Новости

15.04.2014 16:10
Рубрика: Общество

Всадники "Дикой дивизии"

Уникальное в своем роде воинское подразделение было сформировано на основании высочайшего указа в августе 1914 года на территории Северного Кавказа и Закавказья из горских добровольцев. "Дикая дивизия" была прозвана так и за экзотический воинственный вид составлявших ее воинов, и за "дикие" с точки зрения европейцев проявления удали, отваги и спокойного отношения к смерти. Почему свободолюбивые горцы пошли воевать за Россию? Какой вклад внесли в события Первой мировой войны? Об этом - в материале "РГ".

История создания. "Слово власти созывало с гор наездников лихих…"

" …Кавказская туземная дивизия, все те же многострадальные "дикие", жизнями своими оплачивающие торгово-предательские счеты русской армии "братания", ее свободу и ее культуру. "Дикие" спасли русскую армию в Румынии; "дикие" безудержным ударом опрокинули австрийцев и во главе русской армии прошли всю Буковину и взяли Черновицы. "Дикие" ворвались в Галич и гнали австрийцев неделю тому назад. И вчера вновь "дикие", спасая отступавшую митинговую колонну, рванулись вперед и отбив позиции, спасли положение… "Дикие" инородцы… они заплатят России кровью за всю ту землю, за всю ту волю, которых требуют сегодня же организованные солдаты, бегущие с фронта на тыловые митинги", - из статьи "Верные сыны России", опубликованной в газете "Утро России" в 1917 году.

Это написано о кавалеристах Кавказской дивизии, более известной как "Дикая дивизия", которая была сформирована на основании высочайшего указа в августе 1914 года. Стоит отметить, что согласно российскому законодательству того времени горцы не подлежали призыву на военную службу, за это они облагались невысоким налогом и должны были охранять кавказские рубежи России.

Но с началом войны генерал-адъютант, главнокомандующий войсками Кавказского военного округа граф Илларион Воронцов-Дашков обратился через военного министра к Николаю II с предложением использовать "воинственные кавказские народы", сформировать из них войсковые части. Император поддержал идею и уже на следующий день после начала войны - 27 июля последовал высочайший указ сформировать из горцев Кавказа на время военных действий Кавказскую туземную дивизию. Наименование "туземная" как раз и подчеркивало, что дивизия именно горская, поскольку на фронте уже были кавказские конные части, но сформированные из казаков.

Дивизия состояла из шести конных полков, собранных по этнически-географическому признаку, Чеченского, Черкесского, Кабардинского, Татарского (набранного из азербайджанцев, поскольку в тогдашней России их относили к татарам), Ингушский, 2-й Дагестанский, а также Аджарский пеший батальон. Полки, в каждом по штату полагалось по 22 офицера, 3 военных чиновника, одному мулле и 480 всадников, объединили в три бригады. Командиром Кавказской туземной конной дивизии был назначен младший брат царя, свиты его величества генерал-майор великий князь Михаил Александрович. Личность весьма популярная в народе и среде аристократии, поэтому представители высшей российской знати, в том числе, кавказской, потянулись на службу в дивизию и заняли там большинство командных постов. Здесь были грузинские князья Багратион, Чавчавадзе, Дадиани, Орбелиани, горские султаны Бекович-Черкасский, Хагандоков, ханы Эриванские, ханы Шамхалы-Тарковские, представители знатных княжеских и графских родов России - Гагариных, Святополк-Мирских, Келлеров, Воронцовых-Дашковых, Толстых, Лодыженских, Половцевых, Старосельских. В дивизии на командирских должностях были и представители европейской знати - польский князь Радзивилл, принцы Наполеон-Мюрат, Альбрехт, барон Врангель, персидский принц Фейзулла Мирза Каджар, его брат принц Идрис, Ага и представители других известных фамилий.

Толерантность по-кавказски. "…Тесной дружбою сковала нас, кавказцев удалых"

Несмотря на племенную разношерстность - в полках дивизии служили представители более 60 народностей - здесь царил дух истинной кавказской дружбы, куначества, межнационального согласия, воинского братства и взаимовыручки.

