Новости

29.05.2014 00:29

Разорительное партнерство

Сотрудничество "ИКЕА" с российскими предпринимателями обернулось колоссальными убытками для шведов
В начале июня в Ленинградском областном суде должно состояться судебное заседание, исход которого мог бы оказаться знаковым для многих, включая даже зарубежные компании, инвестирующие в российскую экономику. Но суда может и не быть. Пока, во всяком случае.

Речь идет об истории, связанной с именем российского бизнесмена Константина Пономарёва. Вот вкратце ее суть. В 2006 году шведский холдинговый концерн "ИКЕА" (совокупный объем инвестиций в Россию - около 4 миллиардов евро, это крупнейший несырьевой инвестор РФ, только в 2012-2013 гг. компания вложила в Россию свыше 120 миллиардов рублей) ввел в эксплуатацию два торговых мегамолла в Ленинградской области - "Мега-Парнас" и "Мега-Дыбенко". При этом российская "дочка" шведов "ИКЕА-МОС" была вынуждена арендовать 112 дизель-генераторов для временного энергоснабжения.

"Ленэнерго", по странному стечению обстоятельств, не решало проблемы с сетевым подключением. Оказавшись в том числе и поэтому в безвыходном положении, шведы взяли временные мощности в аренду у ООО "Системы автономного энергоснабжения" ("САЭ") - фирмы, хозяином которой являлся Пономарёв.

Используя свое искусственное положение монополиста, Пономарёв добился включения в договор с "ИКЕА" условий, которые впоследствии принесли ему миллиарды. В правоохранительных же органах заговорили, как писали СМИ, уже о мошенничестве. Так, после окончания в 2008 году сроков аренды Пономарёв под различными предлогами отказывался вывозить оборудование вплоть до лета 2010 года. А в итоге хозяин дизельных установок предъявил к "ИКЕА-МОС" требования по внесению основной суммы арендной платы за 2007-2008 годы и процентов. Общий размер "претензий" достигал порядка 18 миллиардов рублей.

Также он выставил компании еще и счета на сумму около 9 миллиардов рублей без процентов за 2009-2010 годы, то есть до момента вывоза оборудования. Таким образом, итоговая сумма требований составила астрономическую цифру, сравнимую со стоимостью строительства российской атомной подводной лодки типа, скажем, "Юрий Долгорукий".

Более того, одновременно с этим, по оценкам экспертов, мог быть нанесен ущерб и бюджету страны - в виде неуплаты налогов в размере не менее 5 миллиардов рублей.

Здесь следует отметить, что в европейских традициях ведения бизнеса большую роль играют "джентльменские договоренности", когда смыслом сделки является выгода сторон, а не поиск возможных мошеннических уловок одной из них. Возможно, именно этот факт сыграл со шведами злую шутку. До поры до времени они даже не знали, что помимо озвучиваемых в ходе переговоров платежей по аренде также существует "подводная часть айсберга", которую Пономарёв, видимо, готовился раскрыть только после окончания отношений, чтобы шведы не "соскочили с крючка" раньше времени.

В 2010 году, после долгих переговоров с участием чиновников высшего уровня минэкономразвития, "ИКЕА", верная корпоративным принципам не ввязываться в длительные и скандальные судебные разбирательства (и начав, очевидно, постигать российские реалии), пошла на компромисс. Компания перевела на его счета гигантскую сумму в 25 миллиардов рублей. При этом в ходе переговоров стороны пришли к соглашению, что Пономарёв раз и навсегда откажется от всех требований к "ИКЕА".

Но этого как раз и не произошло. Больше того, пожимая 22 ноября 2010 года руки участникам "консенсуса" с российской и шведской стороны, Пономарёв, возможно, уже точно знал свой следующий ход. А именно: после получения денег ООО "САЭ" совершенно неожиданно для шведов появилась новая компания - ООО "Рукон", которая заявила, что незадолго до подписания мирового соглашения ООО "САЭ" переуступило ей права требования к "ИКЕА-МОС". Новоявленный "Рукон", в свою очередь, предъявил к шведам претензии - уже на сумму в 33 миллиарда рублей (аренда "за воздух" - то есть за период 2009-2010 годов, когда генераторы уже не использовались).

Как выяснилось, за новой компанией также стоял Пономарёв. В прошлом году арбитражный суд справедливо отказал Пономарёву в иске, сославшись как на подписанное мировое соглашение, так и на тот факт, что Пономарёв в 2009-2010 годах вывоз своих 112 дизель-генераторов затягивал сознательно.

Однако возмущенные беспрецедентным вероломством шведы осознали всю пагубность политики умиротворения агрессора и, решив более не изучать на собственном опыте "экономику по понятиям", обратились в полицию. Тогда же было возбуждено первое уголовное дело по факту покушения на мошенничество в особо крупном размере, то есть попытки получить обманным путем с "ИКЕА-МОС" оплату аренды за 2009-2010 годы, хотя отсутствие претензий на этот период гарантировалось мировым соглашением.

Появилось и второе уголовное дело, пусть с казенной формулировкой "в отношении неустановленных лиц", но все же появилось. Неплохо было бы, считают эксперты, если бы в рамках этого дела следствию удалось отследить судьбу денег, которые "ИКЕА" перечисляла ОАО "САЭ". Вопрос денег - всегда важен. Пошли ли они на хозяйственную деятельность или их ожидает судьба неизвестная и загадочная? Возможно, что ближе к истине окажется второй вариант. Кстати, здесь же вполне правомерно встает вопрос о налогах, и ответа на него пока никто не спешит давать.

Но одна ли "ИКЕЯ" попала в сети Пономарёва? Оказывается, нет. Предполагается, что и другая известная компания стала жертвой его хитроумных комбинаций. Речь идет о ЗАО "Торос", крупнейшем в России владельце складской недвижимости, взявшей в аренду дизельные мощности для логистического центра "Пушкино" в Московской области. И снова появились претензии. Их итоговая сумма "скромнее" - около 1,5 миллиарда рублей.

В мае этого года банковские счета Пономарёва были арестованы российским судом. Однако! Апелляцию Пономарева по этому поводу Ленинградский суд должен был рассмотреть в начале июня, но нужды этом, кажется, уже нет. В прессе появились сообщения о том, что прокуратура разблокировала счета Пономарева. И само дело прекращено, что вполне, наверное, удовлетворит Константина Пономарева. Правда, шведских коммерсантов такая постановка вопроса, скорее всего, не устроит. И не просто не устроит, а вызовет соответствующую реакцию. А это значит, что нынешняя ситуация - совсем не конец четырехлетней истории разбирательств по поводу злосчастных генераторов. И опять появится множество вопросов, главный из которых можно сформулировать так: почему профессионалы-следователи до сих пор не могут разобраться с этим делом, прямо скажем, не самым безнадежным? Или для этого выяснения истины необходимо вмешательство высших правовых инстанций?

Популярное на сайте

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке