Новости

Продолжаем обсуждение проекта "Основ государственной культурной политики", который представил в "РГ" советник президента РФ по культуре Владимир Толстой

Владимир Ильич, Россия - это Европа или не Европа? Хотя этот спор длится больше двух веков, он обострился именно сегодня. Есть точка зрения: у России совсем особый путь, соответственно должна строится и культурная политика. А вы как считаете?

Владимир Толстой: Даже если у нас особый путь, то это не путь самоизоляции. Культура предполагает максимально возможную открытость. Мне гораздо ближе концепция "От Лиссабона до Владивостока", которой, собственно говоря, придерживается и президент. Она заключается в том, что основой этого огромного пространства, несмотря на наличие разных культур, разных конфессий и языков, все-таки является христианская культура. Опять же, я всегда склоняюсь к тому, что нужно искать то, на чем можно объединиться, а не то, на чем можно разойтись, а тем более подраться.

Я считаю, что многие проблемы, которые привели к сегодняшней трагедии на Украине, связаны с недооценкой значения культурных особенностей людей, проживающих на ее территории. Из-за чего возникли первые серьезные проблемы? Из-за попытки ограничения использования русского языка, невнимания к русским культурным традициям, из-за непонимания очевидных исторических фактов. Это все предметы культуры. И невнимание к этому или попытка насильственно заставить человека думать по-другому, говорить не на том языке, на котором он говорит с детства, в своей семье, чрезвычайно опасны.

Важное положение документа - приоритет права общества на сохранение материального и нематериального культурного наследия России над интересами физических и юридических лиц. Это поможет решить проблемы, которые сегодня возникают с Музеями-усадьбами Ясная Поляна, Михайловское, Константиново?

Владимир Толстой: Я бы сказал, что это не менее важно и для исторических центров крупных городов, в том числе Москвы и Санкт-Петербурга. Это не менее важно для сегодняшнего Крыма, где естественное желание ускоренного развития региона, инвестирования в эту территорию, должно обязательно сопровождаться сохранением культурного и исторического наследия, тех потрясающих заповедных мест Крыма, которые ни в коем случае нельзя позволить изуродовать.

Вы уже чувствуете, как культура России приросла еще крымской?

Владимир Толстой: Я никогда не чувствовал разрыв с культурной традицией Крыма. Меня американская журналистка как-то спросила: как вы относитесь к аннексии Крыма Россией? Я говорю: мой прапрадед в Севастополе на четвертом бастионе защищал Россию. Никогда в сознании русского человека Крым не переставал быть частью русского культурного и исторического пространства. Да, могли быть разные политические ситуации, но музей Волошинский - Коктебель, Чеховская Ялта, "Дама с собачкой" - это, что, другая страна, другая культура? Не говоря уже о том, что Крым - место крещения наших святых.

Если всем зарубежным журналистам раздать "Севастопольские рассказы" Льва Николаевича Толстого, у них поменяется отношение к "аннексии Крыма"?

Владимир Толстой: Еще раньше нашим политикам нужно было раздать "Хаджи-Мурата", "Рубку леса", "Набег", "Казаки". Может быть, тоже кое-что бы поменялось... В русской литературе можно найти много ответов на сегодняшние вопросы, ответы эти даны были довольно давно, и не только Толстым, но и Достоевским, Солженицыным, Иваном Ильиным и другими писателями и мыслителями.

В "Основах" есть очень серьезный раздел, который касается русского языка. И здесь чувствуется некоторый пессимизм авторов, когда говорится, что каждый, окончивший среднюю школу, должен "хотя бы" владеть устной русской речью.

Владимир Толстой: Есть, к сожалению, жизненные примеры, говорящие о другом. Житель Тывы, оказавшийся на вокзале в Санкт-Петербурге, не смог объяснить, что ему нужно, а люди в погонах, которые пытались ему помочь, даже не знали, что Тыва - это субъект Российской Федерации. Таких вещей не должно быть. Русский язык является государственным языком, и владеть им на уровне школьной программы, в той степени, которая позволяет хотя бы объясниться, должен каждый гражданин.

Многие считают, что развитие отечественной культуры - это проблема национальной безопасности.

Владимир Толстой: Да. Даже если считать культуру сферой услуг, хотя я категорически против такого определения, то это сравнимо с услугами, которые оказывает армия, защищая свою страну, и правительство, которое осуществляет государственную политику, то есть оказывает услуги по государственному управлению. И все понимают, что это не те услуги, которые оказывают в банях, в парикмахерских, в прачечных, то есть это совсем другой уровень понимания задач.

Как вы относитесь к концепции мультикультурализма, учитывая, что Россия многоконфессиональная и многонациональная страна?

За все время сущестовавания России у нас не исчез ни один, даже самый малый народ, самый малый язык. Это особенность России

Владимир Толстой: Тут надо определиться, что такое мультикультурализм. Вы как это понимаете?

Пусть цветут все цветы на лугу.