Здесь сложилась особая морально-психологическая атмосфера, которая во многом определяла отношения между офицерами и всадниками, и невиданные в других воинских подразделениях. "Отношения между офицерами и всадниками сильно отличались от таковых в регулярных частях, - вспоминал офицер Ингушского полка Анатолий Марков. - В горцах не было никакого раболепства перед офицерами, они всегда сохраняли собственное достоинство и отнюдь не считали своих офицеров за господ - тем более за высшую расу".

Подтверждает это и офицер Кабардинского конного полка Алексей Арсеньев: "Отношения между офицерами и всадниками носили характер совершенно отличный от отношений в полках регулярной конницы, о чем молодые офицеры наставлялись старыми. Например - вестовой, едущий за офицером, иногда начинал петь молитвы или заводил с ним разговоры. В общем, уклад был патриархально-семейный, основанный на взаимном уважении, что отнюдь не мешало дисциплине; брани - вообще не было места... Офицер, не относящийся с уважением к обычаям и религиозным верованиям всадников, терял в их глазах всякий авторитет. Таковых, впрочем, в дивизии не было".

Привычный патриархально-семейный уклад накладывал отпечаток на внутреннюю жизнь кавказских полков. Так почетные места в полковых офицерских собраниях часто занимали уважаемые люди почтенного возраста из числа унтер-офицеров и даже рядовых всадников. Характерной чертой отношений среди офицеров дивизии было взаимное уважение к разным вероисповеданиям, верованиям и обычаям. В Кабардинском полку, например, было принято такое правило: адъютант подсчитывал, сколько за столом офицерского собрания находится мусульман и сколько христиан. Если первых оказывалось больше, то все присутствующие оставались в папахах - по обычаям мусульман, если больше было христиан - все снимали папахи.

В национальных полках поддерживалась иерархическая структура, сходная со структурой большой позднеродовой семьи, свойственной всем горским народам. Многие всадники находились в близком или дальнем родстве. По свидетельству уже упомянутого офицера Ингушского полка Анатолия Маркова, представители ингушского рода Мальсаговых в этом полку были "столь многочисленны, что при сформировании полка на Кавказе был даже проект создать из представителей этой фамилии отдельную сотню". Нередко в полках можно было встретить представителей нескольких поколений одной семьи. Известен случай, когда в 1914 году ушел на войну со своим отцом двенадцатилетний мальчик Абубакар Джургаев.

Внутренний распорядок в дивизии значительно отличался от распорядка кадровых частей русской армии, поскольку горские полки почти полностью были мусульманскими, необходимо было сохранять традиционные для кавказцев обычаи, традиции и отношения. Здесь не существовало обращения на "вы", поскольку такого обращения не было и у горцев. Уважение всадников командиры - офицеры должны были заслужить храбростью на поле боя. Честь горцы отдавали только офицерам своего полка, офицерам дивизии - по "усмотрению", в связи с чем возникали разбирательства с командирами.

История боевых действий. "А, быть может, после боя нас на бурках понесут..."

Кавказская туземная дивизия вступила в бои в Карпатских горах, юго-западнее Самбора, на берегах реки Сан. Действовала сначала в составе 8-й, а затем 9-й армии Юго-Западного фронта. До начала февраля 1915 года ее полки вели тяжелые бои в горах и долинах Карпат, у галицийских и польских городков и деревень. Как воевали кавказские полки можно судить по официальной телеграмме Петроградского телеграфного агентства переданной из Ставки 17 февраля 1915 года: "… Горцы решительно отказываются уступить кому-либо первенство под неприятельским огнем. Никто не должен получить право утверждать, что горец сражается за его спиной. Психология горцев в отношении боевых порядков решительно сближает их с рыцарями, которых можно было заставить сражаться лишь на началах боевого равенства в одношеренговом строю".

В своем донесении великому князю Михаилу Александровичу полковник граф Воронцов-Дашков, восхищенный отвагой всадников Кабардинского и 2-го Дагестанского конных полков, писал: "С чувством особого удовлетворения должен отметить геройскую работу полков вверенной Вашему Императорскому Высочеству дивизии. Промокшие от проливного дождя, идущего всю ночь, ослабевшие от 4-х дневной "уразы", всадники, по вязкой от дождя земле, стойко и стройно шли вперед под градом пуль, почти не залегая, и трепет обнимал противника, не выдержавшего такого стремительного наступления. Некоторые всадники - дагестанцы, чтобы быстрее наступать, снимали сапоги и босиком бежали в атаку".

