Новости

23.04.2014 21:51
Рубрика: Происшествия

И швец, и жнец, и сиделец

Чтобы занять заключенных, уральские колонии переходят к натуральному хозяйству
В трех с лишним десятках исправительных колоний Свердловской области сейчас отбывают срок около 27 тысяч заключенных. И лишь пять с небольшим тысяч из них обеспечены хоть какой-то работой. Руководство ГУФСИН не первый год пытается организовать совместные с частным бизнесом предприятия, однако такого рода партнерство развивается с большим трудом.

Вот недавний пример. В начале текущего года правительственная делегация во главе с губернатором Свердловской области Евгением Куйвашевым посетила единственный в России завод по производству кос в рабочем поселке Арти. Выяснилось, что уникальное предприятие столкнулось с нешуточной проблемой: не хватает древесины для черенков, из-за этого наращивать объемы выпуска продукции - ручных кос, вил, грабель, лопат и прочего сельскохозяйственного инвентаря - не удается, хотя спрос есть. Парадокс, но на нехватку древесины пожаловался завод, расположенный не где-нибудь в оренбургских степях, а в регионе, 83 процента площади которого занимают леса.

Тогда губернатор предложил руководству предприятия попытаться наладить кооперацию с исправительными колониями ГУФСИН, которые с советских времен "специализировались" на лесоповале и лесозаготовках. В частности, речь шла о расположенной в Сосьве ИК-15, которая буквально со всех сторон окружена лесом. Правда, когда от предварительных договоренностей перешли к делу, выяснилось, что артинскому заводу дешевле покупать древесину в соседней Башкирии, чем заказывать ее сосьвинскому спецучреждению.

- Пока мы ведем переговоры, но надежды на заключение взаимовыгодного контракта мало, - говорит замдиректора завода Александр Шатохин. - Либо нам предлагают древесину не того сорта, либо мы не можем дать цену, которая устроила бы вторую сторону. В Башкирии лес дешевле, такова политика правительства республики. К тому же в Сосьве очень высокая себестоимость производства.

Помимо устаревшего оборудования, которое не дает нужной производительности (это признают и в руководстве Свердловского ГУФСИН), на цену поставки древесины влияет территориальная удаленность. Действительно, от ближайшего башкирского райцентра, села Месягутово, Арти отделяют 170 километров, расстояние до Сосьвы в три раза больше.

Именно логистика является главным аргументом, настраивающим коммерсантов против сотрудничества с исправительными колониями. Все остальные проблемы решить проще: не устраивает оборудование - можно завезти новое, не удовлетворяет квалификация заключенных - быстро их обучить. Можно приспособиться даже к режиму в колониях, когда ворота открываются и закрываются строго в назначенное время, независимо от того, успел коммерсант завезти материал и вывезти готовую продукцию или нет.

- На территории екатеринбургской ИК-2, где я 15 лет назад открыл производство пластиковых окон, пустых производственных площадей уже не осталось. Недавно просил выделить мне дополнительно 400 квадратных метров для расширения линии - отказали, - рассказывает предприниматель Виталий Дробышевский. - Думаю, примерно такая же ситуация и в ИК-10, что тоже находится в черте города. А вот чем дальше колония от города, тем она менее интересна. Производственный процесс нужно постоянно контролировать, поэтому я вряд ли когда-нибудь стану сотрудничать с учреждениями в той же Сосьве или Тавде.

Число заказов, размещенных бизнесом в колониях, расположенных близко к крупным городам, действительно существенно больше, чем на периферии, подтверждает Дмитрий Якимов, отвечающий в свердловском ГУФСИН за организацию производства. Отдаленным зонам везет лишь изредка. Так, в ИК-24, расположенной в Тавдинском районе, освоили выпуск европоддонов и евроящиков из древесных отходов. Для этого там специально смонтировали производственную линию итальянского производства. Правда, обслуживают ее всего 40 человек, при этом средняя зарплата одного работника не превышает 3300 рублей.

Чтобы занять остальных заключенных и позволить им заработать хотя бы на чай и сигареты, руководство ГУФСИН решило разместить в "лесных" учреждениях производства для внутренних нужд службы. Теперь зеки изготавливают решетки и двери для своих же камер, кровати, столы, шьют спецодежду для себя и надзирателей. В ближайшее время в краснотурьинской ИК-3 собираются запустить линию по производству форменной обуви, оборудование уже завезли. В Камышлове строят новый следственный изолятор - заключенные из других учреждений изготавливают для этого объекта стройматериалы, например, бетонные блоки и металлический профлист. Более того, в ряде колоний начали осваивать производство продуктов питания: круп, хлеба, мяса, макарон, сушеных овощей. Ни дать ни взять - возврат к натуральному хозяйству. Но, как говорят представители Свердловского ГУФСИН, это объективно необходимо.

- Не всегда удается обеспечить учреждение коммерческими заказами. Но работа заключенным нужна, ведь многие из них по решению суда должны выплачивать компенсации морального вреда, алименты и прочие долги. Чем больше осужденных на зоне получат работу, тем больше решений суда будет в конечном счете исполнено, - пояснил начальник пресс-службы ГУФСИН России по Свердловской области Александр Левченко.

Кстати

Из бюджета Свердловской области с 2011 года на поддержание занятости заключенных направлено 7,9 миллиона рублей. Деньги были выделены по линии минсоцполитики и пошли на покупку 23 деревообрабатывающих и металлообрабатывающих станков, для обслуживания которых создано 60 новых рабочих мест. В 2014 году область планирует выделить на промышленное оборудование для исправительных колоний еще 2,4 миллиона рублей. А вот на повышение зарплаты работающим заключенным денег не выделяется ни из каких источников: большинство из них получают по-прежнему не больше МРОТ, то есть 5,5 тысячи рублей.

Происшествия Правосудие Тюрьмы Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область