Владимир Толстой: Это - не мультикультурализм. Понятно, что нельзя ограничивать творческое самовыражение. Оно может быть ограничено только Уголовным кодексом и другими законами. То, что запрещено, не должно пропагандироваться. Но что такое мультикультурализм, я не понимаю. Уважение к другой культуре - да, безусловно. Например, у нас единый государственный язык - русский. Но есть множество народов, говорящих на других языках и считающих эти языки родными. Надо их самым внимательным образом оберегать. Точно так же, как и все культурные традиции. Ничего не должно исчезнуть. За все время существования России у нас не исчез ни один, даже самый малый народ, самый малый язык. Это особенность России. Россия - это не плавильный котел. При этом есть базовая фундаментальная ценность - русская культура и русский язык. И есть огромное количество культур, которые обогащали и обогащают свод русской культуры, сами от нее питаясь. Здесь важно понимать, что наша сила в единстве и в многообразии.

Что вы думаете по поводу школьных учебников. Они вас устраивают? Насколько они соответствуют вашей концепции развития культуры?

Владимир Толстой: Я здесь, как принято считать, вторгаюсь на чужую территорию. Могу говорить только как человек, гражданин, отец своих детей. Мне немножко грустно не то, как составлены эти учебники, мне грустно то, что процесс образования очень забюрократизирован. Стандарт противоречит культуре. Культура есть преодоление стандартов. А у нас всё пытаются загнать в стандарт - так удобнее. Почему Лев Толстой, который много занимался педагогической практикой, не оставил нам своих педагогических методик? Потому что он считал, что школа - это живой процесс, живой организм. Как только это заперто в методологию, начинают происходить процессы омертвления. Мне не нравится, как преподают литературу в современной школе. Образование в гуманитарной сфере должно быть построено на пробуждении интереса к предмету, на высвобождении способностей самих учеников. Вопрос не в учебниках. Нет ничего гуманнее, чем профессия учителя. Но и сам процесс обучения должен быть человечнее.

Развитию отечественного кинематографа государство уделяет много внимания. На эти цели затрачиваются немалые средства. Но основное направление государственной поддержки - это "зрительский кинематограф", который позволяет увеличить объем отечественной кинопродукции на экранах страны. И в то же время в "Основах" указано на поддержку развития кинематографа "как искусства". Правомочно ли разделение на "зрительский кинематограф" и кинематограф "как искусство"?

Владимир Толстой: На мой взгляд, у нас самая большая проблема не с арт-хаусом и даже не со зрительским кино, а с тем средним звеном, которое можно назвать "семейное кино". Вот его практически нет. Нет фильмов вроде "Ирония судьбы", "Москва слезам не верит", "Любовь и голуби", можно привести десятки названий. Хотя, в общем-то, это тоже зрительское кино, судя по популярности, и, безусловно, искусство, если оценивать его профессиональные достоинства.

В документе главным образом говорится о подлинной культуре, о фундаментальных ценностях. А что делать с досугово-развлекательной сферой, шоу-бизнесом и т. д.? Что для этой сферы можно извлечь из этого документа? Мы по телевизору перестанем слышать пошлые, глупые шутки?

Владимир Толстой: Очень хотелось бы, чтобы телевизионный эфир стал у нас более качественным. И здесь предполагается тесное взаимодействие с каналами, имеющими какую-то государственную основу. Никто не отменяет и не игнорирует массовую культуру как таковую. Правда, она достаточно хорошо существует и без государственной поддержки. Одна из главных задач этого документа - показать, что есть определенная часть культуры, которая приспосабливается к рынку и может существовать в рынке. А есть не менее важная, а, может быть, более важная часть, которая самостоятельно в рынке не выживает. В России нет механизмов негосударственной поддержки фундаментальных исследований в области искусствоведения, издания собрания сочинений классиков, документального кинематографа, детской литературы с качественными современными иллюстрациями и т. д. Есть много областей культуры, которые в рынке сами не выживают. Вот здесь государство должно либо само подставить подпорки, либо придумать механизм активизации негосударственной поддержки.

Кстати

Окончательный вариант проекта будет сформирован до 30 сентября. Следующим этапом после принятия "Основ" станет разработка стратегии их реализации.

Комментарий

Общественный совет министерства культуры обсудил проект "Основ государственной культурной политики".

По мнению Ирины Антоновой, опубликованный "документ солиден", но его нужно еще доработать. Фото: Олеся Курпяева / РГ

- Черта нашего своеобразия, как у Достоевского, - всемирная отзывчивость, что не в столь высокой степени свойственно другим народам, - сказала Ирина Антонова, президент Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина. - Как внимательно у нас читают Шекспира, как смотрят Тициана или импрессионистов - это особый феномен. Я бы обратила внимание на необходимость продвижения достижений российской культуры в мировом культурном пространстве, чтобы отзывчивость была взаимной...

По мнению Ирины Антоновой, опубликованный "документ солиден", но отдельные положения его нужно еще доработать. Не хватает акцента на роль и место мировой художественной культуры по отношению к российской:

- В мире знают наш балет и театр, хорошо известны отдельные музыкальные произведения, но популярность в меньшей степени касается пластических искусств. Когда у нас просят экспонаты на выставки, то хотят иконы, Малевича, Кандинского и Шагала. Я тут как-то спросила директора Лувра, каких российских художников он может назвать, и услышала в ответ имена - Репин и Верещагин. А в России люди даже без специального образования могут назвать десятки имен французских художников. Необходима организация выставок-диалогов, ведь русское искусство ХIХ века за рубежом практически не знают.

