Новости

06.05.2014 00:47
Рубрика: Экономика

Возбуждения ждать не стоит

Институт предупреждений улучшил деловой климат столицы
Московское управление Федеральной антимонопольной службы признано лучшим среди подразделений ведомства в России. Руководитель УФАС по г. Москве Рачик Петросян рассказал, какие инициативы улучшили деловой климат столицы и почему рост числа жалоб он считает явлением положительным.

Благодаря каким решениям удалось улучшить бизнес-климат в столице?

Рачик Петросян: Мы вышли с инициативой к правительству Москвы и попросили стандартизировать закупки госкомпаний. Власти столицы заняли принципиальную позицию и потребовали от всех своих компаний следовать единообразным правилам закупок, которые были нами совместно разработаны. За счет этого удалось создать понятную и прозрачную среду для участия в закупках предпринимателей, совершенно другой уровень комфорта для бизнеса. Мы считаем, что этот опыт могут взять на вооружение и другие регионы. Если правительство Москвы смогло установить для своих компаний такие требования, то сделать это способны и другие субъекты РФ.

Какие законодательные изменения способствовали совершенствованию работы антимонопольной службы?

Рачик Петросян: Самое существенное изменение в том, что мы получили право контролировать закупки госкомпаний и все остальные торги, проводимые в обязательном порядке, а не только госзаказ. Среди них торги на продажу государственного и муниципального имущества, земельных участков, приватизацию, банкротство, конкурентные процедуры на заключение договоров аренды и т.д. Теперь в течение пяти рабочих дней мы рассматриваем поступившую жалобу, фиксируем нарушение и даем предписание еще до того, как подписывается контракт. В то время как раньше мы могли только возбуждать дело, рассматривать его более длительное время и выносить решение тогда, когда оно уже никому не нужно.

Позволяют ли предупреждения быстро поменять ситуацию?

Рачик Петросян: Безусловно, сейчас, получая предупреждение, большинство монополистов просто исправляют нарушение, не дожидаясь возбуждения дела. Введение практики предупреждений изменило нашу работу. Представьте себе: монополист допустил нарушение, и мы сразу возбуждаем дело, накладываем штраф. Это провоцирует волну сопротивления, компания начинает оправдываться, что нарушения не было, вместо того чтобы просто поправить ситуацию. В выигрыше оказываются все: компании, которые избегают суда и штрафов, мы - у нас отпадает необходимость вести долгие судебные споры, граждане и предприниматели - они не ждут долго исправления ситуации.

А как изменилось количество жалоб, поступающих в антимонопольный орган?

Рачик Петросян: В 2013 году произошел существенный рост активности, приблизительно в 1,5 раза увеличилось количество жалоб. Если говорить о жалобах по госзаказу, то их количество выросло с 7,7 тысячи до 9 тысяч. По остальным - делам о банкротстве, приватизации, управляющим компаниям, закупкам госкомпаний - объем жалоб удвоился. Если раньше было около 500 жалоб, то в 2013 году их стало уже 1102. Такой рост говорит о том, что новые полномочия ведомства эффективны, граждане и предприниматели доверяют нам. Они обращаются к нам, видят результат и приходят снова. Это и приводит к увеличению количества жалоб.

И в ближайшее время снижения числа жалоб не предвидится?

Рачик Петросян: На количестве обращений, кроме изменения наших полномочий, сказался переход на новую контрактную систему. Чтобы отсрочить применение новых правил, заказчики старались разместить большее количество закупок и провести торги по старому законодательству в конце 2013 года. За счет этого был оттянут процесс перехода на новые правила, он получился более плавным.

Но объем закупок вырос и количество жалоб тоже. Если в обычном режиме мы проводим около 25 комиссий в день, то в этот период доходило до сотни. Сейчас переход на новую контрактную систему осуществлен, и число жалоб снизится.

Как в целом идет работа по новым правилам в сфере госзаказа?

Рачик Петросян: Работа по новым правилам идет не слишком хорошо, хотя бы потому, что они новые. А готовящиеся в законодательство поправки говорят и о том, что они не совершенные.

С чем связаны самые серьезные сложности?

Рачик Петросян: Например, в контрактной системе появился новый способ проведения конкурса - это конкурс с ограниченным участием. И не совсем понятно, когда можно его использовать, а когда нельзя. Некоторые регионы пошли по пути максимального закрытия, максимальной антиконкурентной политики и везде, где можно было это сделать, стали проводить конкурс с ограниченным участием. Мы такую позицию не поддерживаем. В Москве мы изначально оговорили, что делать этого не будем. И коллеги из правительства Москвы сориентировали заказчиков, что конкурс с ограниченным участием применяется только в конкретных, заранее оговоренных случаях, когда речь идет о торгах и закупках для опасных и технически сложных объектов. В этом смысле Москва показывает пример, на который нужно ориентироваться.

Увеличение числа дел происходит по всем видам нарушений?

Рачик Петросян: Почти по всем. К примеру, мы возбудили десятки дел о сговоре на торгах. Хотя раньше таких дел набиралось всего десяток. Не секрет, что недобросовестные предприниматели сговариваются между собой, чтобы не конкурировать на конкурсах и аукционах. У нас в прошлом году на новый уровень вышла борьба со сговором в сфере госзаказа. Мы применили новый подход к обнаружению нарушений в этой сфере на основе сходства IP-адресов. Часто один человек, держа на руках несколько флешек с электронными цифровыми подписями, "конкурирует" сам с собой. Он декоративно сбивает цену, создавая видимость торга. Нам удается устанавливать такие нарушения и пресекать их.

Какое наказание предусмотрено для тех, кто участвует в сговоре?

Рачик Петросян: Их штрафуют на сумму от 10 до 50 процентов от стоимости торгов. У нарушителя после таких потерь не появляется желания повторять такие "подвиги". Но если один из нарушителей идет на контакт, раскрывает всю цепочку заговорщиков, он может избежать административного наказания, то есть штрафа. А в некоторых случаях может избежать и уголовного наказания. То есть у того, кто первый осознает вину и раскается, есть преимущество. Он может избежать наказания.