Новости

Аркадий Дворкович - о том, сможем ли мы диктовать нефти свои правила
Сегодня в Москве начались рабочие сессии XXI Мирового нефтяного конгресса. На нем встречаются лидеры крупнейших топливных корпораций из России, США, Франции, Великобритании, Саудовской Аравии и других стран

Обсудить действительно есть что - начиная с проблем разведки и добычи нефти и заканчивая этическими вопросами ведения бизнеса в отрасли.

О том, хватит ли нефти на наш век, о перспективах сланцевой нефти и ценах на "черное золото" в интервью "РГ" рассказал вице-премьер правительства и председатель оргкомитета конгресса Аркадий Дворкович.

Аркадий Владимирович, цены на нефть стабильны вот уже два года. Баррель все это время стоит больше ста долларов. Но надолго ли? Что будет с ценами в обозримой перспективе? Какая стоимость нефти полностью устраивает российский бюджет, а ниже какой планки нам опускаться нельзя?

Аркадий Дворкович: На цены на нефть влияет значительное количество факторов, включая макроэкономические, политические, геолого-экологические. В настоящее время рынок относительно стабилен, и ситуация в целом для России благоприятна. С учетом того, что доходы от продажи на внешних рынках углеводородного сырья в значительной степени формируют федеральный бюджет, наша страна, как и ряд других, зависимых от экспорта углеводородов, заинтересована в стабильности рынка.

В прогнозных показателях российского бюджета заложена цена около 100 долларов за баррель, такой показатель позволит обеспечивать прогнозное наполнение бюджета, реализацию социальных программ государства. Но бюджет будет выполнять все обязательства не только при 100 долларах. Если цены будут ниже - использует резервы, накопленные в период более высоких цен.

Особо отмечу: высокая цена на рынке углеводородов важна не только для государства, но и для нефтяных компаний, поскольку получаемая прибыль позволяет заниматься модернизацией производства, вкладывать большие объемы средств в геологоразведку, отраслевую науку.

Часто говорят, что высокую цену на "черное золото" может сбить добыча сланцевой нефти. Какие перспективы у нее в России и в мире? Сможет ли ее широкая добыча изменить расстановку сил?

Аркадий Дворкович: Россия обеспечена рентабельными к освоению традиционными запасами углеводородного сырья как минимум на несколько десятилетий вперед. Современным приоритетом в развитии является Восточная Сибирь и континентальный шельф.

Что касается сланцевой нефти в России, то это прежде всего научная многоаспектная проблема (технология, экология, снижение стоимости добычи) и возможность реализации пионерных проектов. Сейчас разработки ведутся в экспериментальных объемах, например в Татарстане на Бавлинском месторождении. Но это не единственный перспективный нетрадиционный источник сырья. Изучать нужно, например, добычу и переработку газовых гидратов.

Страны проявляют повышенный интерес к добыче сланцевой нефти. В США, где она уже идет, с ней связывают значительные надежды по снижению зависимости от импорта этого вида энергоресурса. В последние годы основной прирост добычи американской сырой нефти происходит преимущественно за счет сланцевых месторождений Bakken в Северной Дакоте и Eagle Ford в Техасе.

Развитие добычи сланцевой нефти - прямое следствие той "революции", которая случилась в США в добыче сланцевого газа. Поскольку цены на газ обвалились в результате резкого роста объемов его добычи, компании стали переключаться с добычи газа на добычу сланцевой нефти. Тем более что технологии их добычи особо не отличаются. Для этого бурят горизонтальные скважины с последующими множественными гидроразрывами нефтесодержащих пород. Дебет скважин быстро падает, для поддержания объемов добычи требуется бурить значительное количество скважин по очень плотной сетке. Поэтому затраты на добычу сланцевой нефти неизбежно выше, чем затраты на добычу нефти традиционных месторождений.

Пока цены на нефть высоки, проекты по добыче сланцевой нефти, несмотря на высокие издержки, остаются привлекательными. За пределами США наиболее перспективными считаются залежи сланцевой нефти Vaca Muerta в Аргентине и Баженовская свита в России. Думаю, тема сланцевых углеводородов интересная и она будет активно обсуждаться на 21-м Мировом нефтяном конгрессе в Москве.

Мы обеспечены нефтью на десятилетия вперед. Но некоторые эксперты говорят, что через 30 лет она будет не нужна, появятся новые источники топлива. Так ли это? И что нужно сделать России, чтобы снизить зависимость от ее экспорта?

Аркадий Дворкович: О замещении нефти альтернативными источниками энергии говорят последние 30 лет, но с тех пор ничего принципиально нового не изобрели. Нет оснований считать, что в среднесрочной перспективе появится новый вид энергетического сырья, который сможет потеснить углеводороды. Но развитием возобновляемых источников энергии, так называемой "зеленой энергетикой", мы занимаемся. Более того, есть и заинтересованность в сотрудничестве в этом направлении и у наших иностранных партнеров, например, у Китая. Думаю, что именно в кооперации с партнерами стоит развивать новые технологии.

Кстати, о Китае. У нас после подписания газового контракта с Поднебесной большие планы по поставкам. Но останется ли для нас важным европейский рынок или мы уходим на восток?

Аркадий Дворкович: Россия - надежный поставщик сырья. Мы готовы действовать в рамках имеющихся долгосрочных договоренностей и при партнерском отношении контрагентов исполнять обязательства в полной мере.

В современных социально-экономических и политических реалиях восточное направление поставок сырья становится для нас приоритетом, поскольку такой подход позволяет диверсифицировать поставки, обеспечив тем самым энергетическую безопасность и стабильность. Именно в азиатско-тихоокеанском регионе сегодня закладывается фундамент будущей глобальной экономической и политической стабильности и безопасности.

Подписание действительно исторического газового контракта с Китаем совпало с ростом напряженности с некоторыми нашими партнерами, но это совсем не значит, что мы предпочли азиатский рынок европейскому. Что касается наших запасов нефти и газа, их хватит и для связей со странами АТР, и с европейскими партнерами - они в этом заинтересованы. Наглядный тому пример - главы крупнейших европейских энергетических корпораций являются участниками Мирового нефтяного конгресса в Москве, чему я искренне рад. Жаль, что канадские компании не принимают участия в столь значимом событии в мировой энергетике из-за политики. Уверен, что бизнес не должен страдать от принимаемых политиками решений.

Аркадий Владимирович, какие вызовы стоят сегодня перед российским топливно-энергетическим комплексом в целом?

Аркадий Дворкович: Российский ТЭК - системообразующая отрасль российской экономики, а его предприятия - крупнейшие налогоплательщики федерального и региональных бюджетов.

Для эффективного развития отрасли мы делаем немало. Это касается совершенствования нормативной правовой базы, создания налогового режима, стимулирующего компании максимально полно и комплексно добывать сырье с пограничной рентабельностью. Значимые для отрасли вопросы - технико-технологическое обеспечение проведения работ, создание новых средств добычи, транспортировки и переработки углеводородов, в том числе для проектов СПГ и шельфовой добычи. Мы надеемся на приток в отрасль молодых кадров, которые добавят инновационных решений в сложившиеся технологии. В этом смысле мы с большим оптимизмом смотрим в будущее.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке