21.05.2014 23:34
    Рубрика:

    Политолог: Афганистан - уже не основной поставщик наркотиков в мире

    Наркобизнес в Центральной Азии тесно связан с политическими и финансовыми структурами
    Наркокартели, действующие в южных постсоветских республиках, интегрируются во властные структуры. К таким выводам приходят экспертные круги. На прошлой неделе специалисты, исследующие тему наркотрафика опиатов, встретились в Бишкеке, чтобы обменяться мнениями.

    Нурлан Бейшекеев, замначальника службы наркоконтроля и наркопрофилактики ГСКН КР (Госслужбы по контролю наркотиков):

    - Проблема оборота опиатов в Центральной Азии остается злободневной. Несмотря на то что основной очаг этой угрозы - Афганистан (ИРА), наркобизнес стал трансна-

    циональным, приобрел влиятельных покровителей в других странах. Через Центральную Азию в Россию и Восточную Европу переправляют из ИРА 30 процентов всего героина, произведенного в этой стране.

    По разным оценкам, через Киргизстан перевозят около 70 тонн наркотических средств, однако это неофициальная информация. Часть оседает в нашей стране. При этом непосредственно в КР имеется большая сырьевая база для наркотиков. На юге страны, к примеру, изготавливается гашиш.

    95 процента опия производится в южных и западных провинциях Афганистана. При этом изымается лишь два процента от всех производимых в ИРА наркотиков. В изготовлении героина заняты пять процентов населения этой страны, а 2,5 процента (более миллиона человек) наркозависимы.

    В Киргизстане, для сравнения, зарегистрировано 5032 героиновых наркомана. В целом в КР насчитывается 9024 человека, страдающих наркозависимостью. При этом растет число подростков, употребляющих психотропные вещества. Нередко - инъекционным способом. Киргизстан в полной мере испытывает отрицательное влияние наркотиков, возросло количество больных гепатитом и ВИЧ-инфекциями. По данным на 1 января 2014 года, в КР зарегистрировано 5272 ВИЧ-инфицированных. Значительная часть их - потребители тяжелых наркотиков.

    Парвиз Муллоджанов, политолог (Таджикистан):

    - Наркогруппировки используют новые способы отмывания денег, взаиморасчетов и переправки денежных средств, пользуются финансированием отдельных крупных кредитных организаций. Необходимо отметить процесс глобализации наркотрафика. Бороться с этой угрозой в одиночку страны не могут. В связи с вышесказанным говорить о том, что именно Афганистан является источником наркотрафика, неправильно.

    Крупные финансовые организации поддерживают контрабанду в ИРА прекурсоров, необходимых для производства героина. Только в 2011 году из стран Центральной Азии в Афганистан переправили 1,3 тонны этих веществ. При этом стоимость прекурсоров возрастает в 700 раз. Это высокодоходный бизнес.

    Кроме того, Афганистан уже нельзя назвать основным поставщиком наркотиков в мире. Трафик опиатов - часть общей угрозы. На мировом рынке героин из Афганистана вытесняется новыми видами наркотиков - синтетическими амфетаминами. Не могу исключить и рост количества подпольных лабораторий, занимающихся их производством. Некоторые уже работают в Нидерландах, Бельгии, странах Балтии и Польше.

    Принято считать, что наркобизнес традиционно используют радикальные исламские организации. Однако в странах Центральной Азии в трафике опиатов задействованы и другие теневые группы, не связанные с экстремистами, и они оказывают влияние на политические круги.

    В последние 15 - 20 лет в странах Центральной Азии идет активная политизация преступных наркогруппировок. Связь теневой экономики с политикой - одна из тревожнейших тенденций, ведь первая не может существовать без так называемого "крышевания". Наблюдается сращивание местных властей с радикальными организациями.

    Александр Зеличенко, директор Центрально-Азиатского центра по наркополитике КР:

    - Главная проблема Киргизстана сегодня - "красный героин". Это наркотики, к распространению которых причастны сотрудники правоохранительных органов. Сами наркозависимые говорят, что им легче приобрети "красный героин", нежели "черный", которым торгуют криминальные группировки. Бороться с проблемой трудно из-за коррупции. По этой же причине в тюрьмах за торговлю наркотиками сидят мелкие сошки. Крупных акул нет, поскольку их дела не доходят до суда.

    Нельзя исключить, что в Киргизстане есть и политики, заинтересованные в поддержании наркобизнеса. К примеру, парламент из года в год блокирует инициативу законодательной легализации лечения метадоном. Мы, между тем, проводили исследование и выяснили, что если бы в КР одобрили заместительную терапию, то наркокартели теряли бы до миллиона долларов в год. Но парламент блокирует принятие этого решения под разными предлогами.

    Наркобизнес часто связывали с организацией массовых беспорядков, вспыхнувших на юге республики в июне 2010 года. Это не совсем верно. Наркодельцы действительно принимали участие в беспорядках, но в качестве этнических криминальных группировок, не более. То, что наркобизнес заинтересован в том, чтобы создать в Киргизстане хаос и нестабильность, миф. У группировок, занимающихся торговлей и переправкой опиатов, давно все налажено.

    Реальных данных о наркозависимых в Киргизстане нет. В то же время в России, согласно открытым данным, ежегодно умирают от передозировки до 30 тысяч человек. Это самая настоящая война. В России предлагают самые жесткие меры по борьбе с нар-котиками, и мы эту политику поддерживаем.

    Тем временем

    Страны Центральной Азии и Россия войдут в Международную антинаркотическую лигу. Идея ее создания была одобрена на международной конференции в Москве, где собрались представители структур по борьбе с наркобизнесом из 56 стран, а также ООН, ШОС, ОДКБ и других международных организаций. Инициатором организации лиги выступил директор Федеральной службы РФ по контролю за незаконным оборотом наркотиков Виктор Иванов.

    Лига должна стать площадкой для регулярных встреч руководителей компетентных органов государств и ведущих международных экспертов в сфере контроля за оборотом наркотиков для сверки подходов, обмена опытом. В это же время страны ОДКБ создают центр антинаркотических операций и готовятся принять антинаркотическую стратегию Организации договора о коллективной безопасности до 2020 года.

    Поделиться: