Новости

22.05.2014 00:10
Рубрика: Культура

"Левиафан" - на финишной прямой

Российский фильм борется за главный приз Каннского кинофестиваля
Среди мировых кинофестивалей Канн - лидер: его призы считаются самыми престижными, его программы - самыми представительными, его гламур - самым гламурным. Но сейчас он на перепутье: уходит его многолетний глава Жиль Жакоб, сформировавший его сегодняшнее лицо, на пост генерального директора пришел Тьерри Фремо. И курс фестиваля заметно меняется.

Как никогда много англоязычных картин. Много французов. Почти не стало Востока, совсем нет

Восточной Европы, скудно представлена Латинская Америка. И очень много женского кино - это уже реакция фестиваля на недавний бунт феминисток, заявивших о дискриминации женщин в Канне. В испуге дирекция даже жюри теперь сформировала на две трети из женщин, отдав председательское место новозеландскому режиссеру Джейн Кэмпион - первой и пока единственной женщине, получившей главный приз - "Золотую пальмовую ветвь".

Одно из ноу-хау Канна - умение формировать скандалы: надо обеспечивать прессу лакомыми кусочками. С такого лакомого скандала фестиваль и начался: его открытие впервые не почтила присутствием королевская семья из княжества Монако, а фильм, выбранный для открытия, - "Принцесса Монако" француза Оливье Даана - признан здесь одной из худших стартовых картин фестивальной истории. Это омрачило церемонию, наложило печать некоторой тревоги на чело режиссера, но исполнительница заглавной роли Николь Кидман была, как всегда, ослепительно оптимистична: "Мне крайне жаль, что дети Грейс Келли не смогли приехать на премьеру, ведь я меньше всего хотела задеть чувства этой семьи. С другой стороны, я их понимаю: все-таки речь идет об их матери и отце!".

Дело в том, что именно здесь, на Каннском фестивале 1959 года, впервые познакомились и поженились голливудская звезда Грейс Келли и принц Ренье III. Фильм рассказывает историю, случившуюся чуть позднее, когда принцессу позвал обратно в кино великий Хичкок, снимавший очередной свой ужастик "Марни" - про клептоманку. Играть воровку принцесса не решилась, посвятила себя супругу и благотворительности. Картина живописует публичные скандалы между королевскими особами, грубость принца и кротость принцессы, там есть игрушечная мини-война между Монако и Францией, есть карикатурный де Голль. Но фильм категорически не получился и стал первым каннским провалом этого года. Желающие могут с этим не согласиться - "Принцесса Монако" уже на экранах России.

Для нас нынешний Канн интересен уже тем, что в главном конкурсе впервые за несколько лет участвует фильм из России - "Левиафан" Андрея Звягинцева. Эта философская притча сюжетно напоминает историю библейского Иова, перенесенную в современную Россию. Картина взята фестивалем, что называется, не глядя: режиссер до последней минуты дорабатывал фильм, и окончательный его вариант к моменту написания этих строк не видел никто. Но репутация Звягинцева сегодня, пожалуй, самая высокая из всех мастеров нашего кино: он еще ни разу не уезжал с крупнейших фестивалей без наград. Только в Канне он получил призы за оба участвовавших здесь фильма: "Изгнание" взяло премию за лучшую мужскую роль, "Елена" - Приз жюри программы "Особый взгляд". Кроме того, он обладатель двух "Золотых львов" Венеции и еще многих десятков призов фестивалей поменьше. По отзывам тех, кто видел материал нового фильма, "Левиафан" - самое масштабное произведение Звягинцева, обычно тяготевшего к кино камерному, негромкому.

Фильм показывают в самом конце фестиваля, его премьера запланирована на пятницу, 23-е, а в субботу уже будут объявлены победители. Это добрый знак: фестивальные дирекции любят выкладывать свои главные козыри под самый занавес.

