Новости

26.06.2014 03:48
Рубрика: Экономика

К нам на Колыму

Какому инвестору интересны дальневосточные ТОРы
В министерстве по развитию Дальнего Востока подчеркивают: для ускорения экономического роста в макрорегионе требуется сформировать сеть территорий опережающего развития (ТОР). Они рассматриваются как ядро создания инвестиционной инфраструктуры, ключ к условиям для запуска сотен новых проектов. Об успешных и не очень примерах особых режимов регулирования экономической деятельности и льготного налогообложения рассказал "РГ" директор Института экономических исследований ДВО РАН, академик Павел Минакир.

Павел Александрович, идея ТОР вовсе не нова. Уже были различные СЭЗ, существуют и создаются ОЭЗ. Чему нас может научить их история?

Павел Минакир: Начнем с того, что на территории РФ проекты особых экономических зон раз за разом и в разных местах себя дискредитировали. А почему-то в остальном мире вовсе нет. Может, дело не в особых экономических зонах? А в том, что происходит, когда эти идеи попадают на российскую почву. В чем секрет ОЭЗ, функционирующих в мире? Резидент приходит на территорию, потому что именно здесь особо выгодные для него самого условия получения прибыли. А это означает не просто льготы по налогам, доступ к инфраструктурным, коммунальным ресурсам. Кроме этих факторов, для него существуют благоприятные, лучшие, чем на других территориях, возможности производства вполне определенных вещей.
Возьмем, к примеру, китайские ОЭЗ. Да, для каждой из них принимали сумасшедшие льготы и чрезвычайно детальные, продуманные, строго адаптированные к конкретной зоне пакеты законодательных актов. Я вас уверяю, только при всем этом туда никто бы не пошел. Главным было совсем другое.

Получение прибыли?

Павел Минакир: Конечно. Инвесторы видели, что в этих зонах есть возможность малозатратной организации производства трудоемкой продукции на сборочной основе. Для этого были все предпосылки: изобильные и дешевые трудовые ресурсы в соединении с технологиями, которые существовали у инвесторов. И вот эти эксклюзивные условия экспорта продукции, вывоза капитала, прав собственности и регулирования трудовых отношений создавали мощный притягательный стимул по сравнению с тем местом, где инвестор находился. Скажем, японским компаниям производить в Японии становилось дороже и дороже. Китай открыл им совершенно невероятные, перспективные возможности. Стабильность режима, неукоснительное выдерживание общей линии создавало устойчивую платформу для притяжения новых инвесторов, для успешного функционирования зоны.

И чем же, по-вашему, наши зоны уступали китайским?

Павел Минакир: Давайте посмотрим, что делали мы. Объявили свободную экономическую зону в Находке (Приморский край). Написали перечень льгот, которые там будут. А для кого эти льготы? Для каких инвесторов? Что в зоне "Находка", кроме морского порта, могло заинтересовать инвестора? Рабочей силы нет. Внутреннего рынка нет. Ориентироваться на внешний? Но зона в Находке была объявлена в 1991 году - а к этому времени китайские работали уже 12 лет. С ними надо было конкурировать. И делать это вовсе не сравнительными величинами: налог на прибыль, цена воды, срок аренды земли. Главная конкуренция происходит на линии "масштаб производства - стоимость рабочей силы - возможность кадрового наполнения бизнеса - экономический режим - комфортность общего экономического климата". А на это у нас никто никакого внимания почему-то не обращал. Считалось, что если будут некие льготы, то все будет хорошо.

Создание ТОРа - это очень кропотливая, трудоемкая, квалифицированная и, самое главное, длительная работа

И еще один нюанс. Зачем вообще Китай создавал свои ОЭЗ? И не только Китай, но и Южная Корея, Испания, страны Северной Африки. Чтобы получить технологии и капитал, создать рабочие места, отправить от этих зон импульс в окружающую экономику. А для чего создавали зоны мы? Чтобы развить собственную территорию. Например, Магаданской области. Спрашивается - зачем нормальному инвестору, в трезвом уме и ясной памяти, приходить на Колыму? Чтобы ее развить? Оно ему надо? Он здесь будет жить? Да никогда.

Развитие любой области может происходить в результате успешно функционирующих ОЭЗ, ТОР - хоть как назовите - только в том случае, если в этих зонах уже все хорошо. Если они начинают продуцировать волны на окружающую территорию, передавая туда доходы, технологии, обучая персонал, повышая общую культуру производства и жизни.

Мы напрасно возомнили, что в нашу свободную экономическую зону придут, чтобы развивать необъятные территории, которые никак не развиваются… Ну что такого в Магаданской области, в Ванино-Советской Гавани должен делать инвестор, что он не может делать в другом месте, причем гораздо лучше?

Осваивать наши ресурсы?

Павел Минакир: Инвестор рассуждает так: добывайте свои ресурсы, и будем вывозить их туда, где удобнее с ними что-то делать! Ну есть порты в Ванине и Совгавани, есть судостроительные мощности… А причем тут свободная экономическая зона? Верфи существуют в Китае, Южной Корее, Японии - повсюду. Почему инвесторы бросят те районы и придут сюда? Здесь разумно создавать мощности для переработки сырья? Согласен. Но опять же - кто и что будет перерабатывать? Скажем, идет огромный поток угля. И как его перерабатывать? А чтобы, например, строить рыбоконсервные заводы, не надо открывать ОЭЗ. Ведь она создается для привлечения внешних инвесторов. Это ключевой пункт. Надо предложить нечто такое, что действительно зацепит инвестора. И не ставьте ему задач развить эту территорию. Пусть он просто придет и начнет работать.

Что значит конкурентные условия? Существует общий стандарт инвестиционного климата в мире. К нему стремятся все. И в нем нет ничего такого особенного. Бизнесмены говорят: если мы работаем со старыми партнерами год, два, тридцать лет, и нам вдруг предложат на три копейки больше прибыли при условии, что мы переориентируемся на новых, мы этого делать не будем. Ради трех-то копеек. Есть деловая этика, есть обязательства… Поэтому думать, что вы снизите величину какого-то налога и все к вам "ломанутся" - по меньшей мере наивно.

Вы хотите сказать, что ОЭЗ и ТОР на Дальнем Востоке не нужны?

Павел Минакир: Очень нужны. Локальные зоны экономического развития просто необходимы. Именно там будут опорные точки с действительно комфортными условиями - но прежде всего для своего бизнеса, а не для мифического заграничного инвестора. Пусть собственные предприниматели используют все возможности, которые есть здесь - наличие сырья, близость к рынкам АТР.

Но такие ТОР - это очень кропотливая, трудоемкая, квалифицированная и, самое главное, длительная работа. Она не измеряется горизонтом в пять и даже десять лет. При этом нельзя представить, что этих зон будет 16-20. Надо начинать очень постепенно, с малого. Весь Китай для начала создал всего шесть ОЭЗ.

Поэтому половина концепции ТОР правильна: базовые условия должны быть созданы не хуже, чем во всем мире. Это необходимые требования, но абсолютно недостаточные.

Экономика Филиалы РГ Дальний Восток Правительство Минвостокразвития ДФО Амурская область ДФО Еврейская АО ДФО Камчатский край ДФО Магаданская область ДФО Приморский край
Добавьте RG.RU 
в избранные источники