Новости

30.05.2014 00:22
Рубрика: Общество

Кому нужны бездомные?

Тема с волонтером Анной Федотовой
По разным оценкам, сегодня в России от 1,5 до 4,2 миллиона бездомных. Наибольшая их концентрация наблюдается в мегаполисах, прежде всего в Москве (около 75 тысяч человек) и Санкт-Петербурге (примерно 50 тысяч).

Стоит ли помогать бездомным людям или, раз они не имеют воли и желания изменить свою жизнь, значит, так им и надо? Если государственные программы борьбы с бездомностью не дают должного результата, то, может, вся надежда на волонтеров? Обсудим тему с координатором православного народного движения "Курский вокзал. Бездомные, дети" Анной Федотовой.

Нас как бы нет. Но мы есть

Почему в названии вашего движения фигурирует Курский вокзал?

Анна Федотова: Потому что мы начинали с платформы "Серп и молот", под которой жили бездомные. Эта платформа рядом с Курским вокзалом находится. Начинали именно с Курского вокзала, чуть позже приехали ребята с "Серпа", мы познакомились, после чего стали ездить и туда, и туда.

А почему между словами "бездомные" и "дети" у вас запятая стоит?

Анна Федотова: Потому что сейчас в Москве бездомных детей практически нет, только целые семьи бездомные. И поэтому наша деятельность разделилась на два направления - бездомные и дети в семьях группы риска.

Вы берете детей на попечение вместе с их родителями?

Анна Федотова: Да, берем всю бездомную семью, если она готова с нами сотрудничать. Выезжаем на разные вокзалы Москвы и оказываем помощь бездомным людям любого возраста.

Как возникла ваша волонтерская группа? Когда и с чего началось?

Анна Федотова: Началось в январе 2006 года. Очень холодно было в те дни. Стояли крещенские морозы. А Боря Рыжов, наш основоположник, милый, хороший человек, каждый день ездил через Курский вокзал и видел этих голодных, замерзших ребят, которые деньги стреляли. И он написал на православном форуме "Кураев.ру": "Люди, не могу больше! Я завтра поеду на Курский вокзал, возьму с собой горячую еду... Кто хочет, поехали со мной!" В общем, Боря кинул клич, кто-то отозвался, и двадцатого января был первый выезд. Через неделю присоединилась я. Еду мы готовили по домам. Возили ее под платформу. Приоритетом для нас были дети младшего возраста и подростки. Мы с ними в футбол играли, возили их в монастырь. Кого-то удалось вернуть домой, кого-то устроили в интернаты. Многие не хотели в интернат, но мы уговаривали: "Давайте-давайте, это лучше, чем на улице. А мы потом навестить вас приедем". И какое-то время мы их там навещали, пока они не выросли.

Шесть дней в неделю мы ездим к бездомным и два раза в неделю они приезжают к нам

Их дальнейшая судьба вам известна?

Анна Федотова: У всех все сложилось по-разному. Кто-то все-таки сел в тюрьму, кто-то погиб. А с кем-то, кто вернулся к нормальной жизни, мы сейчас в Интернете общаемся.

Ваше движение называет себя православным. Вы, что, все верующие?

Анна Федотова: Да. Мы на православном форуме познакомились. Но у нас есть и не православные люди, просто симпатизирующие. Вообще помощь бездомным можно организовать по-разному. Скажем, я познакомилась с интересными людьми из Дании, они ночлежке питерской помогают. У них церковная помощь не проповедническая, а диаконическая. Они именно делом помогают, они свою веру не проповедуют. Они говорят нам: "У вас уникальная организация". Я тоже так считаю. Мы сразу отказались от способа существования в виде фонда. С первых дней поняли, что это не про нас. Мы - демократическое содружество людей. Мы снизу организовались, сами себе руководителей выбрали. Юридическое лицо оформили, но для уличной работы это не очень надо - для взаимодействия с властями только. Мы "городские сумасшедшие". Люди удивляются, что у нас никто денег не получает, нет помещения никакого. Вообще нас как бы нет. Но мы есть. Шесть дней в неделю мы ездим к бездомным и два раза в неделю они приезжают к нам.

К вам - это куда?

Анна Федотова: В храм. У нас с храмом совместный проект: выдача средств гигиены и одежды, предоставление полезной информации, поиск работы для трудоспособных... Этот пункт на территории храма открыт два дня в неделю. Мы и вещи принимаем, чтобы потом бездомным раздать, они за ними периодически приезжают.

