Новости

08.05.2014 12:00
Рубрика: Общество

Проверено, льгот нет

Женщины, прошедшие войну в Афганистане, не получают поддержки от государства
В этом году в нашей стране отметили 25-летие вывода советских войск из Афганистана. А в 2015-м исполнится 20 лет "забытому полку", который сформировался из воевавших там женщин. О них сейчас предпочитают даже не упоминать.

Альфия

"Ограниченный контингент советских войск" перешел через Амударью в декабре 1979 года. В нашей стране войну на чужой территории называли "помощью братскому народу Афганистана" и "выполнением интернационального долга". В советских газетах ничего не говорили ни об убитых и раненых, ни о жизни в палатках под палящим солнцем днем и в пронизывающем холоде ночью. Поэтому Альфия Кагарманова согласилась на работу в Афганистане не раздумывая.

Ее военная судьба началась в Ленинграде с романтической истории. Аля познакомилась с немцем Вольфгангом практически случайно, но дружеская переписка молодых людей со временем заставила обоих желать встречи. И девушка попросилась на работу в группу советских войск в Германии, а когда предложили вместо этого поехать в Афганистан - тоже не отказалась. Во-первых, она была комсомолкой. А во-вторых, просто не знала, что ее ждет.

 

Так Аля стала одной из первых советских женщин, оказавшихся в Афганистане. В Ленинграде она училась на факультете журналистики, поэтому здесь занялась привычным делом - писала и редактировала материалы для местной войсковой газеты. И заодно участвовала в самодеятельности. Военный вокально-инструментальный ансамбль, в первом составе которого пела Альфия, впоследствии стал знаменитым "Каскадом". А еще в составе войсковой агитбригады ездила по селам и рассказывала женщинам Афганистана о том, как живется в советской стране. Военные брали с собой девушек из-за местного обычая, запрещающего мужчинам входить на женскую половину. Этим, кстати, часто пользовались душманы.

Рассказывая о том, что она видела своими глазами, Аля смотрит вверх и немного вбок, чтобы слезы не пролились.

- Когда я приехала в 1981 году, все еще только начиналось. И жили в палатках, и госпитали были в палатках, - говорит она. - Смертность была ужасная, потому что никто не умел работать в полевых условиях. Бинты сестрички стирали, как в Великую Отечественную, не хватало шовных материалов - брали парашютные стропы, разбирали на нити и шили. Не хватало медикаментов, и инфекционными болезнями переболели все - дизентерия и гепатит косили наших наравне с душманами.

Сама Аля пролежала в госпитале-палатке два месяца. Формально им запрещалось есть и пить у местных, но на Востоке такой отказ - большое оскорбление. И угощение приходилось принимать, хотя в домах царила страшная антисанитария. Говорит, выжила потому, что имя Альфия в переводе с арабского означает "живущая тысячу лет". И еще спасибо главврачу баграмского госпиталя - не отпустил в Ташкент. Там палатки для инфекционных больных ставили прямо на улицах, и медпомощи успевали дождаться не все.

- Только когда смертность достигла кошмарного уровня, прибыла специальная комиссия, и после проверки в Афган пошли и врачи, и медикаменты, и донорская кровь, - говорит Альфия. - Если б это все было в начале войны, сколько можно было бы сохранить жизней...

Служащие и военнослужащие

Воинам-интернационалистам и семьям, опаленным Афганом, - вдовам и матерям, потерявшим сыновей, полагались значительные льготы, в том числе жилье и садовые участки вне очереди, скидки на оплату коммунальных услуг и на проезд в общественном транспорте. Однако многочисленные изменения в законодательстве оставили без внимания женщин, которые прошли этот путь бок о бок с мужчинами-афганцами.

Статья 3 Федерального закона "О ветеранах", принятого в 1995 году, прямо относит к ветеранам боевых действий всех, кто направлялся "на работу в Афганистан в период с декабря 1979 года по декабрь 1989 года и отработал установленный при направлении срок либо был откомандирован досрочно по уважительным причинам". Однако при распределении льгот эта категория имеет право только на преимущественное обеспечение путевками в санаторно-курортные организации, преимущество при приеме в садоводческие, огороднические и дачные некоммерческие объединения граждан, а также право на использование ежегодного отпуска в удобное для них время. И еще приоритет при установке квартирного телефона. По нынешним временам не столько смешно, сколько унизительно.

