Новости

Конкуренция на рынке сотовой связи растет
За три года Федеральная антимонопольная служба (ФАС) в три раза уменьшила количество сделок и поглощений в сфере связи, подпадающих под контроль за экономической концентрацией. О причине снижения "РГБ" рассказал замглавы Федеральной антимонопольной службы Анатолий Голомолзин.

Почему так резко сократилось число сделок, контролируемых ФАС?

Анатолий Голомолзин: Первое - это завершение преобразований в "Ростелекоме", на других рынках операторы связи также в целом сформировались как оказывающие пакет конвергентных услуг, включая голосовую телефонию, телевидение, Интернет, став в своем большинстве многопрофильными компаниями. Затем с рынков продолжали уходить региональные операторы сотовой связи, в частности у операторов CDMA в 2010 году изъяли частотный ресурс. К сожалению, пока нового частотного ресурса для региональных операторов не нашлось. Мы надеемся, что в ближайший год этот процесс сдвинется с мертвой точки. Далее снизились темпы роста сектора телекоммуникаций и экономики в целом. Сотовые операторы, выручка которых определяет основной объем рынка, имеют очень высокий уровень проникновения сотовой связи - 130-150%, и в целом ситуация с абонентской базой стабилизировалась. Речь идет уже об интенсификации расширения услуг связи - развитии новых сервисов, новых контент-услуг и др. Поэтому сегодня развитие телекома не такое бурное, как раньше и как следствие сокращается число слияний и приобретений.

Каковы основные направления развития телекоммуникационной отрасли в 2014 году?

Анатолий Голомолзин: Из тех событий, которыми уже отметился 2014 год, в первую очередь речь идет о внедрении MNP, то есть переносимости мобильных номеров. Телекоммуникационные рынки продолжают свое развитие на основе принципов технологической нейтральности. Обсуждаются вопросы развития виртуальных операторов связи. Из тех процессов, которые реализуются в 2014 году, следует отметить поэтапную отмену госрегулирования фиксированной телефонии и переход к созданию условий для единого рынка связи. Предполагается, что рынок не будет делиться на сотовую и фиксированную связь, а это будет единый рынок связи с использованием различных технологий. Обсуждаются вопросы совместного использования операторами инфраструктуры связи. Но мы полагаем, что если бы этот вопрос обсуждался лет десять назад, он был бы более результативным. Сегодня многие операторы создали свою собственную инфраструктуру, и имеет место конкуренция инфраструктур, а не только конкуренция на рынке конечных услуг. Каждый оператор связи имеет свою инфраструктуру, базовые станции и в условиях конкуренции предлагает многообразные тарифные планы на услуги связи, что и привело к высокому уровню проникновения сотовой связи. Причем в регионах условия конкуренции лучше, чем в столице. В регионах имеется по 4-5 операторов сотовой связи, а в Москве в основном на рынке представлены три оператора.

Есть ли результаты работы услуги MNP?

Анатолий Голомолзин: Эта услуга востребована. Хотя она внедряется не без проблем. Мы получаем жалобы граждан, из которых следует, что абоненты недостаточно информированы о порядке переносимости номеров, не располагают информацией о порядке направления претензий, жалуются, что с них неоднократно снимают плату за заявки по внесению изменений в базу данных. Такие обращения мы направляем в Роскомнадзор. Пока в полной мере не удалось реализовать все, что задумано. Лишь половина заявок была реализована, хотя это достаточно внушительная цифра - примерно двести тысяч номеров. Не так давно мы возбудили дело в отношении компании МТС по заявлению "МегаФона", когда абонентам Совета Федерации было отказано в возможности перенесения номера от одного оператора к другому по итогам торгов в рамках госзаказа. В адрес МТС было вынесено предупреждение, вопрос рассматривается. Информацию о порядке переноса номера можно прочитать на сайте минкомсвязи, оператора базы данных ЦНИИС и операторов связи. К нам обращаются в общем порядке рассмотрения дел о нарушениях антимонопольного законодательства, который опубликован на сайте ФАС России.

А вы сами не пробовали перейти к другому оператору?

Анатолий Голомолзин: У меня номер служебный. Когда мы проведем конкурс, и если его выиграет другой оператор, то мы с удовольствием это сделаем, поскольку этот шаг наверняка снизит расходы ведомства на услуги связи. По нашим наблюдениям есть две категории абонентов, которые намеревались широко воспользоваться такой возможностью. Это граждане, которые очень подвижны в этих вопросах, а также госзаказчики. И те, и другие рассчитывают на возможность существенно сэкономить на расходах и повысить условия конкуренции на рынке. Наша задача сделать так, чтобы и тот, и другой сегмент рынка в полной мере, без оговорок, своим правом воспользовался.

На очереди внедрение FNP - переносимость фиксированного номера. В чем его суть?

Анатолий Голомолзин: Ту же процедуру, которую мы сделали для операторов мобильной связи, сделать и для операторов фиксированной связи. На самом деле в любом регионе очень много фиксированных операторов и в отличие от сотовых операторов они работают в условиях меньшей конкуренции. Сегодня ФАС начинает оказывать давление на этих операторов и заставляет их работать в условиях конкуренции с мобильными операторами. А возможность перенесения номера в фиксированной связи позволит менять и фиксированных операторов в пределах региона. Тем самым внедряется конкуренция в сферу, где ее раньше не было. Все это повлияет и на ценовую политику фиксированных операторов и на право выбора их абонентов. Полезным окажется новшество и для абонентов, у которых есть т.н. прямые сотовые номера. До недавнего времени такие номера перенести в режиме MNР было затруднительно - ведь связанный с ним номер фиксированной связи не мог быть перенесенным. При внедрении FNP и эта проблема может быть решена. Кроме того, перенос фиксированного номера имеет значение и для госзаказа. Сейчас некоторые госзаказчики проводят торги, в пакете условий которых стоит обязательство сохранения фиксированных номеров. Тем самым заужается поле конкурентного выбора, и такие действия могут быть нарушением антимонопольного законодательства.

Почему технологическая нейтральность становится неотъемлемым условием для развития конкуренции?

Анатолий Голомолзин: Технологическую нейтральность мы понимаем широко и говорим, что этот принцип должен затрагивать все аспекты функционирования рынка телекоммуникаций. Это касается и вопросов, связанных с распределением радиочастотного спектра. Вспомним недавно принятое решение, когда операторы связи получили возможность работать не только в стандарте GSM, предоставляя услуги связи второго поколения 2G, но и в стандарте LTЕ, предоставляя современные услуги связи четвертого поколения - 4G. Имея тот же радиочастотный спектр, они могут оказывать услуги связи доступа в Интернет в режиме реального времени на очень высоких скоростях. Это кардинально меняет ситуацию и расширяет возможности рационализации использования спектра. Принцип технологической нейтральности также касается вопросов, связанных с фиксированными и мобильными сетями. Сейчас работает отраслевое нормативно-правовое регулирование, которое по-разному относится к сетям фиксированной и сотовой связи. Зачастую оно заставляет операторов сотовой связи обязательно проходить по сетям фиксированной связи, хотя у них есть техническая возможность пропускать трафик по сетям мобильной связи. Такого рода ограничений в межоператорском, межсетевом взаимодействии быть не должно, поскольку они создают проблемы для функционирования единого рынка связи. Похожая ситуация и в вопросах лицензирования. Сейчас лицензии выдаются по принципу технологического разделения. Принцип же технологической нейтральности позволит сократить число выдаваемых лицензий с 18 (2 - для почтовой связи, а 16 - выдаются в сегменте электрической связи) до 6. После сокращения числа лицензий, будет одна лицензия для почтовой связи и пять в электросвязи. Все это сильно упростит деятельность операторов связи, снизит административные расходы и даст возможность операторам связи более гибко реагировать на ситуацию на рынке и предлагать самый широкий спектр услуг связи безотносительно к вопросам технологического характера.

