Новости

24.07.2014 01:00
Рубрика: Власть

Присядут на дорожку

Главный полицейский следователь предлагает сажать за разбитые дороги
За халатное строительство и содержание автомобильных дорог последует уголовное наказание. Конфискация имущества ждет фирмы-однодневки. Незаконный вывод денег за рубеж попадет под статью УК. Такие новации в уголовный закон готовит главный полицейский следователь страны генерал-полковник юстиции Александр Савенков.

Недавно он назначен заместителем министра внутренних дел - начальником Следственного департамента МВД России. Первое интервью в новой должности он дал "Российской газете".

Александр Николаевич, вы возглавили департамент, расследующий основную массу преступлений в стране. Какие из них сейчас особенно тревожат?

Александр Савенков: Я бы выделил три группы. Самая массовая - дорожно-транспортные происшествия с гибелью и тяжкими увечьями людей. В дорожных битвах мы теряем больше народа, чем на войне. И это не фигура речи. За год на дорогах погибают около 30 тысяч человек, из которых более четверти - люди самого активного, трудоспособного возраста. ДТП наносят экономике государства ущерб более 2,5 процента ВВП страны.

А как может следствие повлиять на дорожную аварийность?

Александр Савенков: По статистическим сведениям, каждое четвертое ДТП с тяжкими последствиями совершается из-за неудовлетворительного состояния дорог. Мы предлагаем дополнить главу Уголовного кодекса о преступлениях против безопасности движения и эксплуатации транспорта статьей, предусматривающей уголовную ответственность за несоблюдение установленных законом требований при проектировании, строительстве, реконструкции, капитальном ремонте и содержании автомобильных дорог.

Какие криминальные тенденции вам кажутся особенно опасными?

Александр Савенков: На второе место в этих группах вышли грабежи и кражи банковских автоматов. Их крадут целиком и грабят, варварски выгребая содержимое. Банки заинтересованы в широком использовании автоматов - польза им и удобство людям, но к каждому банкомату охрану не приставишь. Здесь тоже есть возможности для законодательного регулирования, эти меры сейчас у нас в проработке.

И третья головная боль следствия - безработные. Не обычные, а весьма состоятельные безработные. Участились случаи нападения на людей с увесистыми сумками и машины, в которых перевозят крупные суммы денег. Причем практически все эти перевозчики - безработные. Вопрос, откуда у них такие капиталы? Вывод один: "черный нал" получает все более широкое хождение. Отчасти - по людской скупости и глупости. Бизнесмены не хотят тратиться на инкассацию, страхование и рискуют. Но по большей части это признак подпольной экономики и криминала, теневые деньги, которые могут тратиться на что угодно, вплоть до подпитки терроризма. Поэтому данную проблему мы берем под особый контроль.

Теневая экономика в последнее время опять на слуху. О ней стали говорить уже как о реальной угрозе экономической безопасности. Как избавить финансовую систему от "отмывочных контор", от "прачечных"?

Александр Савенков: Это одно из главных направлений деятельности следственных органов МВД. Лишь за полгода выявлено 19 тысяч преступлений в кредитно-финансовой сфере с ущербом на сумму почти в 28 миллиардов рублей. Однако это количество несоразмерно истинным объемам незаконных финансовых операций.

Почему?

Александр Савенков: Принято считать, что фальшивые операции совершаются через так называемые фирмы-"однодневки". Но наши специалисты убеждены, что они таковыми не являются. Такие фирмы живут далеко не один день. Расследование уголовных дел показывает, что фиктивные юридические лица перепродаются одной преступной группировкой другой и используются в разных криминальных финансовых схемах.

Мы разработали законодательные предложения о создании нового уголовно-процессуального механизма. Он предусматривает признание фиктивных юридических лиц, использованных при совершении незаконных финансовых операций, орудиями преступления. А это значит - арест и конфискация по решению суда имущества, в том числе денежных средств на расчетных счетах. И прекращение деятельности фиктивного субъекта права. Думаю, что их принятие поможет переломить ситуацию в этом криминальном секторе.

Противодействие экономической преступности могло бы стать значительно эффективнее при активном участии высших органов исполнительной власти, осуществляющих контрольные функции. Есть множество контрольных служб и агентств в сферах финансов, транспорта, жилищно-коммунального хозяйства и строительства, оборота лекарственных средств, здравоохранения, образования и науки. Но в Следственный департамент за последние три года от них поступило лишь несколько обращений, в которых ставились вопросы о привлечении виновных к уголовной ответственности. Велика армия чиновников, представляющих эти органы в субъектах Федерации, но и их статистика незначительна. А в итоге растет латентность преступлений во вред самим же структурам госаппарата.