Кто лаком дышит, они на несколько лет моложе выглядят

Никто из вас прежде не знал этой, скажем так, проблематики?

Анна Федотова: Да, мы ее слабо себе представляли. Но постепенно стали вникать. Был случай, который сильно нам расширил горизонт. К нам обратился мальчик с Украины. Он жил на стройке, подрабатывал. У них сгорел вагончик с документами, и он не мог уехать домой, а очень хотел к маме. Простой, хороший деревенский парень, неиспорченный, растерянный, оказался на Курском вокзале. Елена Евгеньевна Кузьмина, один из наших самых активных добровольцев, поехала с ним в украинское посольство. Посольским работникам удалось дозвониться соседям мальчика, те его личность подтвердили, посольство тут же дало ему разрешение на выезд и на следущий день мальчика отправили домой, на Украину. Так вот, когда этого мальчика отправили, мы вдруг поняли, какой глубокий ров, какая бездна между теми, кто оказался на улице, и социумом. Что такое состояние бездомности? Это не только отсутствие крыши над головой. Это потеря социально значимых связей, разрыв отношений с обществом. Конечно, есть государственные органы социальной защиты, которые обязаны помочь, если человек обратится. А если не обратится? Если это - ребенок, который не знает, куда обращаться за помощью? Мы не питали особых иллюзий насчет того, много ли нам удастся сделать для этих бездомных ребят. Но они, будучи наркоманами, почти преступниками, сами просили их не оставлять. Мы приезжали на точки, где эти ребята дышали лаком, мы отбирали пакеты... Они сразу поняли, что мы не американские спонсоры, а простые люди, и доверились нам, стали правду рассказывать про себя. Я потом смотрю - приезжает представитель официальной организации, они при мне ему врут, занижают свой возраст, чтобы что-нибудь получить в качестве несовершеннолетних. Пацану девятнадцать, а он говорит, что шестнадцать ему: кто лаком дышит, они на несколько лет моложе выглядят.

Почему моложе?

Анна Федотова: Развитие останавливается. Физическое - тоже.

Под платформой "Серп и молот"

Вам дети доверились, потому что вы были не из органов соцзащиты?

Анна Федотова: Наверное. В их глазах мы были тоже как бы с улицы, поскольку никого официально не представляли. Они нам хвалились, что пошли в Армию спасения, что-то украли там. "Не стыдно?" - "Нет. Это же американцы, не вы". У нас сразу сложились доверительные отношения с этими ребятами. Внутри нашей группы все тоже сдружились. Образовался костяк - Рустик Исламгулов, Боря Рыжов, Олег Ольхов, Елена Евгеньевна Кузьмина... Чуть позже к ним присоединилась Татьяна Свешникова. Она - дочка известного священника. До этого опекала девочек из детдома. Официально положено не более четырех человек, а она опекала одиннадцать. Елену Евгеньевну и Татьяну Свешникову дети даже мамами называли. Мы к этим детям постоянно ездили под платформу "Серп и молот", где они жили круглый год.

И зимой?

Анна Федотова: Зимой они туда электричество проводили, как-то обогревались. У них даже телевизор ворованный был. Иногда, когда совсем холодно становилось, на чердаки уходили. Мы девочку Таню четырнадцати лет уговорили в больницу лечь, а потом домой вернуться. Чтобы положить ее в больницу, у нас ушло три дня. Нам съели весь мозг. Не брали в больницу, потому что у Тани прописка подмосковная. У нас, говорят, есть шикарный Красносельский приют, любых детей принимает круглосуточно. Они мне целый день морочили голову, под вечер сказали: нет, она не москвичка, идите отсюда. Тане стало плохо, девочку довели до истерики. В конце концов мы положили ее в больницу, а потом, когда она вылечилась, родители отказались ее забирать. Ее хотела забрать я - мне говорят: вам не можем отдать, вы не представитель ребенка, мы ее выпишем на улицу. Бред какой-то. В итоге мы ее забрали, отвезли родителям в Орехово-Зуево. А мама у Тани - пьющая. Ее помыли, встряхнули, она протрезвела, и мы пошли в органы опеки. Добровольно пошли, девочка уже на все была согласна. На нее там посмотрели и говорят: давайте ее в психушку на год положим. Вот вам и вся государственная помощь. До подросткового возраста у Тани была нормальная семья: девочка грамоты получала, спортом занималась. А потом дядя начал пить, потом - бабушка, потом - мама. Так Таня оказалась под платформой. Потом разом умерли бабушка и дядя. В шестнадцать лет она родила. Они с мальчиком, с которым на улице познакомились, пытались вместе жить. Мы их поддерживали, помогали им всячески, но все кончилось плачевно: ребенка у них отобрали. В этом органы опеки оказались очень расторопны.

