Новости

24.07.2014 00:31
Рубрика: Общество

Неравная схватка

Что делать, если противник сильнее
"Мария, hi! Не знаю, следишь ли ты за темными силами, которые сегодня пытаются раскрутить шарик в обратную сторону, или с головой ушла в пыльное прошлое - царь Давид и прочие бородатые аксакалы, но у меня к тебе жизненно важный вопрос. Смотри, когда Империя Добра и Обитель Демократии пытается замутить новую мировую войну, не чураясь никакими средствами, коварно и подло стравливая нас с братьями по крови, науськивая на нас же старушку Европу, не брезгуя ложью, клеветой и прочими высоконравственными приемчиками, правомерно ли нам в таких условиях продолжать руководствоваться моралью? То есть поступать по-божески, когда на той стороне никакие божеские законы давно не соблюдаются. Разве не получается, что в таком случае мы намеренно связываем себе руки? Ну как, если бы, видя, что противник идет на нас с "калашом" наперевес, мы бы уперто встречали его псалмами под фисгармонию. Не надо быть пророком, чтоб предсказать исход побоища". Леха.

Фото:AP

И Вам, Алексей, здравствуйте! Как известно, все войны начинают люди. А вот заканчивает - Бог. К темным силам, кровавым схваткам, пророкам, псалмам, фисгармонии и прочим музыкальным инструментам мы еще обязательно вернемся, но сначала хочу поблагодарить Вас за вопрос. И впрямь архиважный, мы сталкиваемся с ним постоянно, причем в обычной жизни не реже, чем в глобальной политике. Как поступить, как себя вести, если враг действует против тебя люто и подло, а твои религиозные и нравственные принципы не позволяют ответить тем же? Остаться верным убеждениям, но при этом если уж не погибнуть, то как минимум оказаться втянутым в изматывающую борьбу, неся существенные потери: подлецы имеют обыкновение принимать благородство за слабость, и если не даешь им мгновенный отпор, терзают жертву до последнего - пока не останется живого места, пока не напьются крови. Ну, или пока ты, не выдержав агрессии, сам озверев, не рванешься в исступлении к горлу обидчика. Так может, лучше, забыв про миролюбие и гуманизм, сразу принять бой? А если он заведомо неравный? И напор атаки (напор, а не сила!) велик? Если интрига вероломной многоходовки сложна - сразу не разгадать? Тогда, может, стоит действовать потихоньку, исподтишка, переигрывая хищника - в хитрости, в способности заранее просчитать ходы, выкапывая ловушки, сплетая сети, выстраивая комбинации? Уцелеть! Сохранить здоровье, нервы, часто жизнь! Но потерять нечто большее, чем даже принципы, - душу! Ведь принципы всего лишь охранители этого бесценного сокровища, главного в человеке - его души. Скольких совестливых и чистых сердцем измучил этот выбор! Сколько народу пало - в прямом, физическом смысле или в духовном - не умея этот выбор сделать! Но был, Алексей, жил на свете человек, который в неравных боях, гонениях и притеснениях, опутываемый хитросплетениями и кознями многочисленных врагов, сумел сохранить себя. И даже создать величайшее царство - конечно, это не столь значимо, как сохранение души, но тоже просто так, без Божьего благословения, не делается. Царь Давид - воин, политик, властитель, объединивший Израиль и Иудею в одно государство, поэт, пророк. Святой, оставивший нам опыт своих взлетов и падений, - сдуньте пыль тысячелетий, вчитайтесь, вглядитесь, вот я весь перед вами, как на ладони!

Изучая жизнь этого удивительного человека, давайте по ходу повествования акцентировать свое внимание на том, какие принципы поведения избирал святой, когда зло ополчалось на него. Почему нам это важно? Почему мы считаем, что это может стать для нас руководством? Да потому, что Давид всегда - был ли он юным пастухом или музыкантом и оруженосцем при царе Сауле; победоносным воином или скитальцем, преследуемым бесчисленными врагами; могущественным правителем или преданным родным сыном нищим; и опять могущественным правителем - всегда, во всех фазах своей полной драматических перипетий жизни, царь Давид соизмерял свои поступки с Господом. И даже в падениях - личных человеческих падениях (и всесильные цари не властны над своими слабостями!), когда пропасть греха начинала отдалять Давида от Бога, он взывал только к Нему: "Помилуй меня, Боже, по великой милости Твоей и по множеству щедрот Твоих изгладь беззаконие мое". Знаменитый 50-й псалом, написанный после того, как Давид вошел к Вирсавии, жене Урии Хеттеянина, которого потом царь Давид и послал на верную смерть. Покаянная молитва, читаемая на каждой литургии и всеми православными во время ежедневного утреннего молитвенного правила. А еще, когда мы готовимся к таинству исповеди. Молитва, словами которой человечество вот уже три тысячелетия обращается к Господу: евреи, греки, арабы-христиане, итальянцы, англичане, французы, немцы, славяне... Слова - прорыв из тьмы греховных глубин наверх, к Господу: "Не отринь меня от лица Твоего и Духа Твоего Святого не отними от меня!" Наверное, это и будет главным принципом: что бы ни случилось, понимать, помнить, держать в голове, нести в сердце, закодировать в каждой клетке своего существа, что есть Тот - Твой Творец, Твой Отец, Кто не отринет Свое любимое создание, Чья Милость всегда превыше наших грехов и прошений. Главное только - прорваться к Нему, воззвать.

