Новости

08.07.2014 00:36
Рубрика: Общество

Шеварднадзе был министром нового типа

Бывший президент Грузии Эдуард Шеварднадзе скончался в возрасте 86 лет в Тбилиси.

Вот с кем приходилось встречаться довольно часто в конце 1980-х - начале 1990-х. Самое бурное, революционное, смутное время: формации менялись, как и представления о том, какими должны быть министры. Особенно министры иностранных дел, а ведь именно Шеварднадзе возглавил тогда МИД Советского Союза.

Сначала удивление: человек, говорящий по-русски с грузинским акцентом, вдруг назначается горбачевским министром иностранных дел. Он ведь и языков не знает. Но у Шеви, как звал его весь мир, были отличные переводчики. А какие речи он будет произносить? А такие: прекрасные, умные, блещущие юмором. Их писал для него старинный друг, гениальный советник и идеальный спич-райтер, мой знакомец по "Комсомольской правде", коренной грузин и русофил Теймураз Мамаладзе. И когда доводилось видеть Шеварднадзе на каком-либо международном форуме или сопровождать во время визита, можно было за честь Родины не волноваться. С тяжелым акцентом и легким сердцем Эдуард Амвросиевич зачитывал искусно для него написанные тексты.

Я не хочу в этом некрологе анализировать деятельность Шеварднадзе на министерском посту. Может, и не пришло время. Да и "об ушедших или хорошо или ничего". Но личные, повторюсь, сугубо личные впечатления от общения остались у меня чудесные. Добиться интервью с Шеварднадзе было крайне трудно. И, честно, если бы не Темо Мамаладзе, вряд ли бы столь часто получалось. А уж если получалось, то министр был глубок в мыслях, (которые не часто совпадали с моим видением полутрагически развивающихся событий перед распадом СССР), остроумен, очень лаконичен и понятен.

Помню случай на парижской Place de la Bastille, когда после разговора с самим Михаилом Горбачевым и Раисой Максимовной я нагло поднял руку, вышел на мостовую и остановил черный лимузин Шеварднадзе. Здоровый охранник выскочил из машины и недипломатично отчитал меня совсем не на французском. А Шеварднадзе высунулся из окна и крикнул: "Пусти его и поехали". Охранник злобно на меня косился, а Шеварднадзе усадил рядом на сиденье и, пока мы мчались до Елисейского дворца, втолковывал, чего же хочет наша тогда необъятная страна от Франции и ее президента Миттерана. Конец 1980-х, мы очень хотели займов, признания, уважения. Займы мы получили - в том числе и благодаря министру иностранных дел

Потом все сломалось. В этом винили и винят первого президента СССР и одного из ключевых министров. Да, Шеварднадзе и Горбачев ушли. И я страшно поразился, когда Эдуард Амвросиевич во второй раз вошел в ту же реку, возглавив Грузию, правда, не в качестве секретаря компартии, а в качестве избранного президента. Это ж каким надо было обладать авторитетом, какой силой воли.

Сломал его безумец Саакашвили своей бездарной революцией. Всем в Грузии было известно, на чьи и за чьи деньги Миша свергает Шеварднадзе. Но все равно американские доллары тогда перевесили весь огромный авторитет. Шеварднадзе ушел без славы и почета. Ушло и его время. Как и время временщика Саакашвили. А вот Шеварднадзе временщиком не был.  

Общество Утраты В мире экс-СССР Грузия