Истории неизвестны примеры, когда усилиями одних правоохранительных органов удалось победить преступность в стране. Уверен, что это дело всенародное, а каждый, кто находится на государственной службе, обязан участвовать в этой работе.


Следователи считают, что нужна уголовная ответственность за строительство и содержание автомобильных дорог. Фото: PhotoXpress

У вас богатый юридический опыт. Вы доктор наук, профессор, возглавляли Главную военную прокуратуру, были первым заместителем министра юстиции, не один год работали над законами в качестве сенатора. Что, на ваш взгляд, нужно менять в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве?

Александр Савенков: В первую очередь следует решить концептуальные вопросы, связанные с подследственностью различных органов предварительного расследования. Каждый из них имеет свою специализацию. И большинство составов преступлений распределено между следственными органами, чтобы производство по делу было наиболее профессиональным и качественным. Однако альтернативная подследственность не учитывает такую специфику. В результате следователи различных ведомств работают по одним и тем же составам преступлений. А это приводит к дублированию и снижает эффективность уголовного судопроизводства. Полагаю, что этот институт нуждается в серьезной переработке. Следствие, чтобы стать эффективнее, должно быть специализированным, вооруженным новейшими знаниями и технологиями, чему "размытая" подследственность явно не способствует.

"Черный нал" получает все более широкое хождение. Отчасти - по людской скупости и глупости

Почему это важно - поясню на примере. Так, преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков, расследуют наряду с ФСКН также органы внутренних дел, Следственного комитета и ФСБ. При этом следователи МВД заканчивают до 60 процентов таких уголовных дел. Все это требует профессиональных навыков, и они есть. В то же время остро стоит проблема подготовки специалистов в расследовании преступлений в банковской и финансовой сферах. Там нам противостоят юристы и финансисты, получившие образование в самых престижных отечественных и зарубежных вузах и работающие в узком сегменте "оптимизации" расходов для своих нанимателей.

Трудности в работе следователей возникают и в связи с многочисленными изменениями уголовно-процессуального законодательства, в результате которых подследственность по некоторым составам преступлений может меняться по несколько раз. От этого страдают качество и сроки расследования, нарушаются права потерпевших. Нередко следователь, которому поступает такое "кочующее" уголовное дело, вынужден практически заново начинать расследование.

Уголовное и уголовно-процессуальное законодательство меняется очень интенсивно. С момента принятия Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов было принято свыше 300 законов, вносящих в них сотни изменений. И, похоже, нет числа законодательным инициативам. Например, 29 апреля нынешнего года в один день Советом Федерации было одобрено сразу пять федеральных законов, которые вносят изменения в УК РФ.

Но при этом все они были представлены как абсолютно необходимые и полезные, ведь жизнь идет, меняются условия, надо их учитывать.

Александр Савенков: Боюсь, что дело не только в этом. Не один год проработав в Совете Федерации, я всегда выступал противником таких "инициатив ради инициатив". Сейчас многие считают себя знатоками в вопросах именно уголовного права. Но решать вопросы изменения законодательства должны все же профессионалы, ведь уголовный закон имеет свою специфику, в которой нужно разбираться. Недостаточно обладать статистическими данными о правоприменительной практике, еще меньше пользы от современных детективов и телесериалов. Нужно знать историю, философию тех общественных отношений, которые регулируются законом, что учитывается не всегда. Как следствие - формирование судебно-следственной практики крайне затруднено.

Какова сейчас общая криминальная обстановка в стране, по оценкам вашего департамента, и как, кстати, вас там встретили, ведь вы не из ведомства МВД...

Александр Савенков: Об обстановке можно судить по объему наших задач. Сегодня в производстве следователей МВД ежегодно находится свыше полутора миллионов уголовных дел. Это более 80 процентов всех совершаемых в стране преступлений, производство предварительного следствия по которым обязательно. За год в суды передано без малого 333 тысячи уголовных дел. И практически в каждом из них - беда и боль конкретного человека: подорванное здоровье, утраченное имущество, оскорбленное достоинство гражданина. Это большая нагрузка и огромная ответственность.

А встретили меня как своего коллегу - с пожеланиями результативной работы. Насчет ведомства - мы все из одной правоохранительной системы, и следователи, и прокуроры. Защита граждан, их прав, имущества, здоровья и жизни - вот наша общая цель.


Этот особняк экс-министра финансов Подмосковья Алексея Кузнецова, сбежавшего во Францию, показывает, какие деньги утекают по преступным каналам. Фото: Vesti.ru

Говорят, новая метла по-новому метет. Будут ли кадровые чистки, крутые перемены, какое будущее ждет следствие МВД - опять реформирование?

