Новости

01.07.2014 18:28
Рубрика: Происшествия

Ветеран выиграл иск к журналистке, оскорбившей фронтовиков

Текст: Валентина Зотикова (Саранск)
89-летний ветеран Великой Отечественной войны из Мордовии Павел Купряшкин выиграл иск о защите чести и достоинства к столичной журналистке Ольге Романовой, которая назвала в своем Твиттере открывшийся год назад военный мемориал близ подмосковных Мытищ "кладбищем домашних животных".

На минувшей неделе Таганский суд Москвы признал высказывания Романовой оскорбляющими достоинство фронтовика и вынес решение взыскать с нее десять тысяч рублей.

При этом изначально заявленные адвокатами истца исковые требования были гораздо весомее: миллион рублей в качестве возмещения морального вреда и семь тысяч рублей компенсации за оплату услуг сиделки - после оскорбления, нанесенного ветерану словами журналистки, Павел Гаврилович слег и в течение месяца был прикован к постели. Чтобы призвать Романову к ответу, старому фронтовику пришлось преодолеть изматывающий марафон - сначала в родной Мордовии, потом судебные баталии перенеслись в столицу.

"За что?.."

Скандальная запись в микроблоге Романовой появилась 22 июня 2013 года - в этот день при участии министра обороны РФ Сергея Шойгу под Мытищами, в окрестностях сел Бородино и Челобитьево, состоялось открытие нового мемориала воинской славы федерального значения, где были захоронены останки неизвестного солдата, погибшего в Смоленской области. "Челобитьево - отличное место, и название подходящее. Шойгу заложил первый камень кладбища домашних жывотных..." (орфография сохранена - прим. авт.) - написала по этому поводу журналистка в День памяти и скорби. Реакция интернет-сообщества была бурной и вполне предсказуемой - опуская нелицеприятные эпитеты блогеров и пользователей соцсетей в адрес автора, она сводилась к вопросу: "Неужели такое сойдет с рук?"

Председатель совета ветеранов поселка Николаевка, что в пригороде Саранска, Павел Купряшкин о разгоревшемся скандале узнал из телевизионных новостей. Слова неизвестной ему прежде журналистки стали для него настоящим шоком: "Как?.. Почему?.. За что?.."

- Поначалу я просто не мог в это поверить, - говорит собеседник. - Услышал - и дыхание перехватило. Сами знаете: здоровье уже не то, в наши годы каждое переживание - удар. А тут такое… У меня до сих пор слезы наворачиваются, когда вспоминаю своих ребят-однокашников из пехотного училища - в первом же бою немцы почти весь наш выпуск положили...

Мальчишки и "старики"

…Войну он встретил семнадцатилетним. Среди тех, кто в числе первых отправился на призывной пункт из деревни Васильевка Ковылкинского района, был и его отец. А через год, когда Павлу исполнилось восемнадцать, пришла и его очередь. В феврале 1942-го юношу направили в Киевское пехотное училище, которое к тому времени было эвакуировано на Алтай. Осенью 43-го вчерашних курсантов погрузили в эшелоны и отправили на запад. Новобранцы высадились на станции Бологое и 300 километров шли пешком до передовой в направлении Невеля. Первый бой для многих стал последним.

- А я выжил. Наверное, так мне на роду было написано, - вздыхает ветеран. - Отец мой тоже погиб. Он на Украине воевал, а я - в Белоруссии. Помню, когда в 44-м лежал в госпитале с осколочным ранением в живот, мать прислала мне письмо и адрес его полевой почты. Я написал ему, получил ответ. А потом - все… Похоронен он под Харьковом. К концу войны кадровый состав нашей армии был практически выбит. Победу добывали мы, мальчишки. И сорокалетние - мы их называли стариками…

На Прибалтийском фронте Купряшкин служил в роте автоматчиков, которая находилась в подчинении командира полка и выполняла самые ответственные поручения.

- Под Витебском полк наступал, нужно было отбить у противника укрепленную высоту. С первого раза не удалось - были большие потери. Тогда наша рота получила задание - ночью пробраться туда со взводом разведки. А вокруг все заминировано... Взяли саперов, они прошли проволочное ограждение, сделали нам проходы, пока немцы мирно спали в блиндажах. Ту высоту мы взяли, потеряв всего одного бойца, - рассказывает Павел Гаврилович. - Конечно, привыкнуть к смерти нельзя. Просто, видя ее каждый день, когда вокруг тебя - кромешный ад, поневоле будто каменеешь душой. Но когда кто-то говорит, что ему там было не страшно - я не верю…

После освобождения Белоруссии настал черед Прибалтики - там была окружена и прижата к морю 300-тысячная группировка сил третьего рейха.

- Сдерживать их нам пришлось до последнего - они не желали сдаваться даже после того, как в Берлине подписали акт о капитуляции. По радио уже возвестили о Победе - а нам на десятое мая дали команду готовиться к штурму, - вспоминает собеседник. - Какое же было ликование, когда утром противник, наконец, выбросил белый флаг! На три дня наше командование потеряло управление войсками: от радости мы палили кто во что горазд - из пушек, из автоматов…

Единым фронтом

После Победы двадцатилетний лейтенант на три года отправился служить в Германию, в город Потстдам. Вернувшись затем в родную деревню, юный фронтовик выбрал самую мирную профессию - растить хлеб. Работал председателем колхоза в Ковылкинском районе, потом переехал в Николаевку, где до пенсии трудился на ответственных постах в пригородном хозяйстве.

