24.06.2014 13:00
    Рубрика:

    Петербургские дайверы нашли подводный маршрут Дороги жизни

    В деревне Кобона, которую в войну называли восточными воротами Дороги жизни, с недавних пор стоит необычный памятник: на берегу Ладожского озера установили "полуторку" - легендарный ГАЗ-АА. Затонувший автомобиль, один из тех, что перевозили людей и провиант, обнаружили дайверы. Теперь отреставрированная машина - первый экспонат нового музея, место в котором нашлось и другим артефактам блокадного времени.

    Семьдесят лет под водой

    Еще пару лет назад Сергей Склянин и подумать не мог, что в скором времени сможет, хоть и с усмешкой, называть себя реставратором, а на берегу его базы отдыха разместится музей "полуторки". Теперь Склянин вместе с командой дайверов, кажется, знает о Ладоге все: от истории расположенных по берегам населенных пунктов до подробностей блокадного периода. Чтобы найти подводный маршрут Дороги жизни, пришлось покопаться в архивах и опросить свидетелей военных лет.

    От возникновения идеи до извлечения со дна озера первой машины прошел ровно год: задумка исследования блокадного пути родилась весной 2013-го, а 6 марта этого года "полуторку" смогли поднять. Глубины исследовали долго и скрупулезно, в основном в летний период. Когда же осенью на экране локатора наконец-то проступили очертания неизвестного объекта, а за ним - второго и третьего, никто не сомневался: верный след найден. Все, что было затем, водолазы называют случайностью - ни поднимать, ни реставрировать автомобиль, а уж тем более создавать памятник, изначально никто не собирался.

    - Решения возникали по ходу дела. "А давайте поднимем" - "Давайте!" Когда подняли, увидели, что машина технически почти в идеальном состоянии, не считая ржавчины. Из шести колес четыре наполнены воздухом, двигатель рабочий. И это после 70 лет под водой! - не скрывает эмоций руководитель дайвинг-клуба Сергей Кистенев.

    Водолазы говорят, за рулем этой "полуторки" сидел, вероятно, очень хороший водитель, и шутят: "Была даже идея расфасовать по банкам сохранившийся в колесах воздух блокадного времени, это же раритет".

    Возможно, "полуторку" так и оставили бы на дне, если б не рыболовные сети - они со всех сторон опутали машину и местами существенно повредили ее. Местные рыбаки знать не знали, что под излюбленным ими местом целое кладбище автомобилей Дороги жизни. Оставить находку разрушаться дальше водолазы себе не позволили и решили поднимать ее на поверхность. Однако это оказалось не так-то просто - подъем длился более семи часов и закончился, когда было уже далеко за полночь.

    - Сложно было. Мы сделали три погружения, чтобы опустить тросы и закрепить их, не повредив самые хрупкие места корпуса. И тут опустилась ночь. Представьте, глубина шесть метров, темно, страшно и ледяной панцирь сверху, - вспоминает Сергей Кистенев.

    - А наутро удивленные рыбаки обнаружили на льду чудо "о шести колесах", все обмотанное сетями! - подхватывает Сергей Склянин.

    Уже потом машину перетащили на базу, где дайверы наконец-то смогли полностью осмотреть свидетельство блокадной эпохи. Поразительным образом сохранилось практически все: рама, трансмиссия, колеса, даже солидоловую смазку ни за что не отличить от сегодняшней. Полностью заменить предстояло только кабину - от нее остались лишь отдельные элементы.

    Отправная точка

    Перед тем, как водрузить машину на постамент, ее необходимо было отреставрировать. Этой весьма специфической и непростой работой занялись сами дайверы. Работали в подсобном гараже и, следуя подсказкам знакомых реставраторов, за полтора месяца смогли привести машину в первоначальный вид. Восстановление "полуторки" быстро превратилось в народное дело - приложить руку к этому захотели очень многие.

    - Честно говоря, даже непонятно, откуда столько народу взялось, - признается Сергей Кистенев. - Приехали не только друзья, но и какие-то совершенно незнакомые люди, которых эта идея захватила. Постоянно собирались местные жители, рядом крутились деревенские мальчишки. Все пытались чем-то помочь. Наверное, именно тогда мы поняли, что делаем это не зря.

