Новости

10.07.2014 00:20
Рубрика: Общество

В Париж на белом коне

У Кремля поставят памятник Александру I
Человек, читавший "Войну и мир" Толстого и не совсем забывший школьный учебник истории, хоть что-то помнит об Александре I.

Например, что в его правление мы выстояли в Отечественной войне 1812 года, а весной 1814 года триумфально вступили в Париж. Менее известно, что именно при этом императоре в состав Российской империи вошли Финляндия, Бессарабия, Восточная и Западная Грузия, большая часть Польши. А еще при нем были проведены или начаты крупные реформы, включая принципиально важную модернизацию госуправления Михаила Сперанского. Но вместе с тем, и декабристы создавали свои тайные общества именно в правление этого императора-реформатора.

И еще одна интересная историческая параллель. Сегодня мы вступили в период непростых отношений с Евросоюзом. Но полезно вспомнить, что у нынешних ЕС, ОБСЕ, ПАСЕ и пр. европейских институтов был исторический прообраз - Венский конгресс, который в 19 веке установил новый европейский порядок, актуальный до наших дней. Одним из ключевых создателей и руководителей этого конгресса и был наш Александр I.

О масштабе личности императора мы беседуем с Галиной Ананьиной, главой Женского православно-патриотического общества - одного из организаторов установки памятника Александру I в центре Москвы.

Памятники историческим личностям обычно устанавливают по случаю какого-то юбилея. Александр I родился в 1777 году, на престоле с 1801 года, умер в 1825-м - где же тут круглая дата?

Галина Ананьина: Дело не в дате, мы должны почтить память этого великого человека. Но если нужен юбилей, то, пожалуйста: в следующем месяце исполнится 200 лет как синод, сенат и госсовет присвоили Александру I титул "Благословенный, великодушный держав восстановитель". Попросили Александра I разрешить поставить ему памятник в Москве. Император отказал, объяснив, что лучший памятник - народная память.

Посмотрите, сколько в Европе памятников Наполеону! Но разве он был победителем в великой войне 1812 года?

О том, что наши казаки были в Париже, знают многие. Собственно, французские бистро назвали русские. Но почти неизвестный факт: Париж русско-прусские войска взяли всего за день, но за этот день погибли 8 тысяч солдат, из них 6 тысяч русских. И Александр I присутствовал при всех сражениях. И в день штурма - 31 марта 1814 года - во главе войск лично въехал в покоренный Париж.

Галина Ананьина: Многие факты его биографии - откровения для общественности. Скажем, не все москвичи знают, что Манеж был построен по указу императора Александра I, там отмечали 5-летие окончания войны 1812 года. Ему принадлежит и идея создания храма Христа Спасителя. И сам Кремль связан с его именем, первый кремлевский музей - Оружейная палата - создан по его указу.

Кроме победы над Наполеоном, государственных реформ и значительного расширения империи за период царствования он отменил пытки, основал пять университетов, снарядил первую российскую кругосветную экспедицию. Но так уж получилось, что ему поставили памятников не так уж и много, скажем, по сравнению с Александром II. В свое время предполагалось поставить ему памятник у храма Христа Спасителя и в Кремле у Арсенала. Но история распорядилась так, что в Кремле был поставлен памятник Александру II, а у храма Христа Спасителя - Александру III.

К сожалению, в Москве памятник Александру I, несмотря на то, что такие желания были, поставлен не был. Убеждена, что он необходим Москве. Справедливо и символично, что его установят в Александровском саду.

Не знал, что сад назван в его честь.

Галина Ананьина: Этот сад строился по указу Александра I с 1820 по 1823 год. Первоначально назывался Кремлевскими садами. И только с 1841 года переименовали в Александровские сады.

В какой стадии проект?

Галина Ананьина: Сейчас идет закрытый конкурс на лучший памятник. Участвуют 8 скульпторов, все известные, их работы любимы москвичами. Итоги подведут 1 августа, жюри состоит из историков, архитекторов и независимых экспертов, но окончательное решение будет принято на высшем уровне. Монумент императору установят до конца текущего года.

Почему конкурс закрытый?

Галина Ананьина: Время поджимает, надо было увековечить память о войне 1812 года. 2014 год - это 200-летие окончания войны. Конкурс хоть и закрытый, но привлечены скульпторы из разных регионов России, например из Краснодара. Пригласили художников и скульпторов из числа тех, кто уже занимался обликом и создавал скульптуру Александра I и чьи скульптуры уже были установлены.

Галина Васильевна, ведь не так давно открыли памятник патриарху Гермогену, теперь вот императору Александру. Что за спешка по увековечиванию исторических персонажей, причем у стен Кремля?

Галина Ананьина: Это не спешка, а возвращение исторических долгов. А их накопилось немало. Если мы говорим о патриархе Гермогене, то памятник ему должен был быть поставлен еще в 1803 году, когда общество словесности выступило с инициативой о постановке в Москве памятников Минину, Пожарскому и патриарху Гермогену. Каждые 100 лет инициатива повторялась, например, в 1912-м княгиней Уваровой было проведено два конкурса, но памятник патриарху так и не был установлен.


Галина Ананьина, глава Женского православно-патриотического общества, созданного в 1812 году. Фото: Олеся Курпяева / РГ.

Проектом памятника патриарху Гермогену я стала заниматься в 2009 году. Для меня, кандидата исторических наук, это был патриарх смутного времени. Это сейчас я много что знаю о нем, о его жизни и о его подвиге для страны. Было такое предложение - создать духовный треугольник: Казанский собор, Минин и Пожарский и памятник Гермогену на Красной площади. По большому счету, духовный треугольник все-таки у нас получился, только он гораздо шире.

Ведь что значило для нашей страны преодоление смуты? Фактически мы тогда сохранили государственность. На открытии памятника Гермогену патриарх Кирилл сказал, что если бы не было патриарха Гермогена, не было бы России.

Так что мы в долгу у великих, и эти долги копятся веками. Их надо возвращать. Что сейчас и происходит.

С ЮНЕСКО не будет проблем? Они настороженно реагируют на все новостройки у стен Кремля.

Галина Ананьина: Знаете, было время, когда мы с вами не могли представить, что на Красной площади будет восстановлен Казанский собор. (Собор Казанской иконы Божией Матери уничтожен в 1936 году, на его месте выстроен павильон в честь III Интернационала и общественный туалет. Собор восстановлен в 1990-1993 годах на народные пожертвования. - От ред.)

Сегодня он стоит, и впечатление такое, что он там всю жизнь стоял. Как и Воскресенские ворота - двойные проездные ворота Китайгородской стены (в 1931-м снесены под предлогом проезда автомобилей, в 1995-м восстановлены - От ред.).

И вообще, у многих впечатление, что все монастыри как будто здесь и были. Даже и мысли, что их сносили, нет. Поэтому, когда я каждый год только и слышу, что это территория ЮНЕСКО, и Александровский сад - это ЮНЕСКО, и вообще без ЮНЕСКО мы ничего делать не можем, то возникает вопрос, так ли уж на самом деле все сложно и невозможно?

Ведь и с памятником патриарху Гермогену в Александровском саду тоже казалось, что это невозможно. Но ведь памятник стоит!

Так что все возможно, когда есть народная инициатива, духовная поддержка патриарха и первого лица - президента. То есть когда вместе народ, церковь и государство.

Почему инициатором установки таких памятников выступает женская общественная организация?

Галина Ананьина: Женское православно-патриотическое общество, которое я возглавляю, создано в конце 1812 года как первая женская благотворительная организация. Впоследствии она стала императорским женским патриотическим обществом. Первая попечительница - Елизавета Алексеевна, жена Александра I, а устав общества утверждал сам Александр I. Поэтому мы выступили с инициативой по постановке памятника императору. Но подобных народных инициатив было много: такой памятник в Москве должен быть установлен.

А внутри Кремлевской стены есть идеи восстановить или поставить памятники?

Галина Ананьина: Я была одним из консультантов по памятнику царю-освободителю Александру II, воздвигнутому у храма Христа Спасителя (со стороны Всесвятского проезда). Памятник скульптора Александра Рукавишникова замечательный, но лично у меня было бы огромное желание восстановить этот памятник на территории Кремля. Почему там? В свое время в Кремле стоял памятник Александру II. Еще там было 33 мозаичных панно-портрета русских правителей, от Рюриковичей и Романовых, гербы всех территорий Российской империи. Своего рода памятник всей России и одновременно музей истории России и ее государственной символики.

Тот величественный памятник Александру II строили пять лет, располагался он на склоне Кремлевского холма, обращенного к Москве-реке. Его открывали в присутствии императора Николая II летом 1898 года. А источник финансирования указан на колоннаде: "Сооружен доброхотным иждивением русского народа".

В 1918 году этот памятник был уничтожен.

В Кремле стоял еще и памятник Ленину?

Галина Ананьина: Да, и примерно там же, в Тайницком саду - с 1967 по 1995 год. Сам памятник из бронзы, постамент - из темно-серого гранита. Он был демонтирован и перенесен сначала в "Парк искусств" на Крымской набережной, а затем в Горки. Мне неизвестно, чтобы кто-то пекся о возвращении этого памятника в Кремль.

Учитывая вашу осведомленность о кремлевских архитектурных новациях, спрошу: нет ли планов по восстановлению орлов на кремлевских башнях?

Галина Ананьина: Могу сказать о своем личном восприятии кремлевских звезд. Моя жизнь, в основном, состоялась в Советском Союзе. За звездами - история. Да и по своему художественному восприятию звезды величественны. Поэтому я не могу однозначно сказать, что их надо убирать.

И для меня звезды на башнях Кремля - дорогой символ. Но вот интересный факт: Ленин жил и работал в Кремле с 1918  по 1924 год. И все эти годы на башнях Кремля красовались огромные медные двуглавые орлы. Сохранились документы: вождь не раз требовал снять царские символы и сердился, что его не слушают. Но орлов так и не сняли, и они не помешали Ленину строить пролетарское государство. А хрестоматийных кремлевских звезд Ильич вообще не мог видеть: первую пятиконечную звезду установили на Спасской башне в 1935 году.

Галина Ананьина: Символы одной эпохи часто мирно уживаются в другой эпохе. И герб Советского Союза напоминает герб Российской империи. И первые советские деньги, эти огромные зеленые купюры с Лениным, повторяют дореволюционные деньги. А мы с вами сейчас уже спокойно воспринимаем орлов на Историческом музее. Слава богу, что общество это понимает и принимает. Я думаю, что такое же мнение у представителей нашей власти, звезды - это не то, что мешает нам жить.

Монумент патриарху Гермогену общественность приняла хорошо. А личность Александра I, на ваш взгляд, не вызовет ли полемики? Да, конечно, он большой реформатор и собиратель земель империи. Но ведь аракчеевские поселения и тайные офицерские общества, будущие декабристы - это тоже неотъемлемые эпизоды его правления.

Галина Ананьина: Я думаю, что сегодня пришло время переоценки и переосмысления личности Александра I. И все-таки я бы сделала акцент на такой незаслуженно забытой части нашей истории, как война 1812 года. Посмотрите, сколько памятников Наполеону! Его имя основательно увековечено. Но разве он был победителем в той великой войне?

Возразят: имя Александра I тоже увековечено, есть тот же Александровский сад в Москве, Александровский столп в Санкт-Петербурге. А еще его именем названа земля у берегов Антарктиды, улица в Хельсинки, площадь в Берлине, костел в Киеве, форт у Кронштадта. Но большинство памятников Александру I не сохранились, а оставшиеся большей частью находятся за границей.


Источник: Степан Щукин/ Википедия

И при этом есть некая размытость, вроде Александровский сад в честь Александра I, а может, и нет. Был ведь и Александр Невский. Или вот еще вопрос: все ли знают, что Триумфальная арка на Поклонной горе поставлена в честь побед Александра I? Поэтому памятник в центре Москвы обязательно должен быть установлен.

И никакой полемики его личность не вызовет.

Официально Александр I умер 1 декабря 1825 года в Таганроге. Но есть легенда, что император на самом деле не умер, а ушел в монахи. И умер не в 1825-м, а в 1864 году?

Галина Ананьина: Да, народная молва олицетворяет его с сибирским святым старцем Федором Кузьмичом. Такая же легенда существует и о его супруге, согласно которой та жила после "официальной смерти" под именем Веры Молчальницы. Многие годы этими загадками занимаются историки, и до сих пор этот вопрос поднимается. Но, думаю, никто не сможет достоверно сегодня сказать, так ли это или не так.

Но здесь интересно другое. Определенно у Александра I в Отечественную войну произошла переоценка ценностей. Он видел, что произошло с его страной, видел страшные жертвы и великие подвиги, своими глазами видел разрушенную и сгоревшую Москву, поруганные святыни. Молва и легенды, которые укоренились в народе, говорят о народной любви к императору и его супруге. Такую любовь просто так не создать. Понимаете, простым людям очень хотелось продлить их земную жизнь, причем не просто в качестве каких-то загадочных отшельников. Народ сохранил память об императоре и императрице именно как о святых людях. И это главное. Замечу, что святому старцу, которого олицетворяют с Александром I, молятся, поклоняются и ездят на его могилу до сих пор.

Последние новости