Агрессия - от незащищенности

 Все же в чем состоит ваша работа с бездомными? Ну, приехали к ним, покормили...

Анна Федотова: Еда - это способ познакомиться, повод встретиться. А дальше идет человеческое общение. Мы долго думали, как с ними общаться. Они были обколотые, обдышанные, плохо себя вели, хамили, были неприятные случаи... Чем мы можем наказать этих детей? Мы не вправе не давать им еду. Мы поняли, что единственно действенный способ - отказать им в общении. Мы приехали, еду привезли - нате, жрите, но общаться с вами не будем. Отказ в общении - это была такая жуть для них... Им ведь даже не столько еда была нужна, сколько общение. Подросток нашкодил и по этой причине сбежал из дома. Надо его разговорить, чтобы рассказал, откуда он, где живет.

Кормить, общаться... Что еще?

Анна Федотова: Предоставлять информацию, предлагать помощь. Что-то сделать как можно скорее. Например, в больницу положить.

Как такого в больницу? У него же ни документов, ничего...

Анна Федотова: Татьяна Свешникова ездила, добивалась. У некоторых беспризорников была фобия - больница. Они очень боятся ее. Они трусы большие. А их агрессия - от незащищенности. Как-то поймали двоих, один был виноват, другой нет, а полиция хотела посадить обоих. Я простояла над душой у следователя двенадцать часов, пока невиновного не отпустили. Разные бывали ситуации. Наша цель всегда - отправить домой. Если семья недалеко, мы иногда ездили, пытались с семьей поговорить, уладить домашний конфликт.

А если человек из детдома сбежал? Его обратно в детдом?

Анна Федотова: Большинство как раз из детдома бегут. С ними сложнее всего. Их за побег в психушку на год отправляют. Мы и туда к ним ездили, навещали. Они там как овощи ходят. Одного моего подопечного - его Ваня зовут - тоже якобы за плохое поведение три раза в психушку клали. Дошло до того, что главврач позвонил и сказал: "С ума сошли, мне нормальных детей отправляете! Я напишу в прокуратуру". Батюшка местный, который Ваню крестил, за него заступился, мальчика перестали в психушку посылать. Им очень выгодно ставить диагнозы психиатрические - это дает возможность бесконтрольно "лечить".

А те дети, чьи родители, предположим, в тюрьме или умерли, - почему они бездомные? Жилье ведь, если оно было, никуда не девается.

Анна Федотова: Вот вам случай. Девочка двенадцати лет лишилась родителей. Ее должны были отправить в детдом, поскольку по закону она не может проживать одна. Квартиру закрыли, запретили там появляться, опечатали. А она не захотела в детдом. Шаталась по подружкам, в четырнадцать лет родила ребенка, которого у нее тут же отобрали. Ребенок родился с наркозависимостью, а его юная мать оказалась на вокзале. Хорошая девочка, просто несчастная. Государственная забота о ней состояла в том, чтобы до восемнадцати лет не позволить ей жить в своей квартире. Когда девочке исполнилось восемнадцать, мы помогли ей эту квартиру открыть. Татьяна Свешникова положила немало сил, чтобы привести эту квартиру в порядок, но уже и сама девочка оказалась в таком состоянии... я не знаю, сколько ей осталось жить.

Приступая к работе с бездомными, не нужно сразу рваться в бой, спасать или обещать спасение

Самая лучшая помощь ребенку - это помощь его маме

Как получилось, что среди ваших подопечных теперь не только дети?

Анна Федотова: Мы поняли, что это неразделимо. Пока они дети, их всех жалко, но как только ребенку исполняется восемнадцать, он уже сам во всем виноват и сам за все в ответе. К нам за помощью обращаются двадцатилетние выпускники детдомов. Я одному такому говорю: "Ты молодой, здоровый. Что же ты на улице?" Он отвечает: "А я на улице с десяти лет жил, пока в детдом не забрали". И сколько их таких. Когда-то, какое-то время назад, их на улице отловили, в детдом законопатили, а теперь они вышли оттуда... Кому-то повезло, и он стал жить нормальной жизнью, а многие потом так и остаются в зоне риска и возвращаются к нам обратно уже взрослыми. А взрослыми они вообще никому не нужны. Я пришла к мысли, что хватит разделять бездомных людей на детей и взрослых. К нам семьями приходят. Мы однажды чеченскую семью отправляли домой. Мать и отец с двумя детьми были проездом в Москве, матери стало плохо с сердцем, они сдали билеты, а потом так и застряли.

