Новости

15.04.2014 00:46
Рубрика: Экономика

От кнута к прянику

Сегодня в Москве открывается конференция, посвященная проблеме деофшоризации экономики. Оживленные дискуссии по этому поводу наконец-то стали воплощаться в конкретных законопроектах. Лидерство здесь принадлежит Минфину, который разрабатывает целый пакет мер по антиофшорной политике.

18 марта 2014 г. был обнародован первый законопроект, содержащий предложения по налогообложению прибыли контролируемых иностранных компаний (КИК) и повышению эффективности налогового администрирования иностранных организаций. Новые нормы о КИК обязывают граждан или компании, которые владеют хотя бы 1% капитала иностранной компании в низконалоговой юрисдикции, сообщить об этом в налоговые органы. При доле владения свыше 10% и наличии у такой компании нераспределенной прибыли налоги с нее необходимо будет платить в России. По существу, делается попытка ввести механизм самоидентификации пользователей офшоров. Такой контроль предполагается распространить на структуры, которые прежде выпадали из поля зрения налогового администрирования - различные фонды, партнерства, товарищества и прочие формы коллективных инвестиций.

В то же время очевидно, насколько проблемным будет применение предлагаемых новаций. Во-первых, это значительное усложнение налогового администрирования. При этом налоговым органам придется прибегать к арбитражу, который, как показывает практика, они часто проигрывают в делах, связанных с использованием офшоров.

Во-вторых, такое администрирование будет неэффективным без регулярного межгосударственного обмена налоговой информацией. А в этой области у нас имеется много проблем, осложняющихся отсутствием соответствующих межгосударственных соглашений. Вероятно, в новых геополитических условиях отложится вступление России в ОЭСР, которая сейчас является главным продуцентом антиофшорных инициатив международного сообщества.

В-третьих, не слишком обременителен и предлагаемый минфином штраф за невыполнение требований о КИК - 20% от "утаенной" прибыли, но не менее 100 тыс. руб. Особенно по критерию риск/прибыль. Во многих иностранных юрисдикциях базой для применения штрафных санкций является не утаенная прибыль, а вся сумма полученного дохода.

Законопроект минфина точнее отражает всю сложность современного офшорного мира. В отличие от большинства других антиофшорных инициатив он выходит за рамки 41 юрисдикции, охватываемой ведомственным офшорным списком. И касается других юрисдикций с льготным налогообложением. В этой связи минфин планирует расширить свой список-41 или подготовить новый перечень. Но уже сейчас понятно, что в него не попадут многие юрисдикции, где размещаются компании из многоячеистых офшорных сетей российских резидентов. Вряд ли в этом списке окажутся Великобритания, Нидерланды, Австрия, Бельгия, Венгрия, Латвия, США, Канада, Австралия и многие другие не низконалоговые юрисдикции, где создаются компании-ширмы для офшорных схем. Это позволит владельцам крупных капиталов обойти новации по КИК. А "мальчиком для битья" останется малый и средний бизнес, для которого будут накладны дополнительные траты.

Ряд других предложений минфина из антиофшорного пакета также вскоре может обрести форму конкретных законопроектов. Они касаются ужесточения санкций за злоупотребления международными налоговыми соглашениями, введения нормы о российском налоговом резидентстве для юридических лиц. Последняя предполагает обязать "иностранные" компании, фактически управляемые из России, платить налог на прибыль по российскому законодательству. Аналогичные нормы минфин предлагает ввести и другим странам Таможенного союза - Белоруссии и Казахстану.

Активную позицию в антиофшорном законотворчестве занял Росфинмониторинг. Он разработал "Национальный план по противодействию уклонению от уплаты налогов и сокрытию бенефициарных владельцев компаний". По этому плану предлагается уже во второй половине 2014 г. создать реестр "бенефициарных собственников" и обязать все иностранные организации, работающие в России, раскрывать структуру собственности и владельцев по российским стандартам.

Росфинмониторинг выступает за установление запрета для российских резидентов передачи имущества в траст или сходные схемы, позволяющие на законных основаниях не идентифицировать прямо бенефициарных собственников. Хотя этот план, по замыслу Росфинмониторинга, должен стать первым этапом в реализации "Концепции развития системы противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма в РФ до 2020 г.", он затрагивает многие аспекты вполне легитимного оттока капиталов в офшоры.

Ряд важных антиофшорных законопроектов обсуждается в Совете Федерации и в Госдуме, МВД, ФСКН, ФСБ.

Пока акцент делается на методах "кнута". Методы "пряника", которые должны органично дополнять их, пока выражены слабо. Сейчас льготы по соглашениям об избежании двойного налогообложения (по дивидендам, процентам по кредитам, роялти) фактически стимулируют бизнес к инкорпорированию компаний за рубежом. Отмена этих льгот уже будет играть роль "пряника" для отказа от зарубежной регистрации и нанесет ощутимый удар по стратегиям создания центров концентрации прибыли в офшорах. Не говоря уже о снижении соответствующих налогов в российской юрисдикции, возможно, сначала в некоторых структуроопределяющих секторах или в особых зонах.

Еще большую стимулирующую роль могла бы сыграть поддержка национального бизнеса при предоставлении госкредитов, определении победителей конкурсов и аукционов по госзакупкам, продаже госимущества. К национальному бизнесу стоит отнести компании, которые зарегистрированы в России и платят здесь основную часть налогов. Частные национальные компании должны иметь те же права, что и госкомпании. Сам статус национальной компании уже будет повышать престиж бизнес-структуры. Это не значит, что национальные компании не смогут иметь свои иностранные подразделения, которые могут повысить их конкурентоспособность в мировой экономике.

Пряником могла бы стать и более мягкая, чем в 2007 г., налоговая амнистия для выведенных в офшоры капиталов. Однако ее успешность будет определяться не только величиной налога на возвращаемые капиталы, но и жесткостью наказания за неполноту раскрытия информации и последующие налоговые преступления.

Борис Хейфец, главный научный сотрудник Института экономики РАН