Новости

17.07.2014 00:24
Рубрика: Спорт

Плющенко идет на пятый круг. Ада?

Двукратный олимпийский чемпион хочет стартовать на Играх-2018
На него сбежалась смотреть вся привыкшая к визитам высоких гостей редакция. Люди подходили, желали побед и здоровья. А Плющенко в белом пиджаке и синих джинсах был вежлив, безотказен в автографах и фотосессиях. А главное - с выстраданной искренностью отвечал на вопросы о том, как это было и как еще, он твердо в это верит, будет на Олимпийских играх-2018.

Женя, давай по порядку. С 1-го по 9-е июня ты собирался впервые после очередной операции тренироваться на базе сборной в Новогорске, чтобы посмотреть и оценить, как у тебя получается.

Евгений Плющенко: И я там как следует, спасибо Федерации, что предоставила мне такие возможности, потренировался. Если честно, многим нашим и иностранцам там не очень нравится, а я Новогорск обожаю. Выходил на лед не каждый день: боли в спине еще не отпускали. Но первые тройные прыжки сделаны: прыгал тройной тулуп, два с половиной оборота аксель… Совсем для меня неплохо.

А дальше что?

Евгений Плющенко: После Новогорска поехал в Японию на показательные выступления. Собирался выступить в трех городах, но олимпийский чемпион Юдзуру Ханью, который и пригласил, попросил остаться: 11 шоу по всей Японии. Я катал свою прошлогоднюю короткую программу "Шторм" и разок даже прыгнул три с половиной оборота аксель. Был каскад тройной тулуп - тройной тулуп. На тренировке уже начал прыгать тройной риттбергер, тройной лутц.

Полный набор тройных прыжков.

Евгений Плющенко: Конечно, после таких тренировок спина чувствует себя намного хуже. Намного. Но было здорово: я сейчас тренировался с молодыми ребятами. С тем же Ханью. И это, я хочу вам сказать, нечто. Он прыгает три четверных прыжка! И все это очень стабильно. Были у него попытки прыгнуть тройной аксель - четверной тулуп. И так или почти так в Японии катается не только он, но и Нобунари Ода, Такахико Козука, Татсуки Мачида и еще несколько молодых ребят. Спокойно прыгают четверные, находятся в великолепной форме. Вот это самураи! И я вышел с ними тренироваться.

В каком городе?

Евгений Плющенко: Да везде, в каждом городе они тренируются как умалишенные, на каждом шоу делают четверные - на открытиях, на закрытиях. Посмотрел я сейчас все мировое фигурное катание - наших ребят, канадцев, американцев, европейцев. И японцы сегодня на каком-то уровне высочайшем.

А как у тебя с ними отношения?

Евгений Плющенко: Все до одного ко мне относятся положительно, ну и я к ним. Юдзуру Ханью признается, что даже сегодня я для него какой-то кумир. И он прекрасно себя ведет, без всяких закидонов-залетонов и прочей звездности.

Женя, помнится, группа Алексея Николаевича Мишина обычно выезжает на летние сборы в Италию.

Евгений Плющенко: Я туда не поехал. У меня образовались показательные выступления, я решил попробовать. Самое лучшее - покататься на людях. У меня был для этого минимальный набор - тройной прыжок и два с половиной оборота аксель. И я должен сказать вполне серьезно: со спиной у меня обострение. И мы с Алексеем Николаевич Мишиным послеолимпийский сезон пропустим. Нужно залечить травмы. Сейчас экс-чемпион мира канадец Патрик Чан, чемпионка мира японка Мао Асада, многие другие большие спортсмены пропускают сезон. У них, фигуристов намного моложе, тоже после Олимпиады не хватает сил, тоже обострились травмы. Мы обязаны правильно подойти к следующим этапам. Потому что в планах есть идея, настоящая мечта - идти дальше. К новым стартам. Возможно, и к Олимпийским играм.

И как ты это собираешься делать?

Евгений Плющенко: Важнейшее для меня - восстановление. Потом - некоторые показательные выступления. Залечить полностью весь свой организм. Сколько у меня было травм, но сейчас ничто не тревожит. Кроме спины.

И ноги в порядке, и растяжения в паху не беспокоят?

Евгений Плющенко: Все без проблем. Ни колени, ни пах - ничего не болит. Спина, то, что выдолбили мне эти шурупы, - это послеоперационный момент. Потому что тот сломанный шуруп было просто так не достать. Врачам нужно было отдолбить кость, потом подцепить шуруп и как-то его вытащить. И при этом еще разрезалась мышца.

Как ты все это терпишь?

