Новости

27.06.2014 11:19
Рубрика: В мире

Капкан для шпиона

Очевидец раскрывает подробности похищения своего коллеги - редактора мариупольской газеты
Главный редактор украинской газеты "Хочу в СССР" был похищен и увезен в неизвестном направлении. О том, что происходило в редакции, рассказывает очевидец событий, который просит не называть его имени.

- Ворвалась группа людей в черных масках. С автоматами, кто-то с пистолетом. Несколько сразу направились к нашему главному редактору - Сергею Васильевичу Долгову. Я находился в другом помещении, потому что одна из сотрудниц была с ребенком - я старался их с матерью загородить собой. И я не видел, но слышал, как Сергей Васильевич кричит. А вот связывали его уже на наших глазах. Все, как полагается: "руки за спину", "спиной в пол". Вывели, посадили в машину и увезли.

Такие подробности похищения главного редактора мариупольской газеты "Хочу в СССР" слышу по телефону. Собеседник просит в статье называть его Петром: "Я не могу сейчас в полной мере описать, вы ж поймите наше положение. Я с вами говорю - даже это может расцениваться как криминал. А у меня дети".

По его словам, основания опасаться за свою жизнь у него есть. "У меня танка нет, чтобы защищаться, если ко мне десять человек ворвутся с автоматами. Приедут, заберут и хорошо, если живой останешься".

- Забрали всю нашу оргтехнику, - продолжает Петр - Компьютеры. Нам ничего не говорили, только приказывали Сергею Васильевичу "лечь!", "встать!" И между собой не переговаривались, имен не называли. Только девушки-сотрудницы сказали, что, когда уходили, один из них неожиданно вежливо сказал: "Извините".

Еженедельная газета "Хочу в СССР" выходит вот уже несколько лет и прежде претензий ни с чьей стороны не вызывала. Перед выходом, рассказывает Петр, типография отправляет номер в несколько инстанций, где он проходит проверку. Подшивка газеты позволяет утверждать, что такие проверки проходили успешно.

Но сейчас стоит показать пальцем на кого-то и назвать его сепаратистом - ночью приедут и заберут. Что говорить о газете, которая называется "Хочу в СССР" - в нынешних обстоятельствах только этого названия достаточно для обвинения в сепаратизме.

- Начальник местных правоохранительных органов на одном из украинских сайтов заметил разницу между похищением и задержанием и подчеркнул, что Сергей Васильевич был именно задержан, - слышу в телефоне. - Правда, кем именно, не уточнил. В антитеррористической операции, как это называет киевское правительство, задействованы многие структуры, которые не всегда передают друг другу информацию и поэтому он ею в полной мере не владеет.

Действия милиции абсурдны. Сразу после событий было заведено уголовное дело. И на фоне официальной версии о задержании, его расследование продолжается и сейчас: вчера и позавчера вызывали свидетелей для дачи показаний.

Поэтому веры у коллег Сергея Долгова в то, что расследование действительно идет, нет: "Все это пустая формальность. Никто не ищет и даже не знает, где искать. Вы и представить себе не можете, что здесь творится. Здесь у каждого своя армия, и никто друг другу не подчиняется. Найти похищенного человека здесь - невозможно".

Есть предположения, что Долгов находится в Запорожье, об этом рассказал начальник главного отдела СБУ в Мариуполе - его слова передает один из украинских сайтов. Что он жив и с ним все в порядке. Но коллеги Сергея продолжают предпринимать все возможное, чтобы это подтвердить или опровергнуть: подключают правозащитные организации, связываются с депутатами, пытаются привлечь общественность.

Вместе с тем Петр рассказывает, что газета не выходила уже две недели. По его словам, коммунистические газеты еще раньше "прихлопнули". Осталась только официальная, проправительственная пресса.

- У нас тут блокада информационная. Кроме украинского телевидения, ничего в эфире нет. Украинским СМИ - ни одному - верить нельзя. Не то, что умалчивается или недоговаривается что-то, а просто наглая ложь. Ни слова правды. Мы тут, в Мариуполе, якобы сами себя расстреливаем. Сами себя бомбим. Сами себя взрываем и поджигаем.

- Вам трудно представить нашу реальность, а я по телефону не могу ее описывать, - как будто извиняется Петр. - Потому что это уже будет расценено как "шпионская деятельность в пользу России".