Среди бед нашей культурной жизни Ирина Антонова назвала неразвитую доступность искусства. Вспоминая мировой опыт, опыт советских 20-х годов, президент ГМИИ им. Пушкина предложила разумно перераспределить художественные ценности, которые находятся в крупнейших музеях:

- Такая практика следует мировым тенденциям, так поступают в Англии, Лувр создает в Эмиратах музей на основе своих коллекций. От трех до пяти процентов коллекции крупных музеев показываются, а остальное - в запасниках, которые и можно использовать для пополнения региональных музеев, - считает Антонова.

Прямая речь

Алексей Герман-младший, режиссер:

Фото: Евгения Смолянская / РГ

- Надо отличать кино как искусство, и как досуг. Кино, как искусство создает нам культурный пласт, ставит высокие планки внутри киноиндустрии. Так же, как настоящая живопись, настоящий театр, настоящая музыка, кинематограф - то, что составляет фундаментальную культуру. У нас сейчас в этом понимании кино нет. Есть две-три картины в год, которые можно серьезно обсуждать. Все остальное выглядит неубедительно. Иногда возникают какие-то художественные события. У нас очень мало "большого кино", к сожалению. Ему сложно конкурировать с коммерческими проектами. В том числе, все упирается и в бюджеты. Конечно, кинематограф должен меняться в соответствии с временем. Сейчас многие функции кинематографа на себя взял Интернет: общения, обсуждения и так далее. Надо понимать, что и само общество изменилось: у нас сегодня катастрофически падает образованность зрителя, его потребности в духовном развитии, его внутренний запрос. Возвращаясь к бюджету - сложно снимать качественные фильмы, с дорогими сложными костюмами, имея скудный бюджет. Сейчас режиссеру в редких случаях удается работать в нормальных условиях. В моем случае поддержка минкультуры всегда была не более двадцати - двадцати пяти процентов от общего бюджета. И сбор остальных средств всегда очень тяжело дается. Поэтому процесс съемки у меня может длиться годами. Проще запустить в производство какую-то дешевую картину, которую можно снять быстро и недорого, не думая о качестве. Вряд ли здесь можно говорить об искусстве. Пока ситуация не изменится, наше кино слабо будет выглядеть в мировом контексте. Мне кажется, что у нас есть и та проблема, что мы не знаем, что происходит в мировой культуре. У нас даже преподаватели в институтах не знают, что происходит в мире. Это не только к кино относится, но и к другим сферам культуры. А ведь не зря когда-то еще Петр Первый отправлял россиян учиться за рубеж. Только преодоление нашей культурной замкнутости поможет нашей культуре снова сделать первый шаг к тому, чтобы стать определяющим для развития художественного языка в мире. Русский авангард, Дягилев, русская литература - эти явления российской культуры были тем, что определяло культурную карту мира. Это - то, что рождалось у нас, это - то, где мы были первыми. Но все деятели российской культуры блестяще знали и мировую культуру, западную, в то же время, понимая, что у страны должен быть свой путь - путь создания чего-то нового.

Мнения читателей "РГ":

Авторам проекта удалось всесторонне сформулировать суть проблем и обозначить пути их решения. Очень хочется дожить до той поры, когда "спасительная" культура придет в каждый дом, в каждый двор, в каждую семью, в каждый коллектив и на каждую улицу. У меня есть несколько мыслей-проектов в виде эссе о том, как, на мой взгляд, можно "приблизить" культуру к массам. Если бы был такой сайт, где можно поделиться своими скромными соображениями на этот счет и найти единомышленников, то это сделало бы обсуждение данного проекта по-настоящему всенародным. 

Татьяна Ломова

Очень важный законопроект! С принятием и выполением этой политики Россия, безусловно, станет мировым духовным лидером, а народы и страны снова потянутся к нам. Проект, правда, сугубо светский, хотя в основе любой культуры лежит вера в Бога или в высшие силы природы, космоса. И без признания этого теряется квинтэссенция культуры. Я считаю необходимым определить в проекте следующую иерархическую вертикаль ценностей: 1. любовь к Богу 2. любовь к Родине 3. любовь к ближним (семье, родным, друзьям). Но эту идею необходимо воплотить очень бережно во избежание межконфессиональных споров. Любому патриоту, в отличие от националиста, будет понятен патриотизм народа другой страны, основывающийся на своих культурных достижениях и ценностях. Также и уважение к людям различных традиционных верований будет способствовать развитию и взаимопониманию культур.

Игорь Беляев

Справка "РГ"

Проект "Основ государственной культурной политики" опубликован на сайте "Российской газеты" и на портале "Кремлин.ру". На сайте "РГ" вы можете оставить свое мнение о проекте, а на портале "Кремлин.ру" выделен отдельный ресурс для его обсуждения, которое будет проходить до конца сентября.

Эта статья является комментарием к:

Последние новости