И тут же, в знаменитом 50-м псалме еще одно озарение, еще одно религиозное открытие - принцип, поясняющий, какими мы должны обращаться к Богу: "Жертва Богу - дух сокрушенный, сердца сокрушенного и смиренного Бог не презрит". То есть не жертва нужна Богу, а сердце, исполненное искренним покаянием и смирением.

Ну и раз уж мы заговорили о псалмах, то давайте, Алексей, попутно проясним, что псалмы, эти молитвословия в древности исполнялись под аккомпанемент отнюдь не фисгармонии, а щипкового инструмента типа арфы - псалтириона. Отсюда название и самих молитв - псалмы, и одной из книг Библии - сборника 150 псалмов - Псалтирь. Кстати, одной из самых популярных книг на свете. Не все эти молитвы созданы Давидом, только для 73 доказано его авторство, но и этого достаточно, чтобы нам приоткрылся мир духовных переживаний святого.

Ну а теперь самое время перейти к удивительной, полной невероятных взлетов и падений, жизни пророка. Давид был восьмым, младшим сыном в семье Иессея, родился в тихом Вифлееме - мы помним, что этот город стал через тысячелетие и родиной Иисуса, потомка великого царя. В юности Давид был пастухом. Как считают богословы, именно оттуда, из пастушеской юности, у Давида поэтическая восхищенность природой, ощущение, что все в мире - дело Рук Божьих.

В то время царем Израиля был Саул. Но за его грехи Господь отверг Саула, и Божья благодать отошла от него. Каждый, несущий свое служение перед людьми, в независимости от того, велико ли это место или незначительно, нуждается в Божьем благословении. Человек, управляющий народами и государствами, особенно. Именно поэтому, когда избранника ставили на царство, его помазывали священным елеем - в знак того, что Дух Божий будет помогать ему в его трудах. И вот царь Саул лишается этой благодати: мучительное состояние, Библия пишет, что злой Дух возмущал Саула, он впадал в безумный гнев, неконтролируемую ярость. И тогда Господь усматривает Себе нового избранника - пастуха Давида. Почему его - совсем юного, невысокого ростом - помазывают на грядущее царство? Потому что Бог смотрит не так, как люди: человек смотрит на лицо, а Господь в сердце. Вскоре после помазания Давида и случается легендарное сражение, память о котором живет уже три тысячи лет, вдохновляя поэтов, художников, полководцев.

Все войны начинают люди, но заканчивает Бог, а Бог не в силе, а в правде.

На Израиль нападают их давние враги - филистимляне. Две армии сходятся вокруг одной долины: филистимляне встают в горах с одной стороны, израильтяне с другой. Спуститься в долину первыми - точно погибнуть. Так и стоят, пока из стана филистимлян не выходит единоборец Голиаф. Атлет, отлично вооруженный, защищенный доспехами, он куражится, оскорбляет, дразнит. Никто не решается принять вызов: слишком силен Голиаф, проиграть эту схватку- значит обречь всю армию на поражение. Никто не желает рисковать. Никто не хочет брать ответственность. И тогда на поле битвы выходит юный пастушок - как смеет враг оскорблять мой народ! Моего Бога! Занятная деталь: когда царь Саул увидел отчаянного смельчака, он посоветовал юному гордецу все-таки надеть доспехи. Давид примерил их и снял - "велики, не могу ходить в этом, не привык!" Давид выбирает в ручье пять гладких камней, берет пращу и с этим идет навстречу Голиафу. Что двигало смельчаком? Жажда постоять за Бога, Которого оскорблял Голиаф. Желание снять позор со своего народа. Что давало Давиду силы? Убежденность, что Господь не оставит его. Так и случилось. Со словами: "Ты идешь против меня с мечом, копьем и щитом, а я иду против тебя во имя Господа Бога! Пусть узнает вся земля, что не мечом и копьем спасает Господь!" - Давид достает из пастушеской сумки камень и бросает его из пращи в Голиафа - прямо в лоб. Гигант падает лицом на землю, Давид подбегает к нему, выхватывает из ножен Голиафа меч и отсекает силачу голову - его же мечом.

Трофеем этой удивительной битвы стала не только отсеченная голова великана, нет. И даже не всенародное поклонение Давиду. Главным благоприобретением стало открытие, что победа не за теми, на чьей стороне сила, наглость или глумливый кураж, а за теми, на чьей стороне Бог.

Общество Религия Беседы с Марией Городовой
Добавьте RG.RU 
в избранные источники