Новости

06.05.2014 16:03
Рубрика: Культура

"РГ" побывала на съемках телеромана "Бабье лето"

Текст: Светлана Мазурова (Санкт-Петербург)
Режиссер Дмитрий Светозаров снимает многосерийный телевизионный фильм "Бабье лето". Съемки проходят в павильонах киностудии RWS в Петербурге.

В главной роли - Александра Куликова, одна из ведущих актрис БДТ имени Товстоногова. Ее героиня - петербургская интеллигентка, библиотекарь, дочь писателя. А ее мужа, спившегося музыканта, играет Юрий Стоянов. Телероман о судьбах простых людей, наших современников, о 40-летней женщине, потерявшей надежду на любовь и счастье, считающей, что менять что-либо в жизни уже поздно. Корреспондент "РГ" встретилась с режиссером на съемочной площадке.

Дмитрий Иосифович, уже ведь есть сериал "Бабье лето". У вас название рабочее?

Дмитрий Светозаров: Рабочее, но ему четыре года - столько, сколько и сценарию, который все это время путешествовал по телевизионным редакциям. Название банальное, избитое, но в этой избитости есть определенный смысл. Давно прошли времена, когда с помощью названия можно было кого-то обмануть. Тем более, когда речь идет о 16-серийном телеромане. Если в середине второй серии интерес к материалу иссякнет, то никакими названиями мы зрителя не заманим.

Кто автор сценария?

Дмитрий Светозаров: Светлана Адлер. К сожалению, пока малоизвестная питерская сценаристка. На мой взгляд, очень способная. Надеюсь, наш фильм поможет ее профессиональной карьере. Я увлекся этим сценарием, потому что меня привлекли изящно скроенный сюжет, яркие характеры, прекрасные диалоги. Благодаря этим, чрезвычайно редким ныне, качествам мне удалось собрать соцветие удивительных, талантливых актеров: Юрий Стоянов, Александра Куликова, Алена Хмельницкая, Сергей Перегудов, Владимир Кошевой, Олег Алмазов… Вообще, в "Бабьем лете" более сотни персонажей (речь не о массовке).

Это мелодрама?

Дмитрий Светозаров: Жанр нашего теледейства определить трудно. Мелодрама с элементами криминального фильма, детектива, трагикомедии. "Бабье лето" - это наша с вами жизнь, в которой, как известно, от смешного до трагического один шаг. На самом деле, это не сериал. Я никогда не снимал сериалы, просто не умею это делать. Я снимаю телероман про двух женщин "бальзаковского возраста", историю их внезапной любви, которую они неожиданно находят с людьми, много их моложе.

История о том, что нельзя терять надежду, опускать руки, нельзя ставить точку, ибо никто не читал сценария нашей жизни и потому не знает, когда возникнет надпись "конец". Для себя же я определяю этот жанр как "народное кино". У меня была попытка работать в этом жанре в картине "Мать-и-мачеха", опять-таки телевизионном романе, который с успехом прошел на Первом канале. Успех этот меня несколько озадачил, потому что я себя мастером подобного жанра не считал. "Народное кино" не значит "кино - суррогат", кино упрощенное, вульгарное. Я не работаю на потребу публики, но обязан учитывать ее интересы. Причем телевизионная публика, в отличие от кинематографической, это значительно более широкий круг людей - в смысле возраста, социального статуса, вкусов.

Я, например, недавно снял полнометражную картину "Снегурочка", очень мне дорогую, сложную, но понимаю, что ее посмотрят от силы несколько десятков тысяч зрителей. А на телевидении я обращаюсь к огромной аудитории. И, как всегда, работаю по принципу "многослойного пирога". В первом слое - слое "крема" - мы увидим мелодраму, "кровь, пот и слезы", но есть и более глубокие слои смыслов, которые, может, даже подсознательно присутствуют в сценарии.

Одна из очень меня волнующих тем - умирание русской интеллигенции. Как класса, как феномена, возникшего в России в середине 19 века. Класса с неписанным кодексом чести, этики, того, что можно и нельзя интеллигентному человеку. Этот класс последние десятилетия становился все тоньше и тоньше, теперь мы видим его вырождение и смерть. Героиня фильма - библиотекарь, питерская интеллигентка во многих поколениях, нищая, с неустроенной судьбой. Ее бывший муж - спившийся поэт, бард. Мне важно некое послевкусие, которое останется после просмотра нашего фильма у вдумчивого зрителя. Если, конечно, он сядет к телевизору.

Расскажите об актерах. Вы проводили кастинг?

Дмитрий Светозаров: Моя актерская труппа - у меня в голове. Я хорошо знаю артистов и когда читаю сценарий, то уже вижу, кто должен играть.