С восхищением описывал русский писатель и журналист Николай Брешко-Брешковский, как смело бросаются горцы в атаки на неприятельскую пехоту, пулеметы и даже артиллерию. "Стихийной, бешеной лавиной кидаются они, артистически работая острым, как бритва, кинжалом против штыков и прикладов... и об этих атаках рассказывают чудеса. Австрийцы давно прозвали кавказских орлов "дьяволами в мохнатых шапках". И действительно, одним своим видом, таким далеким от какой бы то ни было общеевропейской военной формы, кавказцы наводят на неприятеля панику..."

Уже в первых декабрьских боях 1914 года на Юго-Западном фронте отличилась 2-я бригада дивизии в составе Татарского и Чеченского полков, контратаковавшая части противника в районе деревни Верховина-Быстра. Конники по бездорожью и глубокому снегу обошли австрийцев с тыла и в дерзкой атаке нанесли сокрушительный удар, пленив 9 офицеров и 458 солдат. За умелое командование полковник К.Н. Хагандоков был представлен к чину генерал-майора, а многие всадники получили свои первые боевые награды - солдатские Георгиевские кресты. Один из главных героев этого боя - командир Чеченского полка полковник князь А.С. Святополк-Мирский вскоре погиб: в бою 15 февраля 1915 года он получил три ранения, два из которых оказались смертельными.

Один из самых успешных своих боев части дивизии провели 10 сентября 1915 года у села Зарвыница. Отличились конные сотни Кабардинского и 2-го Кабардинского полков, задачей которых была лишь разведка и содействие наступлению соседнего пехотного полка. Но руководивший конной группой командир Кабардинского полка князь Ф.Н. Бекович-Черкасский взял инициативу на себя и повел кавалеристов в атаку на 9-й 10-й полки мадьяр, изрубив клинками изрядную часть гонведов. В живых осталось только 17 венгерских офицеров и 276 солдат. Из 196 горцев - кавалеристов, погибли двое офицеров и 16 всадников. Доблесть и геройство в этом бою проявил мулла Кабардинского полка Алихан Шогенов, который, как говорилось в наградном листе, "под сильнейшим пулеметным и ружейным огнем сопровождал наступавшие части полка, своим присутствием и речами повлиял на всадников-магометан, проявивших в этом бою необыкновенную храбрость и взявших в плен 300 венгерских пехотинцев".

Однако наиболее знаменитой "Дикая дивизия" стала в ходе знаменитого Брусиловского прорыва летом 1916 года. Дивизия не находилась в первом эшелоне наступления, поскольку, согласно общей установке командования 9-й армии, кавалерия использовалась в качестве армейского резерва. Тем не менее, горские всадники сумели отличиться. Они первыми из русских войск форсировали Днестр, разделявший противоборствующие стороны, и захватили правый берег. Совершили это в ночь на 30 мая 1916 года под плотным огнем противника всего 60 кавалеристов, которыми командовал есаул Чеченского полка князь Дадиани. Горцы, держась за гривы коней, вплавь переправились на правый берег и захватили плацдарм и удерживали его, пока Днестр переплывали сотни Чеченского, Черкесского, Ингушского, Татарского полков, а также казачьего Заамурского полка 1-й конной дивизии. Вся эта масса конников лавиной накрыла позиции австрийцев, обеспечив успех наступлению армии генерала Брусилова.

Лихость и безудержная отвага чеченских всадников не прошла мимо высочайшего внимания: император Николай II наградил каждого из 60 всадников Чеченского пока, первыми переправившихся через Днестр, Георгиевскими крестами разных степеней.

За службу России. "Белоснежные вершины гор Кавказа, вам привет!"

