Новости

01.07.2014 00:01
Рубрика: Культура

Музыка на ракете

В Москве прошел рок-фестиваль Park Live
Лидер группы "Скиллет" Джон Купер, сказавший эти слова: "Мне неважно - сколько человек пришло на концерт, я все равно отдам им все, что смогу, я взорву их!" - вместе со своими музыкантами раскрутили музыкальную пружину Park Live с первых же виолончельных нот.

Брюнетка за барабанами замахнулась на них обеими руками, и под пафосные струнные встала жесткая ритмическая подпорка. Так в первый день опен-эйра в бой вступила одна из главных групп христианского рока - вот только было неясно, как христиане из Мемфиса согласились предварять на сцене одного из главных пугал рок-огорода Мэрилина Мэнсона. Не стеснявшегося в свое время рвать на сцене Библию и опасно манипулировать с крестом.

Впрочем, всего этого в первый день Park Live так и не случилось, вместо музыкантов на сцену перед мужественно претерпевавшими дождь зрителями вышли кинологи с собаками, народ и прессу начали оттеснять от сцены. И хотя бомбу, продекларированную анонимом, так и не нашли, полиция сочла небезопасным проведение сета Мэнсона - и тому осталось только в интервью рок-журналам отрицать свою склонность к сатанизму. На сцену фестиваля он так и не вышел.

Впрочем, эпизод с Мэнсоном можно назвать одним из единичных проколов организаторов Park Live. На логотипе фестиваля место английской буковки L занимает стартующая ракета, один из символов ВВЦ, и эту символику продюсеры PL оправдывают сполна. Фестиваль, существующий всего второй год, раз за разом привозит в Москву чуть ли не самую актуальную и молодую рок-музыку - например, группа The Killers впервые сыграла в прошлом году в Москве именно в рамках Park Live.

Апогеем стал третий день фестиваля

В этом году линейка артистов оказалась ровнее, разнообразнее и продуманнее. Если первый день оказался (спасибо "бомбе"!) смазанным, то второй, электронный, задался на славу. Даже Prodigy не стал номинальным хэдлайнером дня: после него на сцену вышли южноафриканцы из группы Die Antwoord. Нет, Кит Палмер по-прежнему пел Voodoo People голосом йети, а Кит Флинт выдавал звуки страшнее и живее, чем компьютеры коллеги Хаулетта - но Die Antwoord, скрестивший в своем саунде отвязный бандитский рэп-речитатив с пульсирующим рейвом получил на выходе такой музыкальный жар, что сломал все мировые хит-парады, а публика Park Live не жалела ног под выкрики лидера группы Джонса Уоткина, он же Ninja.

Изысканнее гигантов Prodigy смотрелись и англичане из Enter Shikari. Ру Рейнолдсу и К в каждом альбоме удается зажигательно скрещивать электронный хардкор с индийской мелодикой. На выходе получается безумный конгломерат из эмоционального вокала, тонкой гитары, компьютерной флейты и накрывающего все это электронного панциря. А второго такого певца-акробата, как мистер Рейнолдс, на рок-сцене точно не найти.

Третий день феста, безусловно, стал его апогеем. Несопоставимая ни с чем в нашем роке жизнь на сцене обладателя медвежьего рыка экс-лидера группы Pantera Фила Ансельмо сменялась на Chemical Stage эстетским постпанком молодых англичан Wild Beasts. Когда на улице звучал многосоставный прог-рок от Karnivool или лидеры американского харда Mastodon наваливали на плечи головы слишком тяжелый груз басовых рифов, то отдохнуть от этого можно было уйдя, например, к Яну Тирсену. Автор музыки к "Амели", крупнейший современный композитор-минималист, Тирсен привез в Москву новый альбом и вывел на сцену Park Live гитары электрические и акустические, фортепьяно, укулеле, а сам брался то за палочки вибрафона, то за скрипку, то вновь припадал к клавишам. И послушать эту простую музыку собралось куда больше публики, чем было на громогласном Ансельмо.

Культура Музыка Рок