Александра Куликова играла главную роль в моем фильме "Мать-и-мачеха". Во взаимоотношениях с ней обнаруживается тот конфликт, который меня преследует всю жизнь. Саша, в силу своего воспитания, своих вкусов, в силу работы в БДТ, относилась свысока к тому, что мы делаем на телевидении. Я же человек более демократических взглядов, полагаю, что в какой-то степени миссия нас, уже уходящего поколения питерских режиссеров, нести в широкую массу нечто более тонкое, сложное, чем первый смысловой "слой" нашего кино. У экранов телевизоров - целое море глаз, и этот шанс нельзя терять.

Мне посчастливилось встретиться в работе с Юрием Стояновым. Он вел передачу про меня на канале "Культура", и там я понял, что вот он - воплощенный персонаж - муж главной героини. Когда я пригласил Юру на роль, и он стал импровизировать на площадке как музыкант, я понял, как мне повезло: кто бы еще сыграл эту роль так, как Юра? Кроме того, он блестящий трагикомический актер, удивительно чувствующий материал, жанр и режиссера. Ведь это очень тонкая материя - режиссура и актерство. Если возникают внутренний контакт, взаимопонимание, то исчезает нужда в многочасовых репетициях. Когда люди одной творческой крови, все происходит на языке мини-жестов. Я в некотором смысле коллекционирую артистов, собираю определенную труппу людей, с которыми работал и буду работать, и Юра, безусловно, в нее войдет.

Алена Хмельницкая, единственная у меня московская актриса, играет подругу главной героини. Совсем другой характер - типичная современная "бизнесвумен", циничная, иногда вульгарная.

Володя Кошевой - человек, которого я, без ложной скромности скажу, открыл, - сыграл у меня Раскольникова в "Преступлении и наказании". Я знал, как он мыкался, режиссеры не видели в нем никого, кроме Раскольникова, и он нес крест этой роли. Я понял, что мой долг - перевернуть его актерскую судьбу. И предложил Володе интересную, острую, эксцентричную роль "гайдаевского" окраса - мошенника-неудачника, эдакого Паниковского XXI века.

Мне нужны были девочка и мальчик 15-16 лет на роли подрастающих детей героинь. Видимо, мне везет. Я сразу нашел ребят. Одного знал - Данила Ануфриев у меня уже играл. Нужно ли профессионалу долго мурыжить актера? Выбор актера - это на уровне интуиции. Я увидел питерскую девочку Алису Лозовскую и сразу сказал: "Ты будешь играть!". Способная, киногеничная, учится клоунаде у "Лицедеев".

Где еще, кроме павильона, будете снимать?

Дмитрий Светозаров: В квартирах, офисах, в пригородах Петербурга. Например, в Каменке снимем ту часть истории, когда молодой герой, влюбившийся в нашу Анну (его играет Яша Шамшин), приезжает в город из предместья. Когда-то это была деревня, а теперь - улица Парашютная, уже Питер.

Мы снимаем в день 8 минут экранного времени. Причем это сложный, актерский материал. На серию уходит 7 дней.

Зайдите в нашу декорацию, построенную талантливейшей Наталией Кочергиной. Четырехкомнатная петербургская писательская квартира, с фактурой, антиквариатом, библиотекой, с выцветшими обоями, со старыми фотографиями на стенах и с остатками следов от картин, которые проданы. К нам экскурсии ходят - посмотреть это чудо! Так нынче не строят.

У вас есть планы на большое кино?

Дмитрий Светозаров: Кино гибнет, умирает. Оно завершает свой столетний круг, и, начавшись как ярмарочный аттракцион Мельеса, заканчивается как аттракцион, только теперь он стоит миллиарды долларов и называется "Трансформеры"… Глубокий психологический кинематограф становится маргинальным, превращается в продукцию для очень ограниченного круга зрителей. И телевидение опять, в который раз становится той областью, куда уходят истинные мастера. Это происходит в Америке, там сейчас бум сериалов, в них снимаются звезды, потому что только телевизионный формат дает возможность снимать кино в хорошем смысле русской школы: психологическое, тонкое, неспешное, дающее возможность рассмотреть движения души, нюансы взгляда человека, почувствовать паузы. В кино это невозможно в силу не только "гаражного стиля" и победившего клипового монтажа: ведь этот монтаж, в свою очередь, есть следствие изменившегося ритма жизни, огромного моря информации, которая сваливается на человека ежесекундно, и он должен ее глотать, не разжевывая.

Телевидение - последнее прибежище для психологического кино. На западе это происходит, а мы, как всегда, отстаем. У нас пока телевидение на 99 процентов - та же не шибко дорогая ярмарка непрофессионализма и дурновкусия. Но я убежден, что все-таки придет время и для хорошего, качественного, глубокого телевизионного кино.

Прямая речь

Александра Куликова (Анна):

- Я очень довольна ролью, интересным характером. Для меня тут много нового. Дмитрий Светозаров вообще любит выявлять острые человеческие грани плюс у моей героини есть такие черты, с которыми мне впервые довелось встретиться в кино. Анна - измученная жизнью, преждевременно постаревшая женщина. Этот типаж - женщины, махнувшей на себя рукой, хорошо известен. Она занимается ребенком, существует в ритме, из которого не может вырваться. Постоянное безденежье, полное отсутствие личной жизни и мужской защиты. И при этом - определенный культурный багаж: петербургская интеллигенция, дочка писателя, библиотекарь. Тонкая, чувствующая, чистая, в чем-то даже наивная и нелепая женщина, живущая обескровленной серой жизнью.

