Новости

05.05.2014 00:04
Рубрика: Культура

Журавли летят до горизонта

Вчера, 4 мая, исполнилось 80 лет со дня рождения великой русской актрисы Татьяны Евгеньевны Самойловой. Этот юбилей - повод для того, чтобы высказать все возможные восторги в ее адрес. Но и печально поразмышлять о ее судьбе.

В разговорах о Самойловой нет полутонов, тут господствуют два оттенка: яркий и тусклый. Яркий, когда говорят о двух ее гениальных ролях. И тусклый, когда рассуждают о десятилетиях ее невостребованности. Десятилетиях невостребованности той, которая при жизни была названа гениальной. Несколько лет назад мой телевизионный коллега и тезка придумал передачу для того, чтобы понять, какие отношения связывают великую актрису и ее сына, живущего за границей. Сначала я возмутился: что ж это за манера такая - считать, что если человек известен, то его личная жизнь непременно должна становиться всеобщим достоянием? А потом подумал: может, оно и хорошо? Во всяком случае, вспомнят актрису - хоть так.

Яркий и тусклый оттенки жизни. Она сыграла в великом фильме "Летят журавли", когда ей было 23 года. Виктор Сергеевич Розов, автор пьесы "Вечно живые", по которой была поставлена картина, рассказывал, что поначалу "Журавли" неоднозначно были приняты и коллегами, и критиками и даже зрителями. Не всеми была принята и Самойлова, казавшаяся не типичной, другой. А потом были Канны. И "Пальмовая ветвь". И отдельная награда ей. И - мировое признание. И - приглашение на съемки. В том числе и в Голливуд, чтобы сыграть - внимание! - в фильме "Анна Каренина" вместе не с кем-нибудь, а с Жераром Филипом. Но советское руководство сказало свое решительное: "Нет!" съемкам советской актрисы в американском кино.

Когда мы говорим и думаем о судьбе Татьяны Самойловой, нам кажется, что если в яркости ее судьбы "виноват" ее невероятный талант, то в тусклости не виноват никто. А что? Так сложилось... Могло бы по-другому, а сложилось так. Но виноватый есть. Та самая, нынче восхваляемая многими, советская власть. Спокойно и без эмоций власть эта перекрыла актрисе путь на Запад, и, таким образом, была уничтожена судьба, убита.

Тем, кто сегодня так любит вздыхать: мол, ах, как хорошо было в те годы, советую вспоминать не только бесконечные очереди; не только "продовольственные заказы" с гречкой и шпротами; не только партийные бюро, на которых надо было держать экзамен перед выездом за границу, но и тот факт, что власть считала себя хозяйкой человеческой жизни. В самое что ни на есть мирное время, да еще когда начиналась хрущевская оттепель - она по идеологическим соображениям уничтожила великую актрису.

Почти сразу после "Журавлей" Самойлова снова работала с Калатозовым и Урусевским в картине "Неотправленное письмо". И снова возникла советская власть, которая не могла позволить, чтобы великие художники делали картину так, как сами считают нужным. Она процензурировала фильм, сильно его изменив. Это ж как надо было постараться чиновникам от кино, чтобы лента Калатозова, Урусевского, в которой снимались Самойлова, Ливанов, Смоктуновский, Урбанский, не стала событием!

Иногда кажется, что издевательства советской власти для нас привычны: ну, да - не пускали сниматься за границу; ну да - была цензура - и что? Но ведь все это калечило людей, убивало их. Может быть, нам почаще вспоминать про все это, не забывать эти уроки...

Потом был замечательный венгерский фильм "Альба Регия" - мелодрама с детективным уклоном, или, наоборот, детектив с мелодрамой, в котором Самойлова снялась в роли разведчицы. Венгры - не Голливуд, у них - можно.

В 33 года она сыграла Анну Каренину в знаменитом фильме Александра Зархи. Она играла любовь с актером, который десять лет назад был ее первым мужем. Я не знаю, зачем Зархи на роль Карениной и Вронского пригласил бывших мужа и жену. Я не знаю, как это: играть страстные отношения с актером, брак с которым распался. Впрочем, в те годы об этом мало кто знал: тогда было не принято говорить о личной жизни звезд.

Фильм вышел более сорока лет назад...

Ничего более значительного она не сыграла.

Александр Атанесян снял ее в картине "Двадцать четыре". Рената Литвинова взяла интервью в своем фильме "Нет смерти для меня". Еще были небольшие роли.

Никто не виноват?

А еще говорят: у нее трудный характер. А еще говорят: она болеет в последнее время, и это "последнее время", кажется, длится десятилетия.

Никто не виноват? Судьба?

Она хотела играть на сцене. И даже работала некоторое время в странном учреждении, которое называется "Театр Киноактера".

Но и театру она, по большому счету, не пригодилась.

Судьба?

Как просто все свалить на нее, безответную. Самойлову звали играть в Голливуд, а она сорок лет без значительных ролей. Она сыграла великие роли и оказалась никому не нужной.

Нормально?

Сегодня, в день юбилея, хочется упасть перед Татьяной Евгеньевной на колени и долго-долго благодарить за то счастье, которое испытывали поколения зрителей, видя ее на экране. И продолжают испытывать.

И еще хочется просить у нее прощения, хотя сам ни в чем не виноват. Но прощения просить очень хочется.

Журавли, как известно, летят до горизонта. Пока есть горизонт - они летят.

Как бы мечталось, чтобы полет Татьяны Самойловой еще долго не прерывался.

Культура Кино и ТВ Наше кино Колонка Андрея Максимова Персона: Татьяна Самойлова