Короче, мы поняли, что взрослым тоже нельзя отказывать в помощи. Взрослыми еще меньше занимаются, их еще меньше жалеют. А деток на словах всем жалко. На деле же их судьба никого не волнует. Почему кругом такое количество якобы беспризорных детей? Потому что их по сто раз посчитали. Сколько раз сбежали и были пойманы, столько раз их и посчитали. Мне один милиционер из Подмосковья рассказывал: "У меня в детской комнате одного пацана двадцать два раза за один день посчитали. Он двадцать два раза за один день в статистику попал!" Отловят такого - он сразу: а я наркоман. Дело в том, что наркомания лечится только добровольно, и когда беспризорных детей отлавливают, они прикидываются наркоманами. Деточка, лечиться хочешь? Деточка лечиться не хочет. А где родители? Далеко. Они ребенка долго задерживать не имеют права, а детская больница наркомана не берет. Мы эту деточку на улице всячески обхаживаем, уговариваем добровольно домой вернуться. Или если действительно наркоман - добровольно лечиться. Одного такого мальчика мы вылечили. И пока он лечился, нашли родных, которые семь лет его не видели. Вняв нашим уговорам, он уехал домой и там остался.

Я все к тому, что бездомных детей нельзя рассматривать отдельно от родителей. Есть такой документальный фильм - "Дорога домой". Снимали его целый год в Свердловской области. Он о судьбе детей, от которых "кризисные" мамы временно отказываются. И о том, какая в детдоме идет работа по возвращению ребенка в семью. В этом фильме есть замечательная фраза: "Самая лучшая помощь ребенку - это помощь его маме". "Кризисные" мамы, беременные немосквички часто не хотят отказываться от детей, но в нашей системе соцзащиты все устроено так, чтобы не позволить такой матери забрать из роддома своего ребенка. Недавний случай: бездомная женщина родила ребенка, а без паспорта ей его не отдавали. Не могла она без паспорта и пособие на ребенка получить. А начала она восстанавливать паспорт еще до рождения ребенка. Полгода этим занималась. Ей паспорт отдали, только когда она до прокуратуры дошла. Беременной не давали паспорт, родила - не давали. Слава богу, хватило ей терпения и воли добиться паспорта. Людям приходится отказываться от детей, потому что нет документов или негде жить. Мы часто отправляем домой людей, которые приезжают в Москву на заработки и оказываются обманутыми. Да, говорим, вас обманули, но все равно надо ехать домой, потому что там ваши дети. Это профилактика социального сиротства. Если в Москве человек застрянет, он к сыну или дочке, живущим в другом городе, может уже не вернуться. И появится сирота _ наш будущий клиент.

Волонтер должен делать только то, на что уполномочен

Сколько волонтеров участвует в вашем движении?

Анна Федотова: Трудно назвать точную цифру. Есть добровольцы-водители, добровольцы-социальные работники и просто добровольцы, которые помогают. В общей сложности, наверное, человек пятьдесят. А самых активных у нас человек двадцать. Это правильные добровольцы.


Анна Федотова: Бездомным детям нельзя помогать отдельно от их родителей. Фото: Олег Прасолов / РГ

Что такое правильный доброволец?

Анна Федотова: Правильно мотивированный доброволец приходит в нашу организацию не самоутверждаться, а участвовать в совместной благой деятельности. Можно помогать бездомным в одиночку, но это небезопасно, да и невозможно одному решать проблемы бездомных людей. Организация выступает как бы посредником между волонтером и подопечным. Волонтер же является представителем организации и должен делать только то, на что уполномочен. Люди, которые за счет ресурсов организации реализуют свои личные понятия о совершении добрых дел, как правило, плохо обучаемы, не слушаются руководства, не надежны в общем деле.

Я знаю, что вы написали памятку для начинающих добровольцев, в которой изложили правила поведения и безопасности в работе с бездомными. Что это за правила?

