Новости

21.05.2014 00:24
Рубрика: Общество

Семья до востребования

Почему россияне не хотят взрослеть?
По мнению большинства россиян, сегодня молодые супруги стараются отложить рождение детей на более позднее время (данные ФОМ). Демографы уверяют, что такое решение свидетельствует о незрелости современных мужчин и женщин. Инфантилизм называют пороком ХХI века.

Почему сегодня инфантильных мужчин и женщин становится все больше? Что становится причиной побега в детство? Как общество потребления с его культом молодости и жизни в удовольствие влияет на человека? На эти и другие вопросы "РГ" ответили певец Валерий Сюткин, стилист и телеведущий Владислав Лисовец, директор проектов фонда "Общественное мнение", доктор социологических наук Лариса Паутова и советник директора Российского института стратегических исследований Игорь Белобородов.

Я еще не готов!

Удалось ли зафиксировать явление повальной инфантилизации мужчин и женщин в России?

Лариса Паутова: Лет пять назад мы проводили исследование, пытаясь понять, является ли характерным синдром Питера Пэна. Мы не смогли зафиксировать это явление как тренд. Это очень локальная, скорее мегаполисная история, где кидалтов на самом деле становится больше.

Игорь Белобородов: Я не считаю, что инфантилизм - это продукт городской культуры. Явление давно перебралось и в сельскую местность. Повальная постподростковость - это не персональный выбор итальянцев или японцев (у которых происходит то же самое), это глубокая деформация, кризис и уже в запущенной стадии. С одной стороны, кидалт - это результат неудачной семейной жизни его родителей, с другой - результат культивации потребительских ценностей. В конкуренции потребностей семья занимает далеко не первое место, уступая карьере, привлекательному досугу. Семья отодвигается на периферию. Это продукт нашей системы, выстроенной на антисемейных началах. Сегодня даже кумиры молодых людей сплошь и рядом с подростковыми завихрениями.

Лариса Паутова: Инфантильные мужчины и женщины, не желающие осваивать взрослые правила и живущие только для себя, - это старая история. Она была и будет. У меня был дальний родственник, у которого родилась внучка, а он говорил: какая внучка, я еще не готов стать отцом! Неготовность к жизни была всегда. Но в советское время жениться заставляла система, сейчас этот момент ослаб, может, поэтому "взрослых детей" стало больше.

Валерий Сюткин: Я думаю, что великовозрастных мальчиков-девочек становится больше еще и потому, что они видят, например, как папа без конца трудится. Значит, не бросит, подбросит на новомодный гаджет или вечеринку в клубе. Но время "нирваны" пройдет. А хороший пример папы останется. И "ребенок" в конце концов сам начнет работать и постепенно превратится в независимую взрослую личность.

Валерий, а вашим детям знакомо время "нирваны"?

Валерий Сюткин: Не очень. Самая младшая сейчас заканчивает первое образование. Как сказал мой гуру Михаил Жванецкий: "Образованные люди легче переносят богатство окружающих". Соль образования в том, чтобы понять: в жизни главное - работать и не тратить времени на ненужное. У нашего поколения не было возможности безграничного выбора, и это, возможно, больше закаляло и приучало нас к труду. Трудягами я восхищаюсь всегда.

По некоторым данным, восемь из десяти молодых итальянцев в возрасте до 30 лет живут с родителями. 80 процентов совершеннолетних поляков поступают так же. В Великобритании около 10 миллионов граждан требуют материальную поддержку у родителей. В Греции проживание 30-летних молодых людей с родителями считается нормой. В России совместное проживание - весьма распространенное явление. Это ли не один из признаков повального инфантилизма?

