Новости

22.04.2014 00:25
Рубрика: Общество
Проект: Наука

Почему популярны колдуны и ясновидцы?

Тема с председателем комиссии по борьбе с лженаукой РАН академиком Евгением Александровым
Спекуляция на невежестве процветала во все времена, как и массовая вера в чудеса, творимые шарлатанами. Символом 90-х стали Кашпировский с Чумаком и реклама циркониевых браслетов при участии известных артистов. Приметы новейшего времени - "целительные" сеансы Грабового, сериалы о Вольфе Мессинге и Ванге, всенародный интерес к "тайне гибели группы Дятлова" и повальное увлечение астрологией. Как показывают опросы, к гадалкам, экстрасенсам и магам в России обращаются 67 процентов женщин и 4 процента мужчин.

Чем объясняется популярность колдунов и прорицателей? Почему государство не поставит заслон мошенникам, промышляющим мракобесием? Обсудим тему с председателем комиссии по борьбе с лженаукой РАН академиком Евгением Александровым.

- На одном телеканале ваш отзыв о каком-то лженаучном проекте смонтировали так, что получилось, будто вы "за". Вы после этого не боитесь давать интервью о борьбе с лженаукой?

Евгений Александров: Такое случалось неоднократно. Я имею в виду некорректное обращение с моими экспертными оценками. От этого, конечно, росло недоверие к СМИ. Трижды я попадался на уверения, что предполагается телепередача о научном анализе паранормальных явлений. На деле же я оказывался участником записей популярных ток-шоу вроде "Битвы экстрасенсов" с участием прославленных персонажей этого жанра, где я должен был оппонировать записным шарлатанам типа Алана Чумака. Дважды я скандально уходил с таких передач и никогда не интересовался, во что это вылилось в эфире. Тем не менее я раз за разом иду на контакты со СМИ, считая это своей обязанностью.

- Почему наблюдается бурный рост лженауки?

Евгений Александров: Прежде всего потому, что разрушен притягательный образ науки, который старательно создавался советской пропагандой, за что я бы поблагодарил советскую власть. Эта власть изначально сделала выбор между религиозным, то есть мифологическим, восприятием мира и его рациональным образом, базирующемся на научном подходе. Однако научный подход требует значительных усилий в его понимании, и поэтому гораздо естественнее оказывается натуральное, детское восприятие мира с его мифологическим и сказочным объяснением. Например, все люди знакомы с грозою и молниями, и во всех религиях есть сказочные объяснения этих явлений. (Даже рациональная наука не до конца знает ответ на вопрос о причинах грозы, но уже очень близка к этому). Кроме того, к занятиям наукой склонен очень незначительный процент людей. Люди, как, впрочем, и все млекопитающие, очень любознательны в детстве, когда идет интенсивное накопление знаний об окружающем мире. Взрослая особь обычно теряет эту любознательность, набрав необходимый минимум знаний, поскольку перед ней стоят насущные жизненные задачи. И лишь малая доля людей сохраняет любопытство во взрослой жизни. В каком-то смысле это аномалия, своего рода инфантилизм. Но именно таким людям человечество обязано своим цивилизационным прогрессом. А что касается широких масс, то они легко подпадают под власть индустрии развлечений, которая их кормит всяческими сказками о мистике, о чудесах и магах, к чему человеческая психика исходно очень привержена - все мы видим сны, многие слышат голоса, а в сумерках нам постоянно что-то мерещится. Кроме того, наше общество вышло из советской власти, при которой законом была вера в печатное слово, радио и телевидение. А когда в газетах и по телевидению идет настойчивая реклама всякой мистической ахинеи, происходит отравление массового сознания. Все попытки научного сообщества противостоять этой порочной практике оказались тщетными.

- Не является ли популярность лженауки прямым упреком науке истинной, которая то ли не желает, то ли не умеет дать ответы на злободневные вопросы?

Евгений Александров: Говоря о лженауке, что считать злободневными вопросами? Что такое НЛО? Возможно ли ясновидение? Существует ли "полтергейст"? Как избежать сглаза? Вся эта ахинея стала злободневной благодаря безответственным СМИ. Наука всегда готова комментировать эти "злободневные вопросы" и делает это при каждой возможности. Однако давно сказано: правда скучна. "Тьмы низких истин мне дороже нас возвышающий обман".

- Год назад вы возглавили комиссию РАН по борьбе с лженаукой. Что представляет собой сегодня эта комиссия? Каковы ее полномочия?

Евгений Александров: Комиссия функционирует на общественных началах, состоит из 44 человек, из которых 29 - члены РАН, остальные имеют степени докторов и кандидатов наук. Есть два неостепененных члена - журналист и эстрадный артист. Была у нас еще секретарша - сокращена в связи с реформой РАН. Что касается полномочий, то они у нас сводятся к праву "поднимать вопросы" перед президиумом РАН. Мы обязаны отвечать на запросы властей, которые чаще всего сводятся к нужде в нашем экспертном мнении относительно амбициозных научно-технических проектов.

- Чем занимается в вашей комиссии Юрий Горный - артист оригинального жанра, показывающий психологические фокусы?

Евгений Александров: Я бы не назвал это фокусами, это, скорее, просветительские выступления, демонстрирующие возможности тренированной человеческой памяти и наблюдательности. Вместе с тем Горный принадлежит к сообществу иллюзионистов и уже давно оказывал нашей комиссии поддержку в разоблачении всяких магов и "экстрасенсов", которые морочат людям головы примитивными фокусами, выдаваемыми за чудеса "эзотерики".

- Добилась ли комиссия по борьбе с лженаукой каких-нибудь реальных результатов?

Евгений Александров: Смею надеяться, что чего-то мы добились. Еще с начала 90-х мы, тогда еще не имевшие статус комиссии, воевали с "торсионными полями", сохранив государству миллиард долларов. Сейчас этот "бренд" иногда еще мелькает в желтой прессе, но сама тема эксплуатируется сегодня только мелкими мошенниками на ниве целительства. Комиссия издавала книги и выпускает периодический бюллетень "В защиту науки", где наши авторы открывают глаза обществу на всяческие мошенничества под знаменами лженауки. Полагаю, не без нашего участия был устранен Петрик с подмостков Госдумы, где он возвысился было до роли "научного советника".

- К продвижению многомиллиардного лженаучного проекта Петрика "Чистая вода" имели отношение некоторые высокие должностные лица. Афера была пресечена. В том числе - благодаря вмешательству настоящих ученых. Вы называете экспертов вашей комиссии "цепными псами бюджета". Но почему в России нет серьезных структур, способных поставить заслон мошенникам от лженауки?

Евгений Александров: В России во все века был очень силен фаворитизм, когда вопросы огромного значения решаются первыми лицами с подачи сомнительных фигур, случайно приблизившихся к власти. Что касается нашей "цепной роли", то, действительно, мы всегда призывали власти отправлять нам на экспертизу все всплывающие в обход науки "прорывные" и неизменно высокозатратные проекты. Однако надо понимать, что в этих делах всегда присутствует коррупция. Представьте себе высокого начальника, регулирующего денежный поток в науку. К нему обращается "договороспособный" циничный мошенник от лженауки с предложением ахового проекта, ну, скажем, "гравитационной пушки". Начальник рассылает по разным учреждениям проект на отзыв. Из многих отзывов выбираются редкие положительные (находятся желающие принять участие в афере). На их основе начальник решает начать финансирование безнадежной затеи, ничем не рискуя, - ведь это "шаг за горизонт, поиск неведомого; ученый имеет право на ошибку". Все это становится особенно опасным, когда прикрывается грифами секретности. Покойный академик Кругляков рассказывал в своих интервью, что его комиссия отвергла все "прорывные" проекты, которые к нам поступали. За это Кругляков был объявлен губителем науки, инквизитором, а сам Петрик поклялся покончить с комиссией.

- Каковы, на ваш взгляд, критерии, позволяющие однозначно оценивать тот или иной проект как лженаучный? И как быть с теми проектами, которые поначалу выглядят абсурдными, но со временем обнаруживают свою научно-техническую состоятельность?

Евгений Александров: Я много раз детально отвечал на подобные вопросы. Во всех отвергнутых комиссией проектах обнаруживались элементарные ошибки, связанные с игнорированием твердо и окончательно установленных фактов и законов, таких как законы сохранения энергии, импульса, момента импульса... Я не знаю проектов за последние сто лет, которые первоначально выглядели абсурдно, но со временем обнаружили состоятельность. Зато знаю множество обратных примеров - первоначально проект кажется близким к воплощению, а по мере его развития конечная цель отступает, как линия горизонта. Тридцать лет назад казался очень заманчивым проект полностью оптического компьютера. Пятьдесят лет назад зрителям фильма "Девять дней одного года" казалось, что вот-вот Баталов под руководством Смоктуновского достроит свою термоядерную "кастрюлю", а сегодня запуск рентабельной термоядерной электростанции откладывают уже лет на пятьдесят вперед. Я раз за разом обращаю внимание на то, что комиссия не занимается сертификацией текущего научного процесса - это дело научных коллективов с их учеными советами, дело редакций научных журналов. Наше дело - оградить государство и граждан от заведомой глупости или мошенничества под флагами лженауки.