Я снималась в телевизионном фильме Светозарова "Мать-и-мачеха" и благодарна ему за встречу в новой работе. К тому же, что очень ценно, у Дмитрия Иосифовича удивительная съемочная группа, которую он бережно сохраняет годы и годы. А потому на площадке изумительная атмосфера, и с большинством из этих талантливых людей я знакома еще с "Мать-и-мачехи", где неожиданно случилась одна из самых полноценных моих работ. В той картине происходило перерождение героини (с таким же именем - Анна) - из благополучной женщины, избалованного "цветка" в опустившуюся алкоголичку. Настоящий человеческий крах. А в "Бабьем лете" - история возрождения женщины через любовь.

Юрий Стоянов (Михаил):

- Светозарову удалось найти замечательный сценарий. В нем нет пошлости, он очень питерский. Кинороман - редкая форма. Интересно следить за тем, что происходит между людьми. Не менее интересно, оказывается, чем за перипетиями детективного, криминального характера, которыми, по-моему, зрителя уже перекормили.

Мой герой Михаил - законченный пьяница и мерзавец, потерявший какие бы то ни было принципы и представления о порядочности и достоинстве. Здесь полное человеческое падение. Ролей таких я не играл. Вообще, такие роли - удар по актерскому имиджу. Раньше, когда фильмов снималось мало, зритель не проводил границу между персонажем и артистом, который его играл. Поэтому все, кто играл фашистов и белогвардейцев, были плохими, а герои - хорошими.

То, что я снимаюсь у Дмитрия Светозарова, - моя большая радость. Я еду на площадку с огромным удовольствием, знаю, что меня ждет встреча с режиссером, который меня любит, что очень важно для артиста. Хотя до этого я не снимался у Светозарова. Очень находчивый режиссер, много придумывает, практически не оставляет никакого пространства актеру для того, чтобы придумать что-то самому (он придумывает то же самое, что мог бы предложить я, но только у него лучше получается). Все эти придумки - в русле персонажа и твоих актерских возможностей. Высокую планку ставит. Внутри истории он остается изобретательным, "вкусным" режиссером. У него всегда есть решения, которые на грани театральных - в высоком смысле слова. Это уникальное умение - соединять театральные решения и ходы в повествовательной кинематографической форме. С таким встречаешься очень редко. Яркие вещи, которых иногда большое кино побаивается, он умеет адаптировать с помощью артиста для телевизионного кино. Это удивительное свойство.

Наталия Кочергина, народный художник РФ, с 1988 года художник-постановщик киностудии "Ленфильм". Окончила постановочный факультет ЛГИТМиКа (мастерская Николая Акимова). Лауреат премий "Ника" и "Золотой овен". Работала на картинах Игоря Масленникова, Дмитрия Месхиева, Евгения Татарского, Александра Сокурова, Ирины Евтеевой:

- С Дмитрием Светозаровым мы впервые встретились на фильме "Агент национальной безопасности", где я делала всего один объект - маленькую декорацию Кремля. А позже работали на картинах "Мать-и-мачеха", "Снегурочка".

Я "вышла" из театра и люблю театральность в декорациях. Это редкость и счастье, что на фильме "Бабье лето" нам разрешили построить декорацию. Обычно ищем квартиру в петербургских домах. Если не удается найти то, что нужно, я пускаю съемочную группу к себе. Я живу на Фонтанке, у меня квартира как раз такого плана. Сейчас все меньше и меньше домов, где сохраняют дух, ауру предков, берегут старинные вещи, книги, черно-белые фотографии прадедов, бабушек и дедушек. Героиня живет в доме своего отца-писателя, давно умершего, сохраняет все, что при нем было, ничего не меняет. От этого все обветшало, покрылось пылью, обои темнеют, но ее все устраивает. Ей дороже любимые книги и вещи, нежели современный ремонт.

Нам предстоит освоить больше сотни объектов: квартиры, загородные дома, в том числе - заброшенные, где снимут приключения криминального характера. Будут поля, дороги, улицы, больницы…

Справка "РГ"

Дмитрий Светозаров - режиссер фильмов "Улицы разбитых фонарей", "Агент национальной безопасности", "По имени "Барон", "Три цвета любви", "Фаворский", "Вепрь", "Преступление и наказание", "Мать-и-мачеха", "Снегурочка".

"Бабье лето" - проект киностудии АСДС, созданной в 2002 году Андреем Сигле и Дмитрием Светозаровым. Сопродюсер и композитор фильма - Андрей Сигле.

Культура Кино и ТВ Наше кино Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург РГ-Фото Фото: Северо-Запад
Добавьте RG.RU 
в избранные источники