Исследователи истории "Дикой дивизии" отмечают, что количество желающих служить в дивизии всегда превышало штатные возможности полков. За годы Первой мировой через ряды "Дикой дивизии" прошло около 7000 горцев. Почти 3500 из них были награждены Георгиевскими крестами и Георгиевскими медалями "За храбрость", а все офицеры стали кавалерами орденов и были награждены почетным холодным оружием. Например, подпоручик Ингушского полка Асламбек  Маматиев (один из основателей кредитной кооперации в Ингушетии) - полный Георгиевский кавалер, кавалер ордена святого Станислава, ордена Святого Владимира с мечами и бантами, ордена святой Анны с надписью "За храбрость", имел также золотую Георгиевскую шашку - также за храбрость. Асламбек Маматиев геройски погиб летом 1916 года в одном бою с кавалером золотого Георгиевского оружия штабс-ротмистром Султаном Бек-Боровым.

Известно, что к марту 1916 года дивизия потеряла убитыми и умершими от ран 23 офицера, 260 всадников и нижних чинов. Ранеными числились 144 офицера и 1438 всадников. Многие горцы не единожды были отмечены Георгиевским крестом. Стоит отметить, что для представителей нацменьшинств (инородцев) в Российской империи был предусмотрен крест с изображением не Святого Георгия - защитника христиан, а с государственным гербом - двуглавым орлом. Отличившиеся в бою всадники очень обижались, когда им вручали "птичку" вместо "джигита". Кавказцам пошли навстречу - их стали награждать крестом с изображением всадника.

Участие в событиях 1917 года. "Я не знаю, исполины, вас увижу или нет"…

После летнего 1916 года наступления дивизия была занята позиционными боями и разведкой, а с января 1917-го находилась на спокойном участке фронта и в боевых действиях больше не участвовала. Вскоре была выведена на отдых и война для нее закончилась.

Февральскую революцию всадники "Дикой" дивизии встретили с растерянностью. После Николая II от престола отрекся и великий князь Михаил Александрович -любимый кавказцами первый командир "Дикой дивизии". По свидетельству современников, "всадники, с присущей горцам Кавказа мудростью, ко всем "достижениям революции" отнеслись с угрюмым недоверием". "Туземцы" многого не понимали и, прежде всего, не понимали, как быть "без царя". Историк О.Л. Опрышко объясняет сохранение дисциплины в дивизии особой атмосферой, не характерной для прочих частей: добровольным характером службы и кровными и земляческими узами, которые скрепляли воинский коллектив.

25 июня 8-я армия пошла в наступление и действовала вполне успешно. Однако операция Юго-Западного фронта провалилась после первых контрударов немецких и австрийских войск. Началось отступление, вначале частей 11-й армии, а затем и всего Юго-Западного фронта.

В июле - августе положение на фронте стремительно ухудшалось. Вслед за разгромом Юго-Западного фронта без сопротивления была оставлена Рига, и началось беспорядочное отступление части Северного фронта. Над Петроградом нависла реальная угроза захвата врагом. В офицерских и правых кругах российского общества зрело убеждение, что восстановить порядок в армии и стране и остановить противника можно лишь ликвидировав Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов. Лидером этого движения стал верховный главнокомандующий российской армией генерал Корнилов, который намеревался использовать кавказские части для установления конституционного порядка. В условиях, когда гражданская война была уже на пороге, возможность межнационального столкновения, связанная с использованием Корниловым Кавказской Туземной дивизии особенно смущал участников конфликта.

В полках "Дикой дивизии" также было заметно замешательство. Горцы не хотели вмешиваться в междоусобную борьбу и воевать против русских. Ключевое значение имели переговоры утром 30 августа на станции Вырица, в которых участвовали начальник дивизии генерал Багратион, мусульманские представители, депутаты Петросовета, члены полковых и дивизионных комитетов, командиры полков, многие офицеры. В своем решении представители "Дикой дивизии" и мусульманские активисты были тверды и отказались участвовать в мятеже.

В октябре 1917 года части Кавказского Туземного конного корпуса прибыли на Северный Кавказ в районы их формирования. А затем эти сыны Отечества оказались волей-неволей втянуты в водоворот революционного процесса и Гражданской войны. И каждый из них выбрал свой путь.

Общество История Первая мировая война РГ-Дайджест
Добавьте RG.RU 
в избранные источники