Лариса Паутова: Сравнивать нас с Италией не совсем корректно. Там долгое время развестись было сложно. Сейчас вроде бы полегче, но синдром страха перед браком остался. Поляки к нам ближе, но я не уверена, что причина в инфантильности. Может быть, это такая экономическая модель большой семьи. Мы проводили исследование, результаты которого подтверждают, что большинство молодых россиян в возрасте до 25 лет получают финансовую поддержку родителей. Даже на Западе молодежи сейчас стало сложно зарабатывать по причине растущей явной и скрытой безработицы и ползучего экономического кризиса. Притязания у молодежи стали выше, а жизнь дороже.

Игорь Белобородов: Совместное сосуществование в нашей стране прежде всего продиктовано сильным дефицитом жилья. И даже в полных семьях дети, воспитанные в духе самостоятельности и ответственности, вынуждены проживать с родителями, потому что им некуда податься. Когда рождается первый, а особенно второй ребенок, положение семьи действительно осложняется материально, зарплата мужа не всегда позволяет содержать семью. Поэтому дети "кооперируются" с родителями.

Синдром Емели

Давайте уточним, взрослый человек - это кто?

Лариса Паутова: Если в психологии взросление - это прежде всего умение анализировать ситуацию, принимать решения, брать на себя ответственность с точки зрения личности, то в социологии взросление - это освоение новых социальных ролей и статусов: работник, супруг, родитель. Что-то осваивается раньше, что-то позже. Например, в советской истории многие подростки рано осваивали роль работника. Вспомните истории вроде "мой дед работал в 12 лет, мой батя в 15 лет уже у станка стоял". Отчасти это связано прежде всего с традиционным хозяйством, отчасти - с войной. В этом смысле, конечно, современные дети инфантильны. Их прабабушки и прадедушки в их возрасте были намного "старше" их. Но если сравнивать с поколением послевоенным, то я не могу сказать, что современная молодежь абсолютно инфантильна. В этом плане социологи отмечают скорее тенденцию к раннему взрослению. Они раньше вступают в половую жизнь, раньше начинают пить алкоголь, раньше начинают подражать взрослым - взять, к примеру, детские конкурсы красоты. Даже паспорт сегодня в получают в 14 лет. Некоторые социологи отмечают, что взросление сейчас происходит между 16-18 годами. В современном мире в 21 ты уже глубоко взрослый. Да и работать начинают рано. Мы в студенчестве подрабатывали, но не все. В основном учились. Мои студенты-третьекурсники все работают full-time. Они раньше стали путешествовать, брать кредиты. Не могу сказать, что стали рано жениться, но у некоторых к 30-35 годам уже по двое, а то и по трое детей.

Действительно, средний возраст вступления россиян в брак - 23 года. Но, возможно, именно таких рано повзрослевших сегодня обвиняют в несоответствии своему возрастному статусу? Ведь у них даже увлечения детские. Согласитесь, весьма непривычно видеть 25-летнего юношу, гоняющего радиоуправляемую машинку.

Лариса Паутова: Увлечение - это как раз тот ключевой момент, который заставляет меня думать, что это не инфантильность, а индивидуализация. Это может быть интерпретировано не как возврат в детство, а как желание проявить себя. Желание быть непохожими на других, тенденция на индивидуализацию пошатнули старые правила. Традиционная сетка, по которой мы их пытаемся оценить, уже не подходит. И поэтому только шесть процентов наших сограждан воспринимают такие увлечения с осуждением.

Предположим, что вы правы. Но как быть с тем, на что обращают внимание современные психологи: неспособность принимать решения, отказ от ответственности? Взять хотя бы самый простой пример из жизни современного семейства: молодой папа, беззаботно зависший в Интернете, пока мама мечется между детьми, кастрюлями и работой.

Валерий Сюткин: На мой взгляд, огромный поток информации - это еще одна из причин инфантилизма. Для некоторых избыток информации и есть счастливая жизнь. Это своего рода бегство от того, что у тебя не получается. Лучше сесть за компьютер и уйти в виртуальный мир. Элементарный страх перед ответственными делами.

