Новости

05.05.2014 00:20
Рубрика: Культура

Верили всегда

На страницах журнала "Наука и религия" впервые опубликовали свои произведения Пелевин и Кастанеда
Когда с титульного листа журнала "Наука и религия" исчезло слово "атеистический"? Как впервые был опубликован рассказ Виктора Пелевина? Об этом и многом другом корресподенту "РГ" рассказывает главный редактор издания Ольга Брушлинская.

Ольга Тимофеевна, в журнале "Наука и религия" наука больше не борется с религией?

Ольга Брушлинская: Даже когда он был атеистическим изданием, борьбы не было. Главный редактор вычеркивал слова "фронт", "борьба", "идеологический противник". У журнала была установка - как можно больше народу убедить, что атеистическое мировоззрение правильное, нужное, практичное. Как пелось "Отбросивши сказки о чуде, отняв у богов небеса, простые советские люди повсюду творят чудеса". Но в конце 1980-х годов с нашего титульного листа исчезло слово "атеистический". Мы стали давать читателю больше знаний о религии, о не материалистических теориях мироздания. Мы первыми напечатали Карлоса Кастанеду на русском языке, до этого его тексты ходили в самиздате. Рассказали о Елене Блаватской, Елене Ивановне Рерих. Но без воплей и всхлипов, не как носителей религиозных истин, а как представителей культуры.

Тогда у журнала и поменялась позиция: ко многим приходило понимание, что наука и религия не обязательно враждебны. Кстати, известно немало религиозных ученых... И религиозное мировоззрение, задавая особое состояние ума и души, многим из них помогало открывать новое.

Какой период в жизни журнала был особенно интересным?

Ольга Брушлинская: Вторая половина 1980-х. Наш тираж тогда достигал 980 тысяч экземпляров. Айзек Азимов предоставил нам право первой публикации философского произведения о Библии. Ричард Бах, автор культовой "Чайки по имени Джонатан Ливингстон" - право первой публикации своей "Единственной". Он говорил, что публикация в российском журнале с почти миллионным тиражом делает ему честь. У нас же впервые опубликовался с замечательной миниатюрой "Колдун Игнат и люди" тогда никому не известный Виктор Пелевин. Все приходил к нам, в шахматы играл. Миниатюру его опубликовали случайно. При верстке остался маленький "подвальчик", и мы пошли к главному редактору с предложением "заткнуть" дырку "прелестным рассказом" Пелевина. Главный редактор радости не выразил, но разрешил.

В это "золотое время" мы печатали и эзотерику, и русских религиозных философов, о которых в России мало что знали.

У вас ведь и Аверинцев с Гаспаровым печатались.

Ольга Брушлинская: Это одно из самых ярких впечатлений! В начале 1990-х вдруг узнаю, что наш классик, переводчик древнеримской и древнегреческой литературы Михаил Леонович Гаспаров не может издать книгу очерков "Занимательная Греция". Звоню ему: наш журнал готов опубликовать. А вослед звоню в Вену Сергею Сергеевичу Аверинцеву с просьбой написать предисловие к публикации друга. И Сергей Сергеевич присылает нам его со словами, что если бы он прочел эту книжку в 14 лет, то стал бы другим человеком. Публикация принесла журналу много новых подписчиков. Венедиктов (он был почитателем Гаспарова) пригласил нас с главным редактором Правоторовым на "Эхо Москвы", беседовал с нами в прямом эфире о журнале.

В числе наших любимых писателей - Лариса Васильева, автор знаменитых книг про "Кремлевских жен" и "...детей". Она нам предоставила право первой публикации своей замечательной повести о Евдокии Московской, жене Дмитрия Донского. Сейчас публикуем ее версию исчезновения императора Александра I.

Многие считают наши времена эпохой торжества антинаучности или псевдонаучности. В религиозных взглядах тоже много странностей. Как журнал пытается сохранить высокую культуру в той и другой теме?

Ольга Брушлинская: Мы верны своим традициям. Следуем принципу свободы совести, все наши публикации выдержаны в духе толерантности и уважения к представителям всех религий и культур. Конечно, у нас больше материалов по православию, и это потому, что мы живем в стране, где 80 процентов населения называют себя православными. Мы с уважением относимся и к исламу, и к иудаизму, и к буддизму -традиционным российским религиям. Но когда к нам приходят представители псевдорелигиозных сект и предлагают "любые деньги" за то, чтобы мы напечатали их материалы, категорически отказываемся. Что касается науки, то мы не орган Академии наук, и иногда позволяем себе писать о вещах паранаучных, еще не принятых "официальной" наукой. Да ведь, как сказал один академик, водораздел между наукой и религией не есть нечто, навсегда определенное, это меняющееся русло.

И гороскопы печатаете?

Ольга Брушлинская: Ну это - так, скорее игра с привычками людей. Например, с привычкой считаться с Лунным календарем.

Чему главному вас научили в журнале "Наука и религия"?

Ольга Брушлинская: Я пришла в журнал 44 года назад и была потрясена тем, какой народ "клубится" в редакции. Приходили Юрий Корякин, Игорь Губерман, Фазиль Искандер. Камил Икрамов заведовал отделом литературы. Владимир Тендряков, к сожалению, сейчас забытый, был членом редколлегии, и у нас впервые публиковалась его повесть "Апостольская командировка". Разговоры молодого героя его повести с батюшкой и сейчас бы пригодились. И не всякий батюшка ответил бы на вопросы того героя. И вот однажды Камил Икрамов сказал мне строгие слова: "Если ты собираешься работать в отделе ислама, ты должна знать его хотя бы на уровне медресе (мусульманского среднего учебного заведения)". Я стала ходить на семинары в Институт востоковедения, тогда элитное научное заведение. Меня через какое-то время назначили заведующей отделом ислама, хотя по правилам заведовать им должен был мужчина желательно с мусульманской фамилией. Но для меня в ЦК партии, где нас утверждали, сделали исключение.

И один из самых интересных моментов в моей редакторской работе. К нам однажды пришла, как говорится, с улицы, без рекомендаций, женщина с... переводом Корана. Профессиональная реакция: еще одна сумасшедшая. Но я стала читать текст. А прочитав, убедила главного, что его стоит напечатать. Теперь это всем известный перевод смыслов Корана Валерии Пороховой.

Кто сегодня ваш читатель?

Ольга Брушлинская: По результатам недавнего анкетирования знаю, что журнал читают всей семьей: и бабушки, и дедушки, и внуки-школьники. Большинство читателей журнала живут в провинции. Я бы определила читателя так: интеллигент, сохранивший, если выразиться высокопарно, "духовную жажду".

От редакции:

5 мая отмечает день рождения главный редактор журнала "Наука и религия" Ольга Брушлинская. Она пришла работать сюда в 1970-м году разъездным корреспондентом, последние семь лет руководит изданием. В этом году у журнала 55-летний юбилей.

Культура Литература Общество СМИ и соцсети Лучшие интервью