Александр Савенков: Часто задают этот вопрос. У меня уже есть опыт работы с сотрудниками центрального аппарата, руководством следственных органов почти половины федеральных округов, в том числе и Крымского. В большинстве это профессионально подготовленные, добросовестные работники. Так что никакой кадровой чехарды не будет.

По поводу реформ позиция в министерстве сформирована, она определена министром внутренних дел Владимиром Колокольцевым. Важнейшие задачи для нас - это качество, объективность, законность, честность и неподкупность предварительного следствия. Актуальны также устранение правовых проблем в предварительном расследовании и конкретизация норм уголовно-процессуального законодательства. Нужно сохранить кадровый потенциал и упрочить механизм взаимодействия служб на максимально эффективном уровне. Ведь наши сотрудники расследуют наиболее распространенные преступления, от которых страдают в первую очередь простые люди. Это кражи, грабежи, угоны автотранспорта, разбойные нападения, причинение тяжкого вреда здоровью, дорожно-транспортные происшествия. Есть и многотомные "экономические" дела о финансовых "пирамидах", обманутых "дольщиках", хищениях бюджетных средств в особо крупных размерах, изощренных финансовых махинациях в кредитно-финансовой сфере.

За полгода выявлено 19 тысяч преступлений в финансовой сфере с ущербом на сумму почти в 28 млрд рублей

Однако не зря бытует и другая пословица - что в семье не без урода. Избавляться от запятнавших себя сотрудников все-таки придется?

Александр Савенков: Конечно, этому вопросу мы уделяем самое пристальное внимание. Уже в этом году возбуждено 46 уголовных дел против теперь уже бывших следователей и руководителей, которые обвиняются во взяточничестве и мошенническом использовании служебного положения, злоупотреблении должностными полномочиями, фальсификации доказательств и служебном подлоге. Считаю совершение корыстных преступлений следователями недопустимым. Случаи получения взяток расцениваю не иначе, как предательство всех тех сотрудников, для которых честь и репутация важнее сиюминутной выгоды. Позорные факты должностных преступлений будут преследоваться по всей строгости уголовного закона. Будет усилен спрос и с руководителей за организацию профилактической работы с личным составом по предупреждению правонарушений, преступлений, чрезвычайных происшествий и дисциплинарных проступков.

Вы упомянули, что побывали в Крыму. Там созданы ваши подразделения?

Александр Савенков: Да, и в Крыму, и в Севастополе работают следователи МВД России. При формировании следственного аппарата приходилось учитывать множество разных факторов. Самый сложный - действие законодательства другого государства и необходимость быстро организовать расследование преступлений, особенно тех, за которые уже арестованы подозреваемые. Правоохранительная система Украины структурно отличается от российской. Бывшие следователи МВД Украины, работавшие на тот момент, не имели полномочий осуществлять расследование по нормам российских законов. Пришлось принимать экстренные меры. Более 100 сотрудников и руководителей территориальных следственных подразделений различных субъектов Российской Федерации и центрального аппарата были срочно командированы и распределены по всей территории Крыма. Нужно выразить им благодарность за понимание обстановки и профессиональное отношение к своему делу.

Сейчас органы предварительного следствия МВД по Республике Крым и УМВД России по Севастополю укомплектованы и функционируют практически на полную мощность. Кстати, в связи с этим численность органов предварительного следствия МВД была увеличена президентом и составляет на сегодняшний день 45 921 человек.

Если судить по цифрам, дела у вас обстоят неплохо: меньше стало волокиты, на треть сократилось число людей, необоснованно привлеченных к уголовной ответственности. Но, с другой стороны, незаконно пострадавшему человеку неважно, снижаются у вас проценты или растут. Почему его несправедливо обвинили?

Александр Савенков: Это не совсем так. У нас много острых вопросов, есть проблемы с обучением сотрудников и кадровым обеспечением, хромают служебная дисциплина и процессуальная культура. Многое нужно исправить, чтобы вернуть доверие народа к следствию МВД.

В первую очередь мы уделяем внимание профессионализму сотрудников. Когда речь идет о необоснованном обвинении, для нас особенно важно выяснить, каковы причины. Если следователь предъявил его, основываясь на недопустимых доказательствах и сам нарушил процессуальный закон, то он должен быть привлечен к строгой ответственности. Если же недоработал, не смог доказать реальную вину подозреваемого, значит, он недостаточно готов, его нужно обучать. Но каждый факт детально изучается непосредственными руководителями, а затем и в Следственном департаменте.

Я всегда напоминаю своим коллегам, что уголовное дело считается оконченным с момента вступления приговора в законную силу. Наша конечная цель в том, чтобы каждый человек, обращаясь в органы внутренних дел, знал и верил, что его права будут защищены, а причиненный преступлением вред - возмещен. Граждане вправе ожидать качественной работы от следствия, оно должно быть понятным, честным и справедливым, на том, как говорится, и стоим.