Евгений Плющенко: Сейчас я на самом деле катался на обезболивающих. Мне сделали один укол плюс принимал обезболивающие таблетки. Но эту боль как раз можно терпеть.

Но как? Это же против самой природы…

Евгений Плющенко: Я привык к боли.

Ради чего вот так мучиться, а, стоик?

Евгений Плющенко: Это моя жизнь, я кроме фигурного катания, кроме спорта, ничего не знаю.

Но я же помню, ты после Игр-2006 в Турине пошел в питерское законодательное собрание.

Евгений Плющенко: Это была ошибка. Но я вам признаюсь в другом: я прошел множество операций. И сколько всего вынес. Столько всего с ногами, пах растягивал, ломал кисть. Колено разбил, так мне уколы сделали, что-то намазали, растерли, таблеток напился - и ничего, я четверной прыгал. И это все ерунда. Болезненней, чем позвоночник, в нашем организме реально ничего нет. Спина - это катастрофа. И все равно моя цель - может, еще выступить в дальнейшем.

Где ты и у кого лечишься? Тайна?

Евгений Плющенко: Какая тайна? Конечно в Израиле, у врачей, которые меня там оперировали. Я к ним не езжу регулярно, но я постоянно у них на контроле. Есть восстановительные методы: массажи, какая-то лазерная процедура.

Мы сидим, беседуем откровенно. Зачем истязать себя? Стоит ли? Не получится - и кое-кто из вечных оппонентов поднимет такой вой...

Евгений Плющенко: Если обращать внимание на всех, то результатов никаких не будет. После того как я снялся с соревнований в Сочи, некоторые начали кричать, мол, надо было выступать, дальше идти. И когда это простые люди, которые не понимают, что такое спорт и его тяжелейшие травмы, то это заблуждения. Но когда наши большие в прошлом спортсмены, например та же Роднина, которая начала кричать первой, Коля Валуев… Я кстати, потом с Родниной поговорил. Она же даже не подошла ко мне на балу олимпийцев в Кремле, когда президент Олимпийского комитета Александр Жуков вручал нам, фигуристам, перстни вместе с Родниной. И даже не посмотрела мне в глаза, а я так ждал этого. Прошу: "Ирина Константиновна, подождите…" Говорю: "Спасибо за критику, я стал злее, многому научился". А она уже уходит. Я ее деликатно приобнял, не отпускаю: "Ирина Константиновна, вы же профессиональный спортсмен, вы такая звезда, как же вы так…" Она: "Было недопонимание". Я: "Но вы же можете взять трубку, позвонить мне, я вам все объясню и расскажу. Ирина Константиновна отвечает: "У меня не было вашего телефона". Мы так поговорили, как бы и в шутку, но она все услышала. И ей, по-моему, стало неудобно. И в 2010 году перед Ванкувером, когда некоторые полагали, что вернуться мне невозможно, ну совершенно невозможно, она тоже все это повторяла в мой адрес. Как будто я отбираю у нее хлеб или еще что. Но она уже великая легенда! А история моя - такая. Не все всем нравится. Кому-то и нет. И в Twitter тоже иногда упрекают. Я читаю, принимаю к сведению, но нельзя это в душу пускать: тогда ведь ничего не получится. Да, я пока на этом пути один. Почему я себя истязаю, испытываю, пробую идти дальше? А почему бы нет? Почему бы не попробовать? И уж если двигаться вперед, то нужно залечивать все раны. Сейчас, в этом сезоне, ломаться ни к чему. Межпозвоночный диск, который мне искусственно вживили, зажил. Шурупов этих нет. Я посмотрел, как катаются молодые.

Каковы впечатление?

Евгений Плющенко: Конечно здорово. Но у меня есть несколько лет, чтобы что-то поменять, вернуть. Сделать нового Плющенко и новую программу. Привлечь нового хореографа. Подумаем.

А как же Давид Авдыш?

Евгений Плющенко: Он будет со мной всегда. Это мой друг, это мой брат, это мой хореограф.

Кто ж тогда Алексей Николаевич Мишин? Отец?

Евгений Плющенко: Несомненно, отец. Это второй мой отец, который дал мне всю эту прекрасную жизнь. (Тут Женя замолчал. Трудно было даже ему, закаленному, справиться с чувствами. - Прим. авт.) С ним мы долгие-долгие годы идем плечом к плечу, спиной к спине. Это мой папуля. (Мы какое-то время посидели, повздыхали. - прим. авт.).

В женском одиночном норвежка Соня Хени участвовала в четырех Играх и трижды побеждала. В парах трижды побеждала наша Ирина Роднина. У мужчин - не припомню. Дважды выигрывал американец Дик Батон. Но чтобы пять Олимпиад...