- Вы, конечно, помните случай, когда Октябрьский суд г. Санкт-Петербурга пытался установить, от кого произошел человек - от обезьяны или от божественной эманации? Такую задачу поставила перед судьей пятнадцатилетняя школьница, возмущенная учебником биологии, где излагаются основы теории Дарвина. К школьнице этой вопросов нет. Вопросы здесь могут быть только к суду, который является государственной институцией. На ваш взгляд, почему такой иск был принят судом к рассмотрению? Это тоже примета нашего времени?

Евгений Александров: В нашей стране маятник качнулся от состояния всеобщего приказного атеизма и двинулся к всеобщему, тоже в значительной мере приказному православию. Вот на этом фоне подобный процесс и мог состояться.

- По телевизору показывают сериалы о феноменальных мистических способностях Вольфа Мессинга и сногсшибательном ясновидении Ванги, "авторитетные эксперты" в студии расследуют завораживающую "тайну гибели группы Дятлова", для утренней подзарядки народу желает "доброго здоровьица" чудесный "врачеватель" Геннадий Малахов... Все это делается только в погоне за рейтингом или на мистику есть социальный заказ?

Евгений Александров: Вот уж не знаю, зачем это делается, но в любом случае это безобразие! Это просто преступное оболванивание граждан. Давно и досконально известно все об этих любимых героях нашего больного телевидения. Юрий Горный написал статью в бюллетене N9 "В защиту науки" о своих встречах с Вольфом Мессингом и с Вангой. Этим одиозным персонажам посвящены также обстоятельные разоблачительные статьи криминалиста Николая Китаева в бюллетене N6, которые можно прочитать на открытом сайте нашей комиссии. Обе эти персоны - Мессинг и Ванга - были профессиональными обманщиками, изображавшими из себя ясновидцев и чтецов мыслей.

- Если Григорий Грабовой получил тюремный срок за хищение денежных средств под обещания воскрешения погибших, излечения людей от тяжелых заболеваний, то каков должен быть спрос с журналистов, распространяющих (причем не всегда бескорыстно) опасные для здоровья и жизни, заведомо шарлатанские рецепты избавления от болезней?

Евгений Александров: Это вопрос не ко мне, а к правоохранителям. Замечу только, что Грабовой получил малый срок и досрочно вышел на свободу - у него были высокие связи. Хотя я и сам привычно проклинаю СМИ за пропаганду мракобесия, хочу все же сказать о журналистах и доброе слово. Прежде всего это относится к Клубу научных журналистов, организатор которых Александр Сергеев сейчас стал членом нашей комиссии. И многие другие журналисты помогали нам в нашем противостоянии с лженаукой. Некоторые из них при этом пострадали. На всякий случай не буду называть их имена.

- Чем вы объясняете недавнее массовое паломничество к "поясу Богородицы"?

Евгений Александров: Да все тем же движением российского исторического маятника, о котором я уже говорил, отвечая на один из предыдущих вопросов. Хотя, по-моему, к вере это имеет малое отношение. Это, скорее, воспитанный телевидением интерес к магии.

- Все, кто выстоял многочасовую очередь к "поясу Богородицы", верят, что эта церковная реликвия обладает чудодейственной силой - исцеляет увечных, возвращает надежду отчаявшимся. Так, может, пусть верят, если им от этого легче?

Евгений Александров: Для людей рационального мышления подобный вопрос возникает в отношении любых амулетов: верящим в них людям они обычно помогают- известный эффект плацебо, авто-психотерапия. Современная медицина сюда же относит гомеопатические лекарства, в которых зачастую нет ни одной молекулы объявленного действующего вещества. (Например, в усиленно рекламируемом имунномодуляторе "анафероне" одна молекула действующего вещества ожидается на сто миллионов таблеток - это следует из официального описания препарата). Однако эти утешительные средства отвлекают больных от действенной медицины, что бывает опасным.

- Веру наших сограждан в колдунов, экстрасенсов, астрологов, лжепророков хочется назвать необъяснимой. Но ведь чем-то она объясняется. Чем, на ваш взгляд?

Евгений Александров: Объясняется рядом причин - малограмотностью, доверчивостью и, как уже говорилось, вакханалией безответственной телевизионной и газетной пропаганды подобного вздора. Мне не хотелось бы видеть за этим осознанное стремление власти отвлечь народ на "зрелища". Могу лишь заметить, что сама власть попадается на удочку этой чертовщины. Например, имеются материалы конференции, проведенной в мае 2013 года под эгидой Следственного Комитета РФ - "Актуальные проблемы расследования преступлений", где обсуждались "нетрадиционные методы получения криминалистической информации". Эти методы сводятся к использованию "ясновидящих" со ссылками на телепрограммы типа "Битвы экстрасенсов". Полная вздорность мифов о "парапсихологии" давным-давно доказана мировой наукой. В частности, абсолютная беспомощность этих подходов к следственной практике многократно освещалась в публикациях комиссии по борьбе с лженаукой. Но, кажется, что-то стало меняться в последнее время. Вот были сообщения, что Госдума рассматривает закон об ограничении рекламы оккультных услуг.