Как скажется на рынке связи появление виртуальных операторов связи сетевого нейтралитета?

Анатолий Голомолзин: Сегодня ситуация такова, что ограниченный частотный ресурс распределен в основном между крупными игроками рынка. Сформировалась олигопольная ситуация на рынке и это создает определенные проблемы для перспектив его развития.

В дорожной карте по развитию конкуренции один из целевых показателей - снижение уровня экономической концентрации. Другими словами, увеличение уровня конкуренции на рынке связи. За счет чего этого можно добиться? За счет внедрения принципов технологической нейтральности, а также за счет возможностей создания условий для выхода на рынок новых операторов связи. Мы сейчас обсуждаем с нашими коллегами из минкомсвязи возможность выделения дополнительного частотного ресурса для того, чтобы на рынке расширилось поле деятельности региональных операторов связи.

Кроме того, существуют и другие возможности. В частности, это виртуальные операторы MVNO - те, кто работает с использованием того ресурса, который выделен уже существующим игрокам рынка. Виртуальные операторы, как правило, работают в направлении расширения спектра оказываемых услуг либо ускорения внедрения на рынок новых услуг связи. Недавно этот вопрос обсуждался на заседании правительственной комиссии по связи. Было принято решение продолжить обсуждение вопроса развития MVNO уже при подготовке ведомственных отраслевых нормативно-правовых актов. Мы видим свою задачу в том, чтобы снизить административные и экономические барьеры выхода на рынок виртуальных операторов связи. Например, в ЕС они дают около 20% от всей выручки на рынке. При этом европейские страны начали такую работу в конце 1990-х. В 1999 году в Великобритании регулятор принял концепцию развития виртуальных операторов связи. В это же время в Швеции были приняты решения, которые обязывали операторов связи способствовать появлению виртуальных операторов. Германия является одним из лидеров развития этого сегмента рынка услуг связи.

В России мы приступили к внедрению на рынок виртуальных операторов примерно в то же время - в 2000 году. К сожалению, формирование нормативной базы шло очень медленно - лицензии начали выдавать лишь в 2009 году, а более-менее цельная нормативная база сформировалась с выходом соответствующего приказа минкомсвязи только в 2010 году. Имеется огромный интерес к этому виду бизнеса - уже получено 120 лицензий. Но при этом доля виртуальных операторов на российском рынке составляет менее одного процента. Успешные проекты, как правило, ограничиваются деятельностью дочерних компаний основных игроков рынка. Крупные операторы тактически не заинтересованы в деятельности виртуальных операторов, но мы понимаем, что они в конечном итоге могут проиграть стратегически. Сдерживание конкуренции приведет к тому, что тенденция падения темпов роста рынка услуг связи может продолжиться, а телекоммуникации перестанут быть двигателем роста экономики в целом.

Обращу внимание также на тематику так называемого сетевого нейтралитета. Нужно вести речь не только о недискриминационных условиях на рынке услуг связи, нужно такие условия создавать и применительно к рынку услуг контента. Операторы связи, которые оказывают услуги контент-провайдерам, должны иметь возможность управлять трафиком, но при этом вводить какие-либо ограничения должны только, если возникает угроза безопасности или нарушению единства взаимоувязанной сети связи. Проблема сетевого нейтралитета становится предметом обсуждения на площадках Международного союза электросвязи, Организации экономического сотрудничества и развития. Пару лет назад этот вопрос мы обсуждали на Межгосударственном совете по антимонопольной политике стран СНГ. С развитием сетей связи четвертого и последующих поколений важно сделать все, чтобы не возникало ограничений при внедрении долгожданных для бизнеса и населения, принципиально новых услуг.