Новости

01.07.2014 00:45
Рубрика: Экономика

"Физики" пойдут первыми

Представители власти и бизнеса на "круглом столе" в Российском союзе промышленников и предпринимателей обсудили основные аспекты проекта закона о деофшоризации, представленного минфином. По мнению участников дискуссии, закон в таком виде, как он представлен сейчас, принимать нельзя, его нужно принимать поэтапно отдельными пакетами.

"Мы должны четко представлять, как должен работать этот механизм, чтобы бюджету помочь - и капиталы вернуть, и избежать избыточного давления на бизнес, - сказал во вступительном слове президент РСПП Александр Шохин. - Самое главное, чтобы сделать привлекательной российскую юрисдикцию. Торопиться с принятием закона тоже не следует. Нам надо не на срок работать, а на результат, а результатом, безусловно, должна быть не только борьба с "серым" и "черным" бизнесом, но стимулирование обращения капиталов в России, повышение эффективности судебной системы, предсказуемости налоговой политики. Было бы правильным деофшоризацию проводить одновременно с мерами по улучшению привлекательности российской юрисдикции. Должна быть сохранена конкурентоспособность российских компаний, работающих за рубежом. То есть речь идет о том, чтобы поддержать экспансию российских компаний за рубежом, особенно если речь идет о производственной деятельности. Ну и самое главное, чтобы все эти меры могли применяться на практике, чтобы у компаний была техническая возможность выполнять требования, которые предъявляет закон".

Участники дискуссии отметили, что в законопроекте есть существенные пробелы. Механизмы налогового администрирования проработаны недостаточно четко. Законопроект затрагивает большое число юридических лиц - крупных, средних и малых компаний, а также физических лиц, которые используют офшоры. Если говорить о физических лицах, то они, по мнению экспертов, не имеют возможности самим рассчитывать налоговую базу в части зарубежных активов, а им предлагается самостоятельно исчислять налог. Им предстоит большой объем подготовительной работы, которую они сами выполнить не смогут, поскольку во всех офшорных юрисдикциях этим занимаются налоговые консультанты. Таким образом, им предстоят серьезные организационные издержки, и существует большая вероятность ошибок из-за отсутствия возможности получить соответствующую информацию. Во многих юрисдикциях налогоплательщик не должен подтверждать расходы, он их декларирует, а финансовые власти проводят выборочные проверки. Тогда как в соответствии с нашим Налоговым кодексом любой расход требует документального подтверждения. Из-за этого вполне вероятно, что большое число физических лиц окажется в "серой", а может, и в "черной" зоне.

Представители бизнеса полагают, что тот порог владения нашими резидентами в контролируемых иностранных компаниях, который предложен в законопроекте, а это 10%, слишком низок. Непонятно, откуда взялась эта цифра, которая, по мнению минфина, дает право на управление компанией и распределение дивидендов. В российском законодательстве есть норма 50 + 1%. РСПП считает, что уровень контроля нужно установить, исходя из российского и континентального права. А дальше могут использоваться дополнительные механизмы, чтобы выяснить подлинный уровень контроля - судебные проверки, предъявление соглашений акционирования и т.д. Таким образом, проблему можно упростить максимально. Это касается и уровня владения, который требует информирования налоговых органов об участии в капитале иностранных компаний. Минфин предложил 1%. Для многих российских и иностранных граждан, являющихся налоговыми резидентами РФ, информирование при таком объеме владения практически невозможно, потому что они реально никакого участия в управлении не принимают. Оптимальный уровень - это 25%. Это зона перехода от пассивной к активной деятельности.

В законопроекте много расплывчатых формулировок, которые касаются налогового резидентства, например, контроль. Понятие так сформулировано, что к контролю со стороны российских резидентов можно отнести что угодно. "Бизнес-сообщество уже кое-чего добилось: минфин ввел в законопроект перечень активных и пассивных операций, - сказал А. Шохин. - Это шаг в правильном направлении. Мы получили поддержку в том, что в самом законе должно быть предусмотрено его поэтапное развитие. Начинать надо с того, что можно легко администрировать. На первом этапе легче всего администрировать деятельность физических лиц".

Сопредседатель "Деловой России" Антон Данилов-Данильян остановился на возможных отрицательных последствиях принятия закона в таком виде, как он представлен сегодня. "Мы вроде хотим вступать в Организацию экономического сотрудничества и развития, которая объединяет наиболее развитые страны, - сказал он, - но эти страны довольно спокойно относятся к офшорам. Да, время от времени возникает давление на офшоры, но тем не менее никто с ними не борется. Если бы страны этого хотели, они давно бы их прикрыли. Наша деофшоризация выглядит даже не как борьба с офшорами, а как борьба с собственными компаниями. Радикализм чиновников беспределен, бюрократическая фантазия неисчерпаема. Вообще ручное регулирование, которое широко используется в нашей стране, склонно к тому, чтобы выдавать целую серию самых разнообразных мелких решений, выдаваемых за решения глобальные. Для нас, представителей малого и среднего бизнеса, это очень опасный процесс хотя бы потому, что просто физически невозможно держать штат, который бы разбирался со всем этим законодательством. Если и дальше Госдума будет принимать по 400 законов в год, многие из которых касаются и Налогового кодекса, и административного, и многих других аспектов, непосредственно влияющих на бизнес, то мы просто физически не сможем быть законопослушными. Мы не успеваем адаптироваться к новым законам".

По словам А. Данилова-Данильяна, есть три функции, которые выполняет офшор: во-первых, это инструмент снижения налоговой нагрузки, во-вторых, возможность укрыть конечного бенефициара и, в-третьих - это возможность работать в комфортной правовой среде. "Мы в этой деофшоризации как-то уперлись только в первый пункт. Мы только боремся за то, чтобы в полном объеме платились налоги нашими компаниями, которые используют офшоры для того, чтобы скрыть капиталы. Но ведь они уходят в офшор не только для того, чтобы капиталы скрывать, у них есть на это и другие причины", - подчеркнул он.

Между тем правительство учло пожелания бизнес-сообщества, премьер-министр Дмитрий Медведев поручил обратить особое внимание на соответствие вводимых терминов и понятий действующей правовой системе, в частности, на уточнение понятия налогового резидентства; уточнение круга лиц, на которых распространятся нормы документа; установление в необходимых случаях этапности введения норм законопроекта; введение системы стимулирования перехода компаний в российскую юрисдикцию; увеличение порога прибыли, с которого на компании распространяются нормы проекта закона, а также совершенствование механизма признания контролирующего лица иностранной организации, в том числе исходя из доли совокупного участия лица в капитале компании в размере 50% плюс один голос.

Кроме того, законопроект должен предусматривать оптимизацию уровня налоговой ставки для иностранной организации от уровня, установленного в РФ, уточнять критерии определения зарубежных стран, на которые распространяются данные нормы, включать необходимость проведения оценки регулирующего воздействия законопроекта. Также необходимо обратить внимание на обоснование сроков доработки документа с учетом необходимости вступления его в силу с 1 января 2015 года.