международных исследований в Вашингтоне. И оба в один голос говорили, что без учета интересов России урегулировать этот кризис невозможно. Признание показательное и даже несколько неожиданное, особенно со стороны Бжезинского, для которого "незалежность" Украины всю его долгую жизнь в политике была "идеей-фикс".

Сквозь призму опросов

Впрочем, оба ветерана - реалисты-прагматики, привыкшие мыслить в категориях национальных интересов США и отдающие себе отчет в том, что в далекой Украине у Вашингтона таких интересов по большому счету нет, а вот у Москвы они имеются, причем жизненно важные. Да и простые американцы это если не сознают ясно, то чувствуют. В целом большинство американцев настроено категорически против вмешательства США на Украине. Причем, как подтвердил в начале апреля опрос журнала "Ризон" /"Разум"/ и фонда Артура Рупа, - вне зависимости от того, каким будет дальнейшее развитие событий в восточноевропейской стране.

Даже в случае "дальнейшего вторжения России в Украину" /формулировка организаторов исследования/ 76 процентов опрошенных - против отправки туда американских солдат. 62 процента респондентов не хотят, чтобы Вашингтон оказывал Киеву военную помощь, в том числе оружием. 58 процентов - вообще против всякого вмешательства США в чужие дела, включая введение экономических санкций.

Что касается подхода администрации Обамы к событиям вокруг Украины, 40 процентов опрошенных заявили, что не одобряют его, а 37 процентов выразили с ним согласие. В целом, по мнению участников исследования, Обама ведет внешнюю политику не лучше, чем Буш-младший. 35 процентов отдали предпочтение Обаме, 32 процента - Бушу, а 31 процент сказал, что оба президента примерно одинаковы. По мнению организаторов опроса, это "подкрепляет тот образ, против которого пытается бороться Обама, - что доктрина его администрации если и не является прямым продолжением того, что делал его предшественник, то, во всяком случае, столь же неэффективна".

"Ризон" - либертарианский журнал, хозяева которого заведомо против вмешательства властей в чужие дела. Но и другие опросы приносят такие же результаты. В конце марта в исследовании по заказу ТВ Си-Би-Эс 61 процент американцев заявили, что США не обязаны вмешиваться в спор вокруг Украины, 65 процента высказались против оказания военной помощи этой стране, лишь 32 процента допустили, что американские санкции против России окажутся хоть сколько-нибудь эффективными.

В целом рейтинги популярности президента Обамы и его внешней политики сейчас незавидны. По данным политологического ресурса "Рил клир политикс" /"По-настоящему ясная политика"/, по совокупности десятка последних исследований негативные отзывы о работе хозяина Белого дома преобладают сейчас над позитивными в соотношении примерно 52 процента и 43 процента. Для его внешнеполитического курса соотношение - 52 процента против 40 процентов опять же в пользу негатива.

Конечно, и отношение к России и ее президенту в Америке за последнее время тоже заметно ухудшилось. Но при этом в середине марта в ходе опроса журнала "Экономист" и сетевого ресурса YouGov /"Ю-Гов"/ 78 процентов американцев заявили, что считают Путина сильным или очень сильным лидером. У Обамы доля таких же откликов составила лишь 45 процентов, а остальные придерживаются противоположного мнения. Конечно, выглядеть в глазах соотечественников слабаком ему не хочется. Тем болезненнее для Белого дома был, видимо, щелчок по самолюбию, полученный в Крыму.

Ничего личного?

Считается, правда, что Обама - человек предельно хладнокровный и расчетливый, опирающийся не на эмоции, а на разум. Поэтому, кстати, некоторые наблюдатели полагают, что он не станет без нужды портить отношения с зарубежными партнерами, даже когда его чувства задеты. Но, с другой стороны, по этой же логике он без сожалений рвет отношения даже с давними партнерами, когда считает это для себя выгодным. А в данном случае о каких-либо взаимных симпатиях с российским коллегой речи нет и никогда не было. В Вашингтоне это изначально считалось общеизвестным.

Влиять на подход Москвы к событиям вокруг Украины США пытаются с помощью санкций. Помощники Обамы хвастаются, что "подобных мер не было и при Буше". Действительно, во время осетинских событий 2008 года Буш и его команда, хотя и были настроены весьма воинственно, вынуждены были считаться с предстоявшими выборами в США, а еще более - с разгоравшимся в стране финансовым кризисом. У Обамы теперь таких ограничителей нет. Поэтому, когда он грозит ужесточением санкций и, в частности, распространением их на целые отрасли российской экономики в случае дальнейшей эскалации конфликта в Украине, считать это блефом нет, видимо, никаких оснований. А отдельные неконсерваторы наподобие Роберта Кагана из Института Брукингса /кстати, мужа Виктории Нуланд/ подзуживают его все же рассмотреть и военные варианты: народ, дескать, пока, конечно, мнется, но если ввязаться в драку, деваться будет уже некуда, произойдет прилив патриотизма и поддержка будет обеспечена.

На данный момент санкции, конечно, носят скорее символический характер, Но все же пресечение двусторонних связей на многих направлениях /в том числе и под эгидой Президентской комиссии по сотрудничеству, даже и при известной декоративности этого механизма/ действительно тормозит и реальные проекты, и планы взаимодействия, причиняет отношениям несомненный реальный вред.

Не помогают выравниванию ситуации и взаимная насмешливо-пренебрежительная риторика, и отсутствие у США посла в Москве. Прежде эту вакансию предполагалось заместить достаточно быстро. Теперь перспективы выглядят туманно. "Вашингтон пост" писала, что помощница Обамы по национальной безопасности Сюзан Райс настроена направить послом в Москву женщину. Однако, подбор подходящей кандидатуры, по словам знающих людей, продвигается туго: желающих принять столь бесперспективное сейчас в карьерном смысле назначение просто не находится. Были уже отказы.

В мире экс-СССР Украина Власть Работа власти Внешняя политика Политический кризис на Украине Колонка Андрея Шитова Россия и США