Новости

01.07.2014 00:52
Рубрика: В мире

Только так победим

Корреспондент "РГ" побывал в расположении батальона "Призрак", защищающего Лисичанск
Перемирия словно не было. Второй день рвутся снаряды возле поселка Металлист. Журналистов после гибели нашего коллеги не подпускают туда на пушечный выстрел.

Но из окна моей гостиницы хорошо видно, как поднимаются столбы черного дыма. По прямой до места боев километров семь. Попали в бензоколонку - дыма стало заметно больше. Вчера обстрел начался в четыре вечера. Сегодня ровно в полдень. Танковые колонны стягиваются к Луганску. Бои идут за Краснопартизанск. Обстреливаются машины под Краснодоном. Стоит отрезать дорогу на КПП "Изварино" - и мы окажемся в мешке.

Я побывал в батальоне "Призрак". Расквартирован он в городе Лисичанске. Это на север от Луганска. Вдоль реки Северский Донец стоит украинская армия. Танки, "Грады" и прочая техника. А здесь, на другом берегу, 300 ополченцев Алексея Мозгового, трофейный БМП и невероятная сила духа.

Мы склонились над картой. Алексей показывает ручкой, где стоят нацгвардейцы. Получается совсем близко.

- Здесь семь мостов. Мы их контролируем, - говорит Мозговой. - Один мост пришлось взорвать. Теперь прямой дороги на Славянск нет. Пока это гребаное перемирие шло, враг сумел переправиться на этот берег. Навел понтоны и перетащил сюда два танка. Но мы скоро зачистим район.

- Сил хватает?

- Не хватает, но мы будем держаться сколько надо и отпразднуем победу парадом на Крещатике. Помяни мои слова!

На днях украинская артиллерия разбила шахту в соседнем Привольном. И вот результат - сформированы два шахтерских взвода

Батальон назвали "Призрак", потому что украинцы его неоднократно хоронили. И наголову разбивали и брали целиком в плен. Но пока все обстоит совершенно наоборот. Батальон сражается, прикрывая изюмское и северское направления. На днях украинская артиллерия разбила шахту в Привольном. И вот результат - сформированы два шахтерских взвода. Работы теперь нет. Есть святая обязанность - защищать Лисичанск.

Одеты кто в чем. Личные вещи в целлофановых пакетах. Командир долго выясняет, кто что умеет, какая категория в правах открыта. Механики-водители и снайперы на вес золота. Хотя боевых машин тут раз-два и обчелся, комбат надеется, что в следующем бою они захватят танки. Штук пять. Тогда можно запросто переходить к наступлению. В казарме фото улыбчивого парня и самодельный венок.

Приближалось время обеда. На первое - суп гороховый, на второе - гречка и оладушки. Ну и компот. Повар Игорь показывает мне склад, забитый доверху продуктами.

- Каждый день несут. И соления, и макароны, скоро девать будет некуда, - радуется Игорь.

Я снял пробу. Суп был что надо.

- В каком ресторане работали?

- Я? Да ни в жисть! Я пожарный на пенсии. А кто ребят покормит? Вот и пришлось профессию осваивать... Ой! Осторожно, не наступите! Это наш Сепаратяка.

Под ногами крутился маленький серый комочек. На шее котенка вместо бантика - георгиевская ленточка. Если бы не автоматы и люди в форме, то можно подумать, что я на даче. Рядом обедала красивая женщина в возрасте. На груди поверх георгиевской ленточки - орден "Мать-героиня". У Елены Юнко шестеро детей и шестеро внуков.

- Муж в ополчении. Дети взрослые. Вот я и пришла в батальон, - рассказывает Елена Анатольевна. - Помогаю по медицинской части. Слава богу, работы немного.

Встретил я здесь разных людей. И школьного учителя (он сказал, что все его ученики воюют. Весь класс. А он что, отсиживаться должен?), и трактористов. Художнику тоже нашлось дело. Он рисует камуфляж на трофейной технике. Взяли гражданскую гусеничную машину, приварили самодельную броню. Наверх установили пулемет. И "танк" готов. Конечно, в бою с настоящим танком он не выстоит и минуты. А для поддержания пехоты во время спецопераций - в самый раз!

- Я не понимаю тех, кто стоит на блок-постах и видит в бинокль врага, - заявляет мне Алексей Мозговой. - Сколько раз ты врага увидел, столько раз должен его убить. Только так мы победим. Нас 300. С той стороны реки - от 3 тысяч и больше. Но они нас боятся. Потому что знают: сколько раз мы их увидим, столько и убьем.

ОБСЕ

Освобожденный на Украине наблюдатель ОБСЕ от Эстонии Тынис Ассон заявил, что сторонников Луганской и Донецкой народных республик нельзя называть "сепаратистами": "Их нужно считать активистами или участниками сопротивления. У них у всех своя правда. Прежде чем придумывать людям названия, следует подумать о сути происходящего". Эстонец также сообщил, при каких обстоятельствах наблюдатели ОБСЕ были задержаны: "В принципе, мы могли предвидеть, что в конце концов будем остановлены патрулем. Так оно и произошло. Тем не менее должен сказать, что с задержанными наблюдателями обращались хорошо". По его словам, их держали на первом этаже здания: "Мы могли отдыхать, нас хорошо кормили и к нам хорошо относились".

"Когда нас 26 мая задержали, то быстро отвели в некое здание, заперли, и мы круглосуточно находились под неусыпным наблюдением. Со временем мы смогли наладить контакт со своими захватчиками, мы постоянно рассказывали им о деятельности ОБСЕ, о том, что нужно сделать для урегулирования конфликта. У нас сложились нормальные человеческие отношения", - добавил Ассон. По его словам, человеческий контакт помог сломать предрассудки и барьеры. "Мы считали, что они "не такие". И они думали, что мы "не такие", что мы с Запада, из-за которого возник кризис. Но на чисто человеческом уровне мы нашли общий язык", - добавил эстонец. Ассон намерен вернуться к своей работе в ОБСЕ.

Подготовила Надежда Ермолаева

В мире экс-СССР Украина Обстановка на востоке Украины Видео дня РГ-Видео РГ-Фото