05.06.2014 23:32
    Поделиться

    Марина Прокопенко: Война на Украине - это больше чем сумасшествие

    Славянск, Мариуполь, Луганск, Донецк, Краматорск, Лисичанск, Рубежное, Северодонецк - города, которые я знаю и в которых была. И в дурном сне не могло привидеться, что все это будет бомбить и уничтожать украинская армия, убивая собственный народ. Я живу на Украине. Вокруг себя вижу только безразличные лица. Неужели ни у кого из запорожцев, киевлян, львовян нет родственников или просто знакомых в этих городах? Народ Донбасса даже не представляет, сколько ненависти изливается на их головы и радости от очередной смерти женщины или ребенка в так называемой "правильной Украине".

    Когда сразу же после выбора президента Украины на Донецк обрушилась бесчеловечная карательная операция, я сразу же связалась со своей подругой Ольгой из Донецка, мамой двоих детей.

    - Мы живы. Сижу с детьми в подвале. Нас бомбят. Говорить не могу, - только и успела она - взволнованно и испуганно - сказать.

    Для нескольких тысяч пока еще граждан Украины подвалы и погреба стали местом спасения от украинских бомб.

    А международный аэропорт и железнодорожный вокзал Донецка, которые, вкладывая сотни миллионов долларов, строили и перестраивали к Евро-2012, разбомбили за несколько минут.

    И никакое мировое сообщество не ужаснулось. И население "правильной Украины". И по десяткам погибших людей, самой невосполнимой потере, никто, кроме родственников, слез не проливает. Война. Гражданская. Братоубийственная.

    Связаться с Олей еще раз смогла, только когда в карательной операции наступила передышка.

    - Сегодня наконец-то тихо, - первое, что сказала она. - А так, у соседей крышу в доме пробило. Мне с работы звонили, спрашивали, почему меня нет. Офис в центре, и там про вертолеты на окраинах даже не знали. Я директору говорю: "У нас бомбят". А ему безразлично.

    - Да ты что!

    - Я не поехала на работу. Так сотрудницы звонили и упрекали: "А вот мы, Оля, на работе, между прочим".

    Оля тяжело вздыхает.

    - Это мне с работой так "повезло". А других отпускали. Половина предприятий не работала. Тут, знаешь, многие на самом деле мало что понимают.

    - Но только Славянск уже полтора месяца бомбят!

    - Но до того, как нас начали бомбить, нам все казалось, что Славянск настолько далеко... И уж нас это точно не коснется.

    Миллионы людей на Украине убеждены, что их никогда ничего не коснется. Но чем быстрее найдешь в себе силы взглянуть правде в глаза, тем больше шансов остаться живым.

    - На улицу уже выходите?

    - Только сегодня с мужем на рынок сходили. А так все дни наш район словно вымерший был. Люди попрятались так, что нигде и никого. Ночью неправдоподобная тишина стояла. У малого на днях выпускной в садике должен быть - отменили.

    - Из города детей будешь вывозить?

    - Не знаю. И детей спасать надо, и мужа страшно одного бросать. Да еще эти блокпосты нацгвардии...

    - Ох да... - я вспоминаю как сама недавно проезжала их в Запорожской и Днепропетровской области, - стоят с автоматами, палец на курке, готовы стрелять в любой момент.

    - А у нас автоматы в лица тычут, а над детьми специально затворами передергивают. Здесь так - пост ДНР, пост нацгвардии, опять ДНР. На посту ДНР ребята простые, нормальные, да и что там, по три человека стоят... А гвардия, ты же видела их лица? И свастики на рукавах... Таких отморозков понабирали. Ты не представляешь, как мы испуганы. У меня Сережка во сне пукнул, так Сашка, младший, бросился на пол с криком "Мама, ложись, бомбят!"

    В конце разговора у Оли вдруг сильно задрожал голос.

    - Я себе ТАКОГО даже представить не могла.

    В Донецкой и Луганской областях около сотни городов. В каждом живут тысячи детей. Это уже дети войны. Тревожные, враз повзрослевшие. Читаю объявление украинского санатория: "Приглашаем на отдых детей Луганской и Донецкой области". А ниже - комментарий: "Нафига они нужны! Еще сепаратизм тут устроят!"

    Это больше чем сумасшествие. Это гражданская война. На донбасской земле ее не было 70 лет. И вот она пришла. Откуда не ждали. И от тех, о ком даже подумать не могли.