Анна Федотова: Прежде всего надо быть спокойным и доброжелательным. Своих товарищей лучше называть полным именем, как и бездомных людей. Приступая к работе с бездомными, не нужно сразу рваться в бой, спасать или обещать спасение - следует беречь силы, наблюдать за работой опытных товарищей, понемногу помогать, но не брать на себя большой ответственности. Не надо идеализировать бездомных людей, равно как и демонизировать их. Это мешает трезво оценивать ситуацию, затрудняет адекватное общение с ними. Не стоит давать свой телефон. Это предостережение в первую очередь адресовано девушкам. Потому что есть разные бездомные. Есть и психически ненормальные, и сексуально озабоченные, и криминальные. Наш общий официальный телефон - мой. Я ходячий офис. Поэтому мне приходится этот телефон давать. Но случалось по ночам очень жестко отшивать людей, которые из тюрем звонили познакомиться. Когда такой человек звонит, сразу слышно - шум тюремный, очень специфический, быстро узнаваемый. Наш опыт также показал, что совершенно бесполезно, а часто даже и опасно давать деньги бездомным людям. Опасно для них самих. Деньги практически никогда не решают проблему, только усугубляют ее. Особенно если вы новичок и еще не умеете классифицировать просящих. Хотя бывают исключения. Мы помогали одной семье. Это мама с дочкой. За то время, пока мы их опекали, дочка стала совершеннолетней. Обе они - люди психологически и социально ослабленные. Им нечем за жилье платить. И это тот редкий случай, когда я считаю возможным дать денег. Я знаю этих людей четыре года и уверена, что они эти деньги потратят на жизненно необходимое.

Кстати, откуда деньги? Кем финансируется ваше движение?

Анна Федотова: Одно время мы сами скидывались, потому что нам нужно было отчетность сдавать и, соответственно, держать бухгалтера. А вообще уличная работа не требует большого количества денег. Это скорее человеческий ресурс, нежели материальный. Благодаря тому, что монастыри нам еду готовят, мы не тратим деньги на продукты. Кроме того, какие-то люди, например, мои друзья, периодически дают деньги и говорят мне: распорядись сама, ты знаешь, кому нужнее. Хотя и деньги тоже нужны - совсем без них не получится паспорт восстановить или домой отправить. Иногда нужно на конкретные случаи - тогда просим людей о помощи.

Расскажите о себе. Кто вы по образованию? Чем занимаетесь, кроме волонтерства?

Анна Федотова: По образованию я художник-реставратор. Закончила ПСТГУ - Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, кафедра реставрации икон. Официально я сейчас по специальности не работаю.

А раньше?

Анна Федотова: Я у нас на кафедре работала, потом частные заказы брала. Потом так получилось, что я в храме с детьми занималась. Я вообще всю жизнь с детьми занимаюсь. У нас в храме изостудия была, мы с подружкой и мужем моим учили детей рисованию.

Муж тоже художник?

Анна Федотова: Он очень разносторонний человек, постоянно чему-то учится. Он очень мудрый.

Чем он занимается?

Анна Федотова: Он старший дизайнер в Московской филармонии. Уговорили они его, наконец, официально туда устроиться.

У вас есть постоянный заработок?

Анна Федотова: Сейчас нет. Но ничего, нам денег мало надо --за квартиру заплатить да с голоду не умереть. И немного хобби - велосипеды, фото... Я же говорю - "городские сумасшедшие".

Какой помощи от нас ждут

Православное народное движение "Курский вокзал. Бездомные, дети" занимается бездомными всех возрастов. Организация состоит только из добровольцев, которые получают деньги по основному месту работы и у которых есть свои семьи, дети. Деятельность организации делится на два направления - постоянная помощь и помощь по необходимости.

Постоянная помощь:

Вечерние выезды на вокзалы.

Кормление бездомных.

Распространение информации для тех, кто оказался на улице.

Выдача чистой одежды и предметов гигиены.

Предоставление телефона для звонков родным и трудоустройства.

Поиск актуальных вакансий для трудоспособных граждан.

По необходимости:

Помощь в восстановлении документов (в первую очередь паспорта).

Отправка людей домой.

Поездки с подопечными по прочим вопросам.

Посещение людей в больницах.

Звонки и запросы в другие города по делам подопечных.

Передачи и посылки некоторым подопечным, находящимся в заключении.

Сопровождение несовершеннолетних до дома, детского, лечебного или реабилитационного учреждения.

Поездки в гости к детям - в интернат и детский дом.

Общество Соцсфера Соцзащита