Евгений Плющенко: Нет, пока не было. В мужском - точно.

А как к этому относится жена Яна? Не отговаривает: хватит, будь со мной, с сыновьями?

Евгений Плющенко: Жена Яна сказала, если будешь здоров, почему нет. Семья и так со мной. На сборах - семья, на отдыхе - семья. Даже иногда на тренировках.

Ты стал многодетным отцом?

Евгений Плющенко: Четыре сына. Еще хотим двух дочек. Сейчас мы с вами говорим, а Коля с Андрюшей ждут меня уже час в машине. И поедем мы сегодня с ними в Петербург. Там к нам присоединится мой старший - Егор. Маленький Сашка с мамой отдыхают у друзей в Монако. Они вернутся - и мы воссоединимся.

А ты уже отдыхал?

Евгений Плющенко: На Мальдивы ездил. А сейчас открою вам тайну. Очень увлекаюсь охотой и рыбалкой. Я купил 50 гектаров земли под Петербургом. У меня сосед - егерь, и у нас там охотугодья. И я еду туда с детьми кататься на квадроциклах, на рыбалку.

Женя, ты совсем не бедный человек.

Евгений Плющенко: Японцы делали обо мне передачу, посмотрели наш новый дом в Подмосковье, говорят, мол, это очень дорого. Отвечаю: я очень долго катаюсь.

Планов у тебя, как всегда громадье. А на чем сегодня сосредоточиваешься: тренировки, врачи, лечение, шоу?

Евгений Плющенко: Я всегда нацеленный. У нас с Яной и еще с одним партнером есть очень серьезный проект. Я вкладываю, инвестирую свои деньги, спонсора у нас пока нет, но ищем. Это будет семейное шоу. Я вам об этом расскажу попозже. И еще один новый проект - работаем с телевидением, пока о нем тоже немножко рановато говорить. Планов много, и они будут реализовываться. Сейчас залечиваю травмы, провожу время с семьей, играю в гольф, наслаждаюсь жизнью, изредка выступаю в показательных. И готовлюсь к новым сезонам.

Евгений Плющенко: Врачам нужно было отдолбить кость, потом подцепить шуруп и как-то его вытащить. И при этом еще разрезалась мышца

А здесь, пожалуйста, поподробнее.

Евгений Плющенко: Алексей Николаевич возвращается со сборов. И в августе приступим к постановкам программ - произвольной, короткой.

Ясно, что будет?

Евгений Плющенко: Мы решили поставить, по крайней мере наметать программы с Вахтангом Мурванидзе.

Он катался за Грузию, тренировался у Елены Анатольевны Чайковской. Бывало, делал бабочки. Его все звали Вахой.

Евгений Плющенко: Сейчас он открылся как тренер. И не важно, что он делал раньше. Бывает, великий фигурист, а тренер… Случается, спортсмен весьма средней руки, а тренер получается прекрасный. Это мой близкий друг, мы с Вахой дружим с детства. В прошлом году он многим фигуристам ставил хорошие программы, у него хорошая шаговая канва. Алексей Николаевич Мишин с ним вместе работает. Не только работает, но и хвалит. Мурванидзе вернулся из Америки, живет в Эстонии. Сейчас они на сборах с Мишиным. Может, и я попробую тренировать.

Это кого же?

Евгений Плющенко: Есть предложения от некоторых наших. Японцы тоже хотят, чтобы я тренировал их одиночников и одиночниц.

Их юных дарований?

Евгений Плющенко: И юных тоже. Там одна девочка 12 лет, прямо уникальная. Один за другим прыгает тройные Ритберги, тройной тулуп и делает многие другие вещи. Прыжки прямо нереальные.

Женя, а ради кого прыгаешь ты?

Евгений Плющенко: Конечно, я делаю это для себя, для Родины, для семьи, для Мишина. И для Федерации тоже. И для родителей. Вот вы мне все время повторяли после Олимпиады: не обращай внимания, не обращай внимания, лечись, вынимай свой шуруп. Но я во многих людях все-таки разочаровался. Такой уж на меня выливали негатив. Мы сегодня по чесноку говорим.

Это значит по-честному?

Евгений Плющенко: Именно. На меня выходили люди из Штатов, говорили: давай кататься за Америку.

Серьезно?

Евгений Плющенко: Без всяких! Ни шуток, ни иронии, а сразу: катайся за нас, твои тебя не ценят.

Не ценят? Может, кто-то и нет. Но не все.