- Если бы тогда, в 45-м, нам сказали, что спустя много лет придется на своей земле услышать в свой адрес такое… - голос ветерана дрожит. - Я решил, что оставлять это безнаказанным нельзя. Как только встал на ноги после болезни, направился к юристам.

Интересы Купряшкина в Октябрьском районном суде Саранска представляла адвокат Светлана Емельянова.

- О материальном возмещении нанесенного ему морального вреда Павел Гаврилович вначале речи не вел. Мы указали в иске размер требуемой компенсации в миллион рублей - на мой взгляд, сумма должна быть ощутимой для ответчицы, - поясняет она.

К тому времени один иск против Романовой уже подавали - сделал это председатель совета ветеранов из Мытищ Борис Феофанов. Но дело закончилось миром: журналистка постаралась убедить его в том, что вовсе не хотела никого обидеть. Купряшкин же твердо решил, что пойдет до конца.

- Ко мне Романова не обращалась. И на суд в Саранск не приехала: прислала письмо, что находится в Германии. А хотелось бы посмотреть ей в глаза, - говорит Павел Гаврилович. - Что касается извинений, то извиняться она должна не передо мной, а перед всем народом: ведь нет семьи, которой бы не коснулась война.

Однако первый процесс завершился неудачей: иск был перенаправлен по месту жительства ответчицы - в Таганский суд Москвы. Адвокат истца обжаловала это решение, однако высшая судебная инстанция оставила его в силе, несмотря на то, что дело вызвало мощный общественный резонанс. В интернете началась кампания в защиту ветерана: незнакомые Купряшкину люди забрасывали Верховный суд РМ письмами в его поддержку.

Перенос дела в Москву означал, по сути, конец надеждам старого фронтовика найти справедливость: ездить туда на процессы и оплачивать услуги столичных адвокатов он был не в состоянии. Но на этом история, к счастью, не закончилась - подключились общественные активисты. В марте адвокат Павла Купряшкина передала дело московской коллеге Светлане Горбатковой. А в начале апреля в Таганском суде стартовал очередной процесс по иску против Романовой. По разным причинам заседание откладывалось пять раз. В итоге суду были предъявлены нотариально заверенные скриншоты циничной записи, которую автор к тому времени уже успела удалить, и результаты проведенной лингвистической экспертизы. Несмотря на все доводы защиты ответчицы, закон встал на сторону ветерана.

"Нас осталось немного…"

…В декабре Павлу Гавриловичу Купряшкину исполнится 90. Местный совет ветеранов он возглавляет с 1987 года. Его кабинет в маленьком домике, где размещается поселковая администрация, никогда не пустует: забот у Павла Гавриловича по сей день невпроворот. По многолетней привычке люди приходят к нему за помощью. Из шести тысяч человек населения здесь каждый четвертый - пенсионер. А вот фронтовиков почти нет.

- Двенадцать нас осталось на весь поселок - тех, кто вернулся… Из них ходячих - только двое, я и мой товарищ, - вздыхает Купряшкин. - Вот сейчас помогаем хозяевам земельных участков: у нас многие получили землю от совхоза, а оформить ее - проблема. Совет ветеранов заключил договор с проектной организацией - и теперь пенсионерам не приходится обивать пороги: они получают уже готовые документы.

В этом году в Николаевке, где не было своего медпункта, открылся филиал близлежащей поликлиники. Этим жители поселка тоже обязаны Купряшкину: именно с его легкой руки власти отдали под амбулаторию пустующее помещение дома культуры. Глядя на этого пожилого человека с военной выправкой и по-детски чистым взглядом, ясно понимаешь, что в самой страшной войне страна победила, потому что состояла из таких людей, как он: с сильной волей, добрым сердцем и светлой душой.

- Вы на чем приехали? На такси? Эх, я бы вас подвез обратно, да жаль - в город уже сам не выезжаю, - сожалеет собеседник, оглядываясь на новенькую красную "Ниву". - Теперь только по поселку на ней прокачусь да на пасеку. Сорок лет уже своим медком всю семью балую. У меня дочь, зять, внуки…Нет, никто не помогает - все сам. Младший внучек вот недавно во второй класс перешел. Смышленый! Сейчас футболом увлекся. Смотрит чемпионат мира, звонит мне: "Дедушка, сегодня матч США - Германия, ты за кого болеть будешь?" Я спрашиваю: "А ты за кого?" - "Я - за немцев!" - "Ну тогда, говорю, и я за немцев!"

…22 июня Павел Гаврилович, как всегда, побывал на памятной церемонии у поселкового мемориала, постоял у Вечного огня. А два дня спустя ему позвонили из Москвы и сообщили, что он вновь победил.

- Адвокат спросила, не буду ли я возражать, если защита подаст апелляцию - слишком уж мала сумма штрафа. Я ответил: "Решайте сами", - машет рукой ветеран. - Я ведь не из-за денег все это затеял. Больше всего мне хочется, чтобы эта женщина и ей подобные осознали, что так нельзя...

Происшествия Правосудие Суд Филиалы РГ Средняя Волга ПФО Мордовия Вторая мировая война