- Люди доверяют заклинаниям, гаданиям, астрологическим прогнозам, потому что не находят опоры в научном знании?

Евгений Александров: Главное, что они не ищут опоры в научном знании.

- Может, все дело в том, что, прибегая к мистическим толкованиям фактов и явлений жизни, полной загадок и противоречий, люди ищут простое объяснение сложным вещам?

Евгений Александров: Да, конечно, это свойственно детям и малообразованным людям. Наука - это всегда непросто. Гораздо проще лежать на диване и смотреть по телевизору очередную "битву экстрасенсов" или в третий раз слушать вздор о "великой тайне воды".

- В какие исторические периоды возрастает тяга населения к мистике, лженаучным теориям?

Евгений Александров: В "смутные" времена. В царской России увлекались столоверчением и медиумизмом после отмены крепостного права и перед революцией 1917 года. При советской власти парапсихология стала расцветать после развенчания культа Сталина - снова вызывали духов, гоняли по столу блюдечки. Но самым пышным цветом все это распустилось после горбачевской перестройки и цветет до сих пор. Может быть, хватит?

- Смута в умах - она от социальной неустойчивости, от пугающего колебания привычных основ?

Евгений Александров: Да, конечно. Есть привычный набор мути, который лишь тасуется и переименовывается. Домовой называется барабашкой, "заколдованное место" именуется "геопатологической зоной", черти перешли в зомби или в инопланетян...

- Какой диагноз можно поставить обществу, активно интересующемуся паранормальными явлениями? Не является ли такой интерес симптомом бегства от действительности и утраты веры в нее?

Евгений Александров: Не могу удержаться, чтобы опять не сказать, что паранормальных явлений не существует. Это в лучшем случае фантомы восприятия - аберрации, а чаще плоды обмана. Не устаю повторять, что американский иллюзионист Джеймс Ренди около двадцати лет назад назначил огромную премию (сейчас это один миллион долларов) любому, кто продемонстрирует его комиссии что-нибудь паранормальное - телепатию, телекинез, лозоходство, ясновидение, левитацию и тому подобное. Комиссия Ренди состоит из профессионалов-фокусников и обмануть ее до сих пор никому не удалось, несмотря на многие сотни попыток. По-моему, как только правда об этой паранормальной чепухе станет общеизвестной, исчезнет и интерес к ней, искусственно нагнетаемый телевидением.

- Какова психология обскурантизма?

Евгений Александров: Это большая тема. Обскурантизм связан с милитаристским восприятием мира: "нечего умничать, стройся!", "я князь Григорию и вам фельдфебеля в Вольтеры дам".

- Мракобесие - ходовой товар. Почему лженаучное знание продается лучше, чем научное?

Евгений Александров: Да потому, что научное знание дорого стоит, а мракобесие идет по дешевке.

- Почему наука не популяризируется, как это было когда-то во времена телепрограммы "Очевидное - невероятное", детского киножурнала "Хочу все знать", десятков просветительских печатных изданий? Почему научные достижения сегодня в тени общественного внимания?

Евгений Александров: Потому что нет политической воли, направленной на просвещение народа. Все тот же эффект маятника. Прославленный советский историк И.М. Дьяконов писал в 50-х годах прошлого века о том, что в новой эре есть два равновеликих текста - Библия и "Манифест Коммунистической партии". Вот так и качаемся между двумя величиями.

- Каковы могут быть последствия угасающего интереса общества к научному знанию?

Евгений Александров: Сползание России в категорию стран "третьего мира".

Справка "РГ"

Комиссия по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований при президенте РАН была создана в 1998 году по инициативе академика В.Л.Гинзбурга. Комиссия разрабатывает решения по спорным научным вопросам, критикует лженауку и верование в существование паранормальных явлений. С ноября 2006 года Комиссия выпускает информационный бюллетень "В защиту науки". В статьях разоблачается псевдо- и антинаучная деятельность лжеученых, которые наносят вред развитию науки, здоровью населения и способствуют распространению мракобесия в России. С ноября 2012 года Евгений Александров возглавляет комиссию. В ее состав входят 46 человек, из которых

29 - члены РАН, 15 - имеют степени докторов и кандидатов наук, два - неостепененные члены, журналист и эстрадный артист.

Общество Наука
Добавьте RG.RU 
в избранные источники