Евгений Плющенко: Конечно, не все. И, естественно, от этой американской истории мы отказались. И еще одно мне было очень лестно и приятно, что руководство нашей страны, Владимир Владимирович Путин сказал мне: я все знаю. Лечись и восстанавливайся. Вот что для меня было главное. И еще, что меня не предали мои близкие, мои друзья.

Ты ожидал предательства?

Евгений Плющенко: Всякое в жизни случается. Друзья пошли за мной до конца, и это было важно. Я катался и катаюсь за Россию и буду жить здесь, в России.

Женя, даже отбросив сантименты, которые у нас с тобой в данном случае не отбрасываются, должен заметить: здесь тебе хорошо живется. Большие угодья.

Евгений Плющенко: Да, немалые. И сейчас открываются большие возможности тренировать и российских спортсменов, и японских.

Возьмешься, тебе это интересно?

Евгений Плющенко: Потом должен взять. А сейчас устал, хочу отдохнуть. В октябре меня пригласили в Китай на благотворительные соревнования по гольфу. В прошлом году там играла Кэтрин Зета-Джонс.

Знаменитая дама из Голливуда, жена Майкла Дугласа?

Евгений Плющенко: Она, кто же еще. А в этом году будет Дэвид Бэкхем.

Лучше бы он еще поиграл в футбол за сборную Англии. А Жени Кафельникова там не будет? Ты с ним, по-моему, дружишь?

Евгений Плющенко: Мы с ним в хороших отношениях. Планируем сыграть в гольф, но все не получается. Я и начал-то играть всего полтора года назад.

Кафельников подсказал?

Евгений Плющенко: Да нет, сам по себе. У меня как раз был прооперирован мениск, и врачи запретили бегать, двигаться. Сидел в Новогорске, а рядом в Куркино есть отличные девять луночек. И мяч у меня так полетел. Что же я не играл раньше? Надо было еще давно начинать, когда чаще тренировался в Америке. Я влюбился в этот вид спорта.

Но это же долго, муторно, длится часами. Как ты терпишь?

Евгений Плющенко: Я не просто терплю. Я наслаждаюсь. Редко езжу на этой машинке, на которой подвозят от лунки к лунке. Хожу пешком с клюшкой.

Ты купил все это дорогущее оборудование?

Евгений Плющенко: Да, у меня много всего. Никак не мог подобрать себе сет клюшек.

Почему?

Евгений Плющенко: Но они же все разные. Это как коньки.

Ладно, вижу я тебя замучил. Приближаемся к завершению. Тебя год не будет. Кого ты видишь из наших российских ребят, кто бы мог и у кого бы получилось?

Евгений Плющенко: Я не знаю, как готовятся ребята. И не знаю, встанет ли голова на место у Гачинского. Я помню, как мы соревновались в Шеффилде на чемпионате Европы, и он обыграл меня в короткой. Катался прекрасно, произвольно откатал здорово. С трудом я тогда выиграл. Но потом у него что-то произошло.

Говорят, большая любовь.

Евгений Плющенко: У меня тоже любовь. И она только окрыляла. Давала новые веяния, я только кайфовал и тащился. Но у Артура что-то произошло. Если все встанет обратно... Я знаю, он стал работать над коньком, над движениями. Он может, в принципе, достойно кататься.

И тренируется сейчас у Татьяны Анатольевны Тарасовой в ЦСКА?

Евгений Плющенко: Но я по-настоящему рад и счастлив за двух спортсменов - за Сережу Воронова и Костю Меньшова. Сережу я знаю очень давно. И он все как-то не мог себя перебороть. Такой хороший парень. И Костя тоже. А Сережа сменил тренера, и Этери Георгиевна Тутберидзе здорово держит его. Но и Меньшов меня тоже в прошлом году просто поразил. Достойно откатал на чемпионате Европы и попал в свои, как и я за 30, в призы впервые! Что сказать о Максиме Ковтуне? Это тоже потрясающий спортсмен. Если он будет стабильно катать и короткую, и произвольную программу, тоже реально занять третье место на мире, может, забраться в пятерку. А там уже как будет.

Ты боец. А он?

Евгений Плющенко: Растет, старается. Все стараются. Иначе зачем все это нужно? Но сейчас пойдет новая эра спортсменов. Пойдут сплошные четверные прыжки. Что это значит? Надо сделать один четверной - отдохнуть. Второй четверной - отдохнуть. Я бы придумал не сокращать программу по времени, а наоборот, продлить. Что это за идея пришла год назад сокращать программы, зачем? Хорошо, что сейчас все это отвергли. Это бред.

Но бред не бред, а ты идешь на свой пятый олимпийский круг.

Евгений Плющенко: Я? Я иду.