Новости

Популярность - это, на мой взгляд, не то слово, которое должно окружать имя Габриэля Гарсиа Маркеса. Пожалуй, слава - менее пошлое и более подходящее определение, которое можно дать этому выдающемуся человеку. Ушел автор, который, по моему твердому убеждению, был последним великим писателем века. Во всяком случае, двадцатого.

Михаил Мишин, писатель, переводчик:

Конечно, все упирается в вопрос литературных предпочтений, кто-то со мной наверняка не согласится. В конце концов у каждого из нас разное восприятие, и мы берем от любой книги нужное конкретно нам. Однако есть вещи, которые сложно отрицать. Например, то, что Маркес, являясь талантом колоссальной величины, оказал серьезное влияние на мировую литературу. Мне кажется, что он творил в некий переходный период и писать после Маркеса так же, как до Маркеса, уже невозможно. Беря книгу писателя, вы будто шагаете в созданный им гигантский, невероятный, ни на что непохожий мир. Что самое удивительное, в этом мире все происходящее вокруг, вроде бы мало похоже на реальность, но описано так, что вы понимаете - именно это и правдоподобно. Французский критик Эдмон Жалу придумал термин "магический реализм" в литературе, подходящий к тому, с чем мы сталкиваемся у Маркеса. Более того, он - замечательный патриот благодаря которому весь мир узнал, что такое Колумбия и где она находится. В мире было не так много людей, которым удалось бы настолько прославить свою страну.

Мне трудно рассуждать на тему того, менялось ли отношение к Маркесу на протяжении десятилетий. В Советском Союзе его действительно любили, он посещал нашу страну и, возможно, ему действительно удавалось приоткрыть советскому человеку нечто такое, о чем он мог только догадываться. Но тогда вообще было принято много читать, и отношение к книгам было совершенно другое. Маркес, быть может, воспринимался по-разному в разрезе каких-то социальных координат. Но, думаю, его значение и понимание как художника будут только возрастать, несмотря на то, что сегодня его читают реже. Он открывал вещи, которые, до него, безусловно, существовали, но не были столь мощно проявлены. Впрочем, этим большой писатель и отличается от просто пишущих людей - он говорит о том, что мы уже слышали тысячу раз, однако даже в тысяча первый мы будем смотреть на это совсем по-другому. Маркес, о котором прекрасно отзываются на девятой полосе "РГ", рассуждал не просто о войне или боли, а о человеке - и этим все сказано.

Очень не хочется брюзжать и повторять избитые клише вроде того, что "таких людей больше не увидит свет". Однако сегодняшняя жизнь, к сожалению, пока не предполагает появления фигуры такого масштаба, как Габриэль Гарсиа Маркес. Хотя я могу ошибаться, и буду очень рад этому.

Общество Утраты Культура Литература
Добавьте RG.RU 
в избранные источники