Изменения в законах оставили без внимания женщин, которые прошли свой путь бок о бок с воинами-афганцами

И Аля, и другие женщины могли попасть в Афганистан только по линии министерства обороны. В ее трудовой книжке есть запись о том, что она принята на работу машинисткой в войсковую часть. В архивной справке, выданной Центральным архивом министерства обороны, сказано, что имеется приказ командира войсковой части полевой почты 51854 N 75, согласно которому "полагать прибывшими: 21.08.1981 служащую Советской Армии Кагарманову А. М. зачислить в списки личного состава части, на все виды довольствия". В той же справке сказано, что эта военная часть все десять лет принимала участие в боевых действиях.

Но телефонистки, машинистки, повара, официантки, бухгалтеры и медсестры, работавшие в военных частях, в законе не считаются военнослужащими. Они были просто служащими и теперь лишены реальных льгот. Им даже не зачли в рабочий стаж "год за полтора", как это было во времена СССР.

- Обиднее всего за медсестер, - говорит Аля, - они же больше всех кровь и смерть видели. Донорской крови не хватало - сдавали литрами, падали - но сдавали. Это разве не подвиг? Ребята ходили на боевые операции не каждый день, а они все два года глаза им закрывали и на последний призыв "Мама!" говорили своим ровесникам: "Я здесь, сынок..."

Знак неравенства

Унизительная дифференциация действует только в отношении "афганок". К примеру, к числу участников Великой Отечественной войны тот же закон относит лиц вольнонаемного состава, занимавших штатные должности в воинских частях, штабах и учреждениях, входивших в состав действующей армии. Когда готовился этот материал, в оправдание такого разного подхода мне не раз говорили о том, что в Афганистан женщины ехали добровольно. Но разве в 1941 году было по-другому?

- Я окончила Ленинградский институт культуры и была военнообязанной как медсестра гражданской обороны, - рассказывает Вера Кучина. - Однажды зимой в четыре часа утра меня вызвали в военкомат и сказали, что надо ехать в Афганистан. Нас не заставляли, но настойчиво попросили. Заверили, что там будет абсолютно безопасно, а на "посоветоваться с мамой" дали десять минут.

Теперь таким, как Вера и Альфия, отказывают даже в выдаче ветеранских удостоверений. Военкоматы привычно ссылаются на то, что женщины не были военнослужащими и не принимали участия в боевых операциях.

- Мы все были там на боевом положении. Все, кто был в Афганистане, считаются бойцами 40-й армии, - возмущен профессор кафедры общей хирургии ВМА Петр Зубарев, в 1980- 1982-м - армейский хирург кабульского госпиталя. - И тех, кто отказывает в получении удостоверения, надо наказывать - они не имеют права. Удостоверение воина-интернационалиста должно быть у всех участников тех событий.

Наверное, равнять боевых офицеров и продавщиц, телефонисток, поварих было бы все же неправильно. Но так же неправильно полностью замалчивать факты о том, как вчерашние школьницы подрывались на минах или брали автоматы из рук убитых бойцов, которые должны были их охранять. На этом фоне тем более унизительным выглядит ответ из комитета по делам ветеранов Государственной Думы РФ, в котором фактически сказано: "Для вас денег нет".

"На основании того, что данные граждане не обладали статусом военнослужащих, для внесения изменений в пункт 1 статьи 16 ФЗ "О ветеранах", к сожалению, правовых оснований не имеется, - говорится в ответе первого заместителя председателя комитета Франца Клинцевича. - Вместе с тем не скрываем, что законопроекты, требующие дополнительных финансовых затрат из федерального бюджета, как правило, не поддерживаются федеральными органами исполнительной власти и в результате не находят своего правового разрешения".

От редакции

Просим считать данную статью официальным обращением к органам законодательной власти с просьбой обратить внимание на положение гражданских лиц, направлявшихся на работу в Афганистан, и принять меры к восстановлению социальной справедливости.

Прямая речь

Сергей Анденко, вице-спикер Законодательного собрания Санкт-Петербурга (более двух лет занимался спасением раненых в Афганистане):

- Вопрос крайне сложный. Конечно, сравнивать ребят, которые шли в бой в горы, и вольнонаемных, работавших в госпитале, - это не совсем корректно. Нарушается принцип справедливости. Но, к примеру, вручать высшие правительственные боевые награды спортсменам - это тоже неправильно. Летчик или пехотинец готов был погибнуть и совершил подвиг, а лыжник или фигурист упорно тренировался и достиг результата. Да, за такие достижения необходимо поощрять, но это должна быть отдельная награда за высшие достижения в спорте, а никак не звание "Герой России". Точно так же и в случае с афганской войной: меры социальной поддержки необходимо установить для всех, но они все же должны отличаться. Дифференциация оправданна, хотя и не в такой степени, как сейчас.

Общество Соцсфера Соцзащита Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург