Новости

15.05.2014 00:28
Рубрика: В мире

Бои не местного значения

Наш специальный корреспондент Юрий Снегирев передает из Славянска
Я наблюдал за референдумом ровно месяц. Проник в Донецкую область. Именно проник. Российских журналистов тогда пачками снимали с поездов и самолетов. Я не говорил, что журналист. Меня и не спрашивали. Просто еду к любимой тете. Пирожков везу.

Никто не верил в Донецкую республику. На следующий день после ее провозглашения украинские блогеры создали сайт этого самообразования и объявили о самороспуске. Даже анекдот гулял по соцсетям. Жена говорит незадачливому по этой самой части мужу: "Ты что, из Донецкой республики?" На пятый день "жерминаля" схватили народного губернатора Павла Губарева и увезли в киевские застенки. Вот тут республике и развалиться бы. Растаять в анналах истории как ремейк десятков республик времен Гражданской войны. Но Донецкая республика вышла на референдум. И провела его под обстрелом регулярной украинской армии.

Бумагу для бюллетеней нашли в подвале захваченной областной администрации. Типографы взяли только за краску. Добровольцы агитировали и разносили бюллетени бесплатно. Короче, этот референдум войдет в историю не только как самый обстреливаемый, но и как самый дешевый: 2 тысячи долларов на всю Донецкую область. Таких энтузиастов и бессребреников Донбасс еще не знал. Референдум приближался.

До последнего момента мы не знали, состоится волеизъявление народное или нет. Когда были высказаны сомнения в такой спешке по проведению плебисцита, народ здесь приуныл. Забрезжил старый проверенный путь переговоров и уступок. Любой дипломат объяснит, что это лучше, чем Гражданская война. Первой ласточкой было освобождение ополченцами 12 пленных - представителей ОБСЕ и офицеров украинской разведки. Без выкупа и каких-либо условий.

Однако к Славянску подходили украинские армады. И чем ближе референдум, тем больше становилось на подступах военной техники. Это логично: задушить, не допустить. Навести конституционный порядок, хотя сама конституция Украины болела, как зуб, пораженный кариесом. И выдернуть жалко, и сверлить больно.

2 мая никто не забудет никогда. Одесская Хатынь. И беспредельный цинизм "евромайдановцев". Смазливые активисточки со смешками смешивают "коктейли Молотова", которые через час унесут десятки жизней. Команда стрелять по спасавшимся из пекла в Доме профсоюзов. Никто не должен уйти. Фашисты убивали антифашистов. И убитых сжигали...

А в Славянске тем временем шли бои. Настоящие уличные бои. Выли сирены. Кафедральный собор бил в набат. Славянский асфальт исчеркали, словно мелом, стальные гусеницы трофейных бээмдэшек. Но город отстояли. Референдум стал немного ближе.

Народного губернатора Павла Губарева меняли не как в фильме "Мертвый сезон". Скорее, как на Северной станции Донецка, когда торопливая толпа провинциалов пересаживается с троллейбуса на автобус. Две машины стали рядом. Перенесли в темпе пакеты с вещами. Три на три - простая формула. Повстанцы отдают офицеров СБУ, а Киев возвращает Павла Губарева, заместителя народного мэра Славянска Игоря Перепечаенко и активиста из Херсона по фамилии Злобин. Их троих мельком показали прессе, когда привезли в штаб. Ни на один вопрос никто так и не ответил. "Без комментариев". Потом я узнал, что у Губарева просто не хватает информации, чтобы оценить обстановку и дать хоть какой-то комментарий. Два месяца в изоляции, за которые на политическую арену Донецкой республики пришли другие лица и личности. Тщетно мы обивали пороги штаба. Павел был за семью печатями.

Беру интервью у народного мэра Пономарева. Тут в кабинет входит сам Губарев. Пистолет ему надо получить для самообороны. Ну я не упустил шанс. Первым взял у него интервью. Выглядел он очень уставшим. Серость под глазами. Он ведь еще голодовку в застенках держал. Посидели, поговорили.

- Народ с нами. А значит, мы победим! - заявил мне Павел.

Референдум приблизился еще на чуть-чуть.

9 мая в Донбассе - это день со слезами на глазах. В Мариуполе нацгвардия Украины расстреливала в упор своих же украинских милиционеров, которые отказались выполнять приказ Киева о силовом разгоне праздничного шествия. Эти приехали и уехали, а ментам здесь жить. Как смотреть в глаза соседу, если его сына отоваришь дубинкой по голове? В ответ - убийство. Главный милиционер города Валерий Андрущук взял и застрелил главного гаишника. А потом вызвал спецназ - и началась Одесса. Менты отстреливались, но силы были неравны. Здание запылало. Каратели как ни в чем не бывало уехали на броне. Все что ни сделают Турчинов или Яценюк, Аваков или Крутов, словом, все оборачивается кровью, ненавистью и отторжением. Армия воюет с собственным народом. Это ли не гражданская война?

- Я бывший военнослужащий Вооруженных сил Советского Союза, - говорит мне народный мэр Славянска Вячеслав Пономарев. - Я кинул клич, и многие мои друзья и боевые товарищи пришли на помощь. Не стоит забывать, что Донецкая и Луганская области были самыми большими поставщиками новобранцев в Афган. Все эти люди стали под наши знамена.

Буквально за неделю на моих глазах Славянск превратился в неприступную крепость. "Резиновые" блокпосты (из старых покрышек) сменили железобетонные "змейки". Брать этот город теперь не по зубам и американским коммандос, которые, кстати, присутствуют здесь. Я сам заснял на видео армейский хаммер с бравыми заокеанскими инструкторами на борту. Белозубые улыбки. Жуют жвачку и получают немаленькие командировочные. Конечно, меньше, чем в Ираке, но больше, чем в Косово.

Разве что разбомбить и обстрелять этот город из "града"? Но этого не позволят заокеанские хозяева. Много жертв - какие выборы? Одесса и Мариуполь просто толкали жителей юго-востока подальше от Киева. Остается одно - референдум.

Сначала ухнуло один раз. Потом еще и еще. Стекла в моем номере задрожали. По коридору забегали взволнованные журналисты.

- Началось!

- Что, уже? А я телефон не зарядила...

- Возьми бронежилет!

- Где моя каска?

Был вечер "дня тишины" перед референдумом. Славянск отдыхал. Малышей уже уложили спать, а подростки гоняли на великах. Вмиг город опустел. И только тревожные разрывы где-то на юго-востоке.

Били по Андреевке. Это маленькое "гнездо сепаратизма", как выражается бывший руководитель антитеррористической операции и.о. министра внутренних дел Арсен Аваков. Буквально в четырех километрах от "гнезда" большого - Славянска. На горе Карачун - ретрансляционная вышка. Ее несколько дней назад и не без крови взяли украинские военные при поддержке нацгвардии. Тогда просто проехались на бэтээрах по селу и палили из крупнокалиберных. 9-летней девочке раздробило ногу. Двое погибших ополченцев. Безоружных, между прочим. Не было у них тогда оружия - оно появилось потом. Я сам видел один труп и куски другого человеческого тела в запекшейся крови - так работает крупнокалиберный пулемет.

...Подъехали. А ополченцы на нас матом:

- Убирайтесь, идиоты, отсюда подальше! Только мины легли, а вы своими фарами демаскируете! Слышите? Летает беспилотник. Значит, будет новый обстрел. Марш отсюда, марамоты!

Мы уехали. А что было делать? Ночь. Начинался комендантский час. Да тут еще мины. А мужики остались. Контролировать. В гостиницу вернулись, и правда - ударили по Андреевке. До референдума оставалось 10 часов.

Утро красит нежным светом - это не про Славянск. Туман, потом дождь, потом солнце. Но народ уже толпился возле избирательных участков. Да, ночью славянцы с узелками и продуктами спустились семьями в подвалы. Дрожали там от сырости и страха. Но ночная атака послужила инъекцией. За что мины пускали, господа из Киева? За то, чтобы создать очереди у избирательных участков? В Мариуполе давка. Мой друг и коллега Грэм Филлипс из Англии ходил вдоль очереди с камерой и просто не верил своим глазам. Несмотря на сожженные избирательные участки, личные угрозы и военную технику у ворот города, мариупольцы стояли по 5 часов, чтобы сказать республике - ДА, а фашизму - НЕТ! Кстати, за голову Грэма "правосеки" назначили награду - 20 тыс. долларов. Думаю, что такую дорогую голову стоит выслушать.

- Анбиливибэл! Этот народ тоже непобедим! Я в осадке, Юрий, - удивлялся Грэм.

У ступеней 5-й школы появился ветеран Великой Отечественной на костылях. Его медали и ордена разбрасывали солнечные зайчики по всей улице Урицкого.

- Ах, что ж это! - всплеснула руками Елена, зампредседателя избирательной комиссии, и кинулась в школу за стулом. - Мы же ему урну переносную отправляли!

88-летний Степан Спиридонович Ботвинов не пожелал голосовать в постели. Ринулся на участок при полном параде. В комиссии нашли компромисс: усадили ветерана на стул, принесли ему документы и переносную урну.

- Разрешите обратиться! Старшина Ботвинов прибыл для отдания своего долга Отечеству!

Под аплодисменты прохожих старшина в отставке Ботвинов опустил бюллетень. Многие плакали.

80% - это явка в Славянске. 98,7% - это голоса за Донецкую республику. Я другого и не ожидал. Киев, словно спохватившись после таких результатов, срочно собрал "круглый стол" с участием представителей еврокомиссии. Позвали всех - от депутатов до Яценюка и Турчинова. Только вот от самой Донецкой республики делегатов нет. Что они там будут решать?

А под Славянском опять идут бои местного значения.

В мире экс-СССР Украина Обстановка на востоке Украины