    Восстановленный грузовик поставили на съезде с проселочной дороги, прямо на берегу - именно отсюда он когда-то по неокрепшему льду отправлялся в сторону Ленинграда. В блокадный город на одной такой машине можно было увезти лишь полторы тонны продуктов, вывезти с обратным рейсом - максимум десять человек. Оголодавших и промерзших ленинградцев отогревали в специальном пункте, что располагался в закрытой тогда церкви Святого Николая.

    Сегодня на берегу есть даже арка, ее дайверы восстанавливали по документальным свидетельствам и чертежам. На деревянных сваях те же слова, что вдохновляли водителей на опасные путешествия с 1941 по 1943 год: "Чем больше рейсов, тем ближе победа над врагом!", "Наше дело правое!", "Победа будет за нами!".

    - 36 километров льда, который трещит и проваливается, бомбы рвутся, а у тебя машина чуть круче велосипеда. И в таких условиях люди делали по несколько рейсов в сутки, - говорит Сергей Склянин. - Справа враг, слева враг… Даже представить нельзя ад, в котором люди находились.

    "Сокровища" большие и маленькие

    Сейчас среди находок подводной группы порядка 20 самых разных крупных объектов: помимо "полуторок" (а только их за время войны ушло под лед Ладоги более тысячи), на дне озера обнаружены даже корабли и самолеты.

    - В планах у нас продолжение подводных поисковых работ, нужно еще какое-то время на изучение архивов, - делится Сергей Склянин. - Вообще, мы хотим создать полноценную военную экспозицию под открытым небом, где будут представлены все виды подразделений. А в ближайшее время думаем поднять со дна самоходную баржу.

    За время подводных исследований дайверы обнаружили и массу более мелких объектов. Так и появился музей. Формально он состоит из двух частей: одна посвящена истории Кобоны, вторая - блокаде Ленинграда и Дороге жизни.

    - Есть находки, которые для историков не представляют особого интереса. Например, мы нашли фары, стекла у которых тонированы в розовый и синий цвета. Вроде ничего особенного, но когда люди слышат, что это делалось для того, чтобы свет машин был не так заметен, у них мгновенно просыпается интерес, - рассказывают водолазы. - Еще мы подняли со дна заднее стекло, на котором остался полукруглый желобок: водители "полуторок" специально вешали сзади котелок, чтобы он громыхал и не давал им засыпать в ночных рейсах.

    Среди экспонатов есть также личные вещи водителей, номер гражданской "полуторки", целый спидометр, стрелка которого застыла на количестве пройденных километров, и даже связка рельсов - от недостроенной железной дороги по Ладожскому озеру.

    Почти одновременно стала появляться вторая экспозиция - жители деревни неожиданно начали приносить в "народный музей" ордена, награды, фотографии и документы. Такое доверие - лучшая благодарность и признак того, что возрождение памяти о войне необходимо, говорят дайверы.

    - К нам часто приезжают с детьми, особенно с мальчишками. Душа радуется, что мы выходим из исторического забытья, - улыбается Сергей Склянин.

    - А около нашей "полуторки" смотришь, то свечечки маленькие горят, то цветы лежат, - подхватывает Сергей Кистенев. - Люди постоянно приносят. Значит, помнят.

    Прямая речь

    Виктор Смирнов, сотрудник Национального автомобильного музея (Всеволожск):

    - Все, что сегодня делается в память о подвиге героев Великой Отечественной войны, хорошо и правильно. По-другому быть не может. Не исключение и музей "полуторки". Организаторы проекта большие молодцы: они смогли воплотить интересную идею в жизнь оперативно и своевременно, несмотря на то, что работы было много. Мы с ними немного контактировали на начальном этапе - они снимали копию с нашей реальной "полуторки", чтобы восстановить кабину. В итоге памятник в Кобоне получился очень достойный, учитывая, что даже известная "полуторка" на Румболовской горе имеет кое-какие неточности.