Одна из традиций Каннского фестиваля - зажигать новые звезды. Формировать в кино тенденции. Улавливать и делать очевидными дуновения времени. И в дальнейшем он верен своим фаворитам, внимательно следит за теми, кого открыл. Так, он сделал знаменитыми никому не ведомых режиссеров из Бельгии братьев Жан-Пьера и Люка Дарденн, вручив им "Золотую пальмовую ветвь" за фильм 1999 года "Розетта", а теперь представляет их новую социальную драму "Два дня, одна ночь", где братья ухитряются делать большое кино на основе частного конфликта внутри, как сказали бы в советском производственном фильме, трудового коллектива. Канн вообще реабилитирует многие жанры, о которых эстеты говорят с усмешкой: он может соединить в одном конкурсе кровавый ужастик и анимационную сказку, документальный фильм - с изощренным, не всем понятным экспериментом. Сотворив себе кумиров, он спокойно может показать им на дверь, как это случилось с датским эпатажником Ларсом фон Триером. Когда-то именно в Канне прогремели его первые успешные картины, но на премьере своей "Меланхолии" он высказал сочувствие Гитлеру и был объявлен персоной нон грата. В этом году он планировал показать в Канне полный бесцензурный вариант второй части своей "Нимфоманки", но фильм повсеместно провалился, и Канн эту авторскую версию не взял.

Кто же среди главных соперников нашего фильма? На данный момент в рейтингах, которые ведут выходящие здесь ежедневные журналы, лидирует британец Майк Ли с байопиком "М-р Тернер" о великом английском пейзажисте-романтике. Ему сулят как минимум премию актеру Тимоти Споллу за лучшее исполнение главной роли. На втором месте 3,5-часовой фильм турка Нури Бильге Джейлана "Зимняя спячка" - его бесконечные интеллигентские рефлексии, выраженные в безразмерных диалогах, здесь почему-то сравнивают с чеховскими. Мои главные фавориты - минималистская социальная драма бельгийцев Жан-Пьера и Люка Дарденн "Два дня, одна ночь" и опять же минималистский вестерн актера-режиссера Томми Ли Джонса "Местный".

Оба без истерик, никого не догоняя, ни в кого не стреляя и никому не подражая, ведут честный и сочувственный рассказ о рядовых людях так, что захватывает почище триллера. В первом женщину увольняют по сокращению штатов, из освободившихся денег настригая прибавку для тех, кто останется. Понятно, что коллектив голосует за такое сокращение, но женщине нужно жить, и она ходит по бывшим коллегам, умоляя пожертвовать прибавкой, но ее оставить. Вот и весь сюжет. И только братья Дарденн и такая актриса, как Марион Котийяр, могут сделать из него кино напряженное и волнующее в каждой детали, каждом незначительном, но судьбоносном повороте событий. "Местный" - история другой женщины из первых поселенцев Дикого Запада; ей нужно перевезти трех обезумевших товарок из Небраски в Айову, и она берет в помощники пожилого оторву, который не в ладах с законом и которому нечего терять. И тоже как бы ничего особенного не происходит, но актерское и режиссерское мастерство таково, что каждый кадр врезается в память. Фильм, бенефисный для исполнителей главных ролей Хилари Суонк и Томми Ли Джонса.

В ожидании российского "Левиафана" русская тема фестиваля была поддержана фильмом молодого американского документалиста Гэйба Польски "Красная армия" - о знаменитой хоккейной команде ЦСКА и ее "красной пятерке" во главе с Вячеславом Фетисовым. Фетисов был на премьере, вызвав шквал восторженных аплодисментов, а сама эта картина - признание уникальности советского хоккея, который, по мнению автора, сына эмигрантов из СССР, мог появиться только в условиях тоталитарной системы.

Кстати

Когда этот номер газеты придет к читателю, на фестивале начнутся самые горячие деньки. Уже пройдет российский фильм, на который многие возлагают главные надежды. И наступит минута напряженного молчания перед вердиктом жюри. Сообщение о нем немедленно появится на сайте "РГ"

Каннский кинофестиваль Культура Кино и ТВ Мировое кино 67-й Каннский кинофестиваль