1,5 миллиона уголовных дел ежегодно находится в производстве следователей МВД. Это более 80 процентов всех совершаемых в стране преступлений

А есть с кем работать, из кого растить российских Шерлоков Холмсов?

Александр Савенков: Представители следственной службы всегда отличались грамотностью и профессиональной подготовкой. Эта традиция поддерживается. 94,6 процента следователей имеют высшее образование, причем 94,5 процента - высшее юридическое, остальные учатся в вузах. 660 человек имеют ученые степени. Наши ряды постоянно пополняют выпускники 16 образовательных организаций. МВД целенаправленно готовит профессиональных следователей, а не юристов общего профиля. Следователь, вооруженный лишь знанием уголовного законодательства, фактически беспомощен против мошеннических схем "строителей" финансовых "пирамид" и прочих мастеров теневой экономики. Сегодня жизненно необходимы следователи, обладающие знаниями финансовых аналитиков. Они должны быть специалистами самого высокого класса, иметь широчайшую эрудицию, сочетать в себе качества юристов и психологов, педагогов и экономистов, обладать знаниями в различных областях человеческой деятельности, служить олицетворением принципов законности и неотвратимости наказания.

Примеров достойного служения России и закону можно привести немало. За активную работу по расследованию преступлений, укреплению законности и правопорядка министром внутренних дел награждены 694 наших сотрудника, двоим вручены государственные награды.

Сотрудники органов предварительного следствия отмечают свой профессиональный праздник 25 июля. В этот день в 1713 году именным указом Петра Великого была образована Следственная канцелярия князя Волконского. Считается, что именно с этого момента в Российском государстве появились профессиональные следователи. Так что за спиной - трехсотлетняя история, и это ко многому обязывает. Пользуясь случаем, я хотел бы поздравить многотысячный коллектив следователей органов внутренних дел России, всех наших коллег из Следственного комитета и других ведомств с профессиональным праздником и пожелать им, их семьям, родным и близким крепкого здоровья, благополучия и новых профессиональных достижений. Удачи и побед!

Ключевой вопрос

Ворованные деньги, как правило, уплывают за границу, туда же бегут многие их владельцы, предпочитая "рулить" своим российским бизнесом из уютных офшоров. В прошлых интервью "Российской газете" вы резко выступали против этой напасти, и ряд ваших предложений, можно сказать, подтвердился в уже принятых законах. Готовите ли новые поправки в уголовный закон?

Александр Савенков: В офшорах скрывается значительное количество имущества и доходов. По данным минэкономразвития и Банка России, чистый отток капитала из России в 2013 году составил около 60 млрд долларов, а лишь за пять месяцев 2014-го - около 80 млрд долларов.

Анализ показывает, что есть несколько основных способов использования офшоров в преступных целях: перечисление похищенных в стране денег, перевод в номинальное владение похищенных акций или долей в уставных капиталах российских предприятий и перевод права собственности на объекты недвижимости, расположенные на территории России. Возврат денег и прав на имущество, выведенных в офшоры, фактически невозможен. Единственное оружие следователя в такой ситуации - международные следственные поручения. Но они исполняются медленно и неохотно, а чаще не исполняются вообще. Это все равно что искать черную кошку в темной комнате.

Мы считаем целесообразным ввести уголовную ответственность за особый вид легализации доходов, полученных преступным путем, - вывод похищенных денег и прав на имущество в номинальное владение иностранных юридических лиц. Предусмотрев конфискацию за такое преступление, мы как минимум обеспечим решение уголовного суда о возврате этого имущества. Практика показывает, что решения российских судов эффективнее влияют на наших зарубежных партнеров.

Как правило, вывод ворованных денег за рубеж осуществляют одни люди, а выгоду от этих махинаций получают другие - подлинные хозяева. Можно ли добраться и до них?

Александр Савенков: За любой офшорной компанией и фиктивным юридическим лицом всегда стоит истинный приобретатель выгоды - бенефициар. Нельзя сказать, что он неизвестен следствию или оперативным службам. Приобретатели недвижимости, захваченной в результате разгула рейдерства в конце 1990-х и начале 2000-х годов, известны и не скрываются. Но большое количество таких преступлений остались нераскрытыми, а уголовные дела приостановлены - следствие не смогло собрать требуемые уголовно-процессуальным законодательством доказательства. Теперь они с течением времени утрачены окончательно. Однако для предотвращения подобных ситуаций необходимо разработать еще один процессуальный механизм - привлечения бенефициаров к ответственности в уголовном судопроизводстве. Поправки в УПК нами уже разработаны. Есть и другие наработки, еще будет возможность и время о них поговорить.