Лариса Паутова: Мне кажется, этот страх вызывает слишком динамичная жизнь. Слишком много надо работать, стремиться к успеху. Возникает такой синдром Емели: я не успеваю, не хочу, устал от информации. Я вообще не хочу жить серьезно, не хочу быть "белым воротничком". Отсюда кидалты в смешных футболках с подростковыми увлечениями, с желанием не быть похожими на средний класс, но быть яркими райскими птичками на фоне серой Москвы. Этакими кузнечиками. У меня есть такие знакомые, для них образ взрослого ребенка - всего лишь индивидуализация. Это творческие люди - маркетологи, режиссеры, клипмейкеры, дизайнеры, программисты. Они так самовыражаются. В современном обществе у многих есть желание выразить самого себя и не жить по правилам. Не создавать семью, уехать куда-то. Повести себя не так, как принято. Этакий протест в современном, карнавальном постмодернистском духе.

Интересно, как бы вы назвали это молодое поколение, насквозь пропитанное постмодерном?

Валерий Сюткин: Поколением ленивых созерцателей. Я ваш вопрос примерил на себя. Я в молодости не участвовал в таком беспечном, ленивом созерцании, не сидел на месте. Да и детей своих, уверен, нужно подталкивать, если не летят. Не баловать. Потому что нет более трудного испытания для человека, чем обеспеченная жизнь с детства. Помощь родителей может стать как хорошим трамплином для развития, так и поводом стать трутнем.

Влад, состояние вечной молодости наверняка как-то отразилось и на моде?

Владислав Лисовец: Безусловно. Как подсознательное желание выглядеть моложе, свободнее. Подросток не напрягается, не наряжается, не старит себя одеждой, брендами, ему легко и удобно. Сейчас в тренде неопрятность, легкость, смешение стилей - так одеваются подростки. Они смело "миксуют" одежду. Это абсолютный тренд и в мировой моде: когда вы как будто бы носите пальто своего старшего брата, а туфли родители вам не купили, поэтому вы в кроссовках. Получается очень интересный "свободный образ", который смело могут носить и 35-летние, он подходит и мужчинам, и женщинам. Это направление несет легкость и простоту. Этого не хватало советским людям во взгляде на моду, и они продолжают жить в жестких рамках. Люди боятся экспериментировать, сочетать одежду из разных стилей. Те родители, которые считают, что их 26-летний ребенок одет несолидно, относятся как раз к тем, кто ограничен псевдоправилами из далеко не самого удачного периода нашей истории. И они, грозя пальцем, не дают человеку развивать свой собственный вкус.

Жизнь в удовольствие

Вероятно, первое поколение пролонгированной молодости появилось в 90-х, когда вдруг были разрушены традиционные представления о взрослой жизни: появилось платное высшее образование, возможность дольше положенного учиться, выстраивать карьеру, отложив семейные заботы на потом, и просто "жить для себя".

Игорь Белобородов: Установка "подольше пожить для себя" засасывает. Был такой миф - не надо спешить жениться, надо нагуляться. Но "нагулявшийся" человек никогда не станет прекрасным семьянином, верным мужем и достойным отцом, он будет менять женщин как перчатки. Отсрочка момента женитьбы-замужества говорит о том, что семейный образ жизни постепенно уходит с исторической сцены. Обществу с сильной семьей свойственны ранние браки.

Владислав Лисовец: Тут есть очень тонкий момент. Мы живем в мире больших соблазнов, и каждый человек понимает, что его жизнь единственная. Все стали очень продвинутыми благодаря Интернету и большому потоку информации. В моем окружении все женщины рожают не раньше 30, и это правильно. Они уже получили удовольствие от юности и идут на это осознанно. В глубинке рожают раньше из-за скуки, оттого, что больше заняться нечем. В больших городах люди стараются сначала принести пользу обществу. И когда понимают, что ребенок, который у них появится, будет жить в достатке, хватит денег на няню, на хороший детский сад, заводят малыша. Для семьи нужно профессионально состояться.

