Новости

11.07.2014 00:28
Рубрика: Происшествия

"Булгария" и "авось"

В Казани вынесен приговор по делу о крушении теплохода "Булгария", в результате которого летом 2011 года погибли 122 человека. Все пять обвиняемых получили реальные сроки лишения свободы. Субарендатор теплохода Светлана Инякина приговорена к 11 годам колонии общего режима.

Бывшие сотрудники казанского отдела волжского управления Госморречнадзора Ирек Тимергазеев и Владислав Семенов получили шесть и пять лет колонии общего режима соответственно, а первый помощник капитана "Булгарии" Рамиль Халетов - шесть с половиной лет колонии общего режима. Старший эксперт пермского участка камского филиала Росрегистра Яков Ивашов приговорен к пяти годам лишения свободы, но освобожден по амнистии. Уголовное преследование в отношении капитана Александра Островского и старшего механика "Булгарии" Владимира Подъячева прекращено в связи с их гибелью.

Признать свою вину подсудимые отказались. Так, по словам Темиргазеева, причиной затопления судна стали открытые иллюминаторы, а не якобы необоснованно выданные разрешительные документы. "До сих пор не обозначено, кто именно открыл и не закрыл эти иллюминаторы. Вот над чем надо было работать следствию", - сказал в последнем слове Тимергазеев. Он заявил также, что о пассажирских перевозках "Булгарии" не знал, на борту судна в день трагедии не находился, а свидетельские показания, говорящие об обратном, назвал неубедительными.

Не признал свою вину и Семенов: "Я не мог поменять что-либо в этой системе. Если арестовали меня, то можно арестовывать всех сотрудников линейного управления. Моей вины в крушении "Булгарии" нет". Со слов Семенова он, как и Тимергазеев, не знал, что теплоход арендован для пассажирских перевозок.

Между тем вина каждого, кто осужден по делу о крушении "Булгарии, была в суде установлена. Инякина признана виновной в нарушении правил охраны труда и в оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности; Ивашов, Семенов и Тимергазеев - в злоупотреблении должностными полномочиями; Халетов - в нарушении правил эксплуатации водного транспорта.

По версии следствия, причиной трагедии явились совокупные действия подсудимых, а именно - техническая негодность судна к плаванию, недостаточный уровень подготовки экипажа, несоблюдение правил безопасности судоходства и ненадлежащее исполнение обязанностей судовладельцем, командой и должностными лицами контролирующих органов.

В ряду множества обстоятельств, приведших к трагедии, на суде фигурировали погодные условия. Они не были благоприятными. Шел дождь, дул шквалистый ветер, поднималась крутая волна... Но следствием, а затем и судом было установлено, что условия для крушения "Булгарии" создавались не на воде и не на небе. Они создавались на суше. Эти условия - внепогодные. Хотя и тут можно говорить о стихии. Все, чем подготавливалась гибель судна, как видно из материалов дела, было отмечено стихийностью, то есть отсутствием четких правил, норм, регламентаций или безответственным их нарушением.

"Булгария" была построена в 1955 году, последний капремонт к моменту катастрофы прошла 30 лет назад. Кроме того, как установило следствие, при ремонте судна применялись некондиционные запчасти.

Левый двигатель "Булгарии" был неисправен, но теплоход все равно вышел в рейс.

Судно было рассчитано на 148 пассажиров, но на его борту находились 205 человек. То есть теплоход был перегружен.

У "Булгарии" имелся сильный правый крен. Он возник из-за слива топлива из левого бака в правый, а также от переполненности канализационных емкостей. По каким-то причинам капитан не сумел или не счел нужным компенсировать крен. В результате "Булгария" потеряла поперечную остойчивость.

При большой волне иллюминаторы должны быть задраены. Но команда не сделала этого, и хлынувшая при крене вода мгновенно затопила каюты.

Неисправное, дотла изношенное судно каким-то образом (суд выяснил - каким) получило разрешение на навигацию.

"Булгария" не имела лицензии на пассажирские перевозки.

Технические неисправности, перегруженность судна и прочие обстоятельства того же свойства сами по себе могли и не привести к катастрофе. Главной ее причиной, как поначалу предполагали эксперты, могла стать ошибка экипажа - так называемый человеческий фактор. Но вся совокупность условий (дряхлость судна, экономия на ремонте, неработающий левый двигатель, наличие крена, 205 пассажиров вместо 148, отсутствие лицензии и т. п.), при которых гибель "Булгарии" была просто запрограммирована, - это, по сути, и есть человеческий фактор. То есть дурное исполнение служебных обязанностей. Именно это, а вовсе не разгул стихии, роднит "Булгарию" с десятками подобных происшествий, регулярно происходящих в России.

Дурное исполнение служебных обязанностей роднит "Булгарию" с десятками подобных происшествий

После крушения "Булгарии" было велено провести тотальную проверку всех транспортных средств, которые занимаются перевозкой пассажиров. Были отданы распоряжения "принять дополнительные меры по предотвращению", "усилить контроль", "ужесточить ответственность" и т.п. Официальный представитель СК РФ Владимир Маркин заявил, что следствию удалось установить не только причины трагедии, но и предпринять меры, которые не позволили бы допустить подобные ЧП в будущем. "Нельзя допускать, чтобы стремление безответственных коммерсантов и продажных чиновников к обогащению за счет здоровья и жизни граждан оставалось безнаказанным", - сказал он. Но нет никаких гарантий, что человеческий фактор, выражаемый русским "авось", где-то опять не приведет к трагедии.

Происшествия Правосудие Суд Колонка Валерия Выжутовича Трагедия теплохода "Булгария"
Добавьте RG.RU 
в избранные источники