Валерий Сюткин: К тому же если ты напряженно учишься и работаешь, то, естественно, не спешишь заводить семью и рожать детей. Раньше если с девушкой знакомишься, значит, сразу знакомишься и с ее родителями, и это подразумевает дальнейшие серьезные шаги. Ты просто не войдешь во взрослую жизнь, если не женишься. Не было условий для досуга, не было гостиниц, где можно было вместе провести время. Поэтому если нашел пару, нужно расписываться. Сейчас молодежь живет в основном гражданским браком.

И как вы к этому относитесь?

Валерий Сюткин: Легко. Мне кажется, что как раз то поколение, кому сейчас 50 и старше, слишком рано производило на свет детей. Хотя все индивидуально. Нельзя создавать общие правила.

Игорь Белобородов: Увы, семья сегодня рассматривается как помеха, но на самом деле она является стимулом. В советском прошлом было большое количество студенческих семей. И не было среди них снижения успеваемости, карьерных ограничений, скорее наоборот! Сегодня это звено из жизненной цепочки куда-то совершенно необоснованно ушло.

А вопрос надо поставить так: если ты хочешь реализоваться, то для тебя важно вступить в брак, чтобы иметь прочный тыл, родить детей. На этом фоне у тебя больше смысла что-то делать. Иначе можно дойти до очень больших высот, а потом окажется, что все это было зря. Ситуация, когда баснословное состояние оставляют домашним животным, только на первый взгляд смешная.

Чем "лечить" взрослых подростков?

Валерий Сюткин: Нормальными человеческими радостями. Как в анекдоте: "Как оттащить мальчика-подростка от компьютера?" - "Девочки, карты, вино". Чаще надо посещать светские мероприятия, гулять, заниматься спортом. А то сейчас в ресторане сидит "электронное поколение": и взрослые, и дети тыкают в телефоны, нет живого общения между людьми.

Существует ли достойная альтернатива современной традиционной семье?

Игорь Белобородов: Какие бы концепты альтернативных семей ни предлагали, они не являются полноценной альтернативой. Если во Франции, Италии, Испании, Японии люди не вступают в брак или вступают очень поздно и останавливаются на одном ребенке, население пополняется за счет миграции. Семья с одним ребенком - это в общем-то, тоже форма безответственности, потому что если человек ограничивает себя в детях, то его потребности сдвинуты в сторону несемейной реализации себя. Мы очень часто рассуждаем о том, насколько хорошо использовать экологически чистые стройматериалы, приобретать натуральные продукты. Этот же подход применим и к семье. Мне нравится выражение одного священника: "От детей предохраняются, как от бандитов". И речь не идет о десяти или двенадцати детях. У нас предохраняются от второго ребенка. А в последнее время - и от первого.

Папа, подари мне куклу

Сегодня игрушечная индустрия избытком товаров сводит с ума не только детей, но и взрослых. Выбор огромный, любое желание осуществимо. Детские игры и игрушки отличаются в общем-то только ценой и внешним видом. Например, одно из самых любимых девчачьих занятий - игра в куклы - стало настоящим увлечением взрослых женщин. На своих новоиспеченных "дочек" и "сыночков" повзрослевшие девочки готовы тратить бешеные деньги. Реборны (совершенные копии настоящих новорожденных и младенцев) стоят от 15 тысяч. Восточные шарнирные куклы с подвижными суставами не отстают в цене: от 35 тысяч и выше. Куклы можно не только делать своими руками, но и общаться на форумах, регулярно выкладывая "фоточки", хвастаться нарядами и "умениями" своих "дочек" и "сыночков". В общем, жить настоящей кукольной жизнью.

Пять фраз инфанта
  • Хочу купить!
  • Какой ребенок, я еще не готов(а)!
  • Я больше не буду!
  • Давай пока просто поживем вместе?
  • Мама, что мне делать?