Новости

29.07.2014 00:21
Рубрика: Digital

Терминатор на гражданке

Скоро людям придется конкурировать за рабочие места не только друг с другом, но и с роботами
Половина нынешних рабочих мест через двадцать лет могут занять роботы, предупреждают эксперты Брюссельского исследовательского центра. В российском Минпромторге нашествие роботов ожидают раньше.

Через 10-15 лет во многих отраслях производства, медицине, личном домашнем хозяйстве будут "вкалывать" роботы, а не только человек. Минпромторг, рассказали "РГ" в ведомстве, будет создавать условия и стимулы для создания российских "умных машин" и сейчас разрабатывает федеральную дорожную карту развития робототехники.

Где уже востребованы человеко-машины, обострят ли они социальные риски, соперничая с живой рабочей силой? С этими вопросами "РГ" обратилась к директору департамента металлургии, станкостроения и тяжелого машиностроения Минпромторга Алексею Михееву.

Алексей Александрович, где в России самый большой спрос на роботы?

Алексей Михеев: Это в первую очередь добыча полезных ископаемых в труднодоступных местах, там, где климатические условия очень тяжелые, запыленность, низкие температуры, загазованность в карьерах, там, где нехватка рабочих кадров, особенно водителей.

Создание автоматизированных систем будет способствовать снижению затрат на топливо, сокращению роли "человеческого фактора" - уменьшению простоев , пересменок, обедов, обязательных проветриваний в целях безопасности труда. И разумеется, ускоренному развитию высоких технологий в области высокоточной спутниковой навигации (ГЛОНАСС, GPS), беспроводной высокоскоростной передачи данных, программного обеспечения. Все это, безусловно, приведет к укреплению научного и инженерного потенциала России. Наши предварительные оценки показывают, что производительность горнотранспортного комплекса повысится на 15-20 процентов.

Роботы сведут на нет роль "человеческого фактора": у них нет обеда, перекуров и не бывает плохого настроения

Актуальна автоматизация на малых предприятиях. Есть спрос на робототехнику складскую, ее потребители - торговые сети, логистические компании. Министерство обороны также формирует соответствующую программу. Для силового сегмента это снижение боевых и небоевых потерь людей. МЧС практически сформировала облик того, что они хотят видеть до 2025 года. Конечно, для формирования спроса должны быть якорные заказчики и клиенты.

Заказчиков на автоматизированные решения становится все больше. Наилучшие перспективы для начала правительство видит в автоматизации промышленности - станкостроении и машиностроении. Но потенциальных потребителей тоже надо мотивировать. Тот, кто первым готов апробировать, должен иметь какие-то дополнительные преимущества. При этом мы готовы не только поддерживать собственное роботостроение, но и создавать максимально комфортные условия для локализации западных технологий.

А социальные риски? Против массового вытеснения рабочей силы автоматами наверняка будут возражать региональные и федеральные власти, которым не нужны лишние миллионы безработных. Может быть, российским Кулибиным, как предлагают эксперты, сосредоточиться не на промышленных автоматах, а на роботах для медицины, сферы обслуживания, обучения и развлечения? В качестве помощников для пожилых людей?

Алексей Михеев: Я бы не противопоставлял эффект от внедрения сервисной и промышленной робототехники. Оба направления одинаково важны, хотя имеют свою специфику.

И можно с уверенностью сказать, что в ближайшие годы спрос на высококвалифицированный технический персонал лишь существенно вырастет. Так, массовое внедрение промышленных роботов на производствах не только не приведет к массовым увольнениям, но, напротив, потребует повышения квалификации рабочего персонала для обслуживания роботов. Это же касается рабочих мест в сфере обслуживания. Поэтому единственным социальным эффектом от внедрения роботов может стать только повышение требований к качеству подготовки персонала. Поэтому повышение производительности труда - это всегда игра с положительной суммой.

В мае в Москве прошел "Бал роботов", там впервые зашел разговор о финансовых и нефинансовых мерах господдержки? Что под ними подразумевается?

Алексей Михеев: Как это ни странно, начну не с промышленности, а с образования. Мы четко понимаем, что если сегодня наша средняя школа не будет массово готовить и прививать интерес детям к инженерии вообще, к робототехнике в частности, если не сумеем внедрить в школах то, что называется "труд 2.0" или "урок технологии 2.0", то, что сегодня уже делает Великобритания, закупая целые комплексы по робототехнике в школах, то мы не будем иметь ни разработчиков, ни, что самое главное, потребителей роботов. И вместе с министерством образования и науки мы эту проблему договорились решать. В вузах подготовка по специальности "Роботы и робототехнические системы" идет пока не в соответствии с современными требованиями. И здесь свое слово должно сказать профессиональное сообщество, предъявить требования к робототехники, на основе которых будут выработаны образовательные стандарты.

И что дальше?

Алексей Михеев: Необходимо также создавать инфраструктуру, которая давала бы возможность проектам по созданию роботов зарождаться. У нас нет испытательных центров для тестирования. Российские компании в области робототехники не занимаются регистрацией интеллектуальной собственности.

Нужны также "центры технологического превосходства" - форма для нашей страны достаточно новая, нетривиальная, поскольку это центр не в том смысле, что есть конкретное здание, научный коллектив, руководитель, бюджет. Это распределенная сеть, которая связывает большое количество игроков и за счет их координации и открывает доступ еще и новым компаниям. Такое своеобразное "перекрестное опыление" - предоставление инфраструктуры в общее пользование. Это очень сильно развито у американцев. У них по 50 разных компаний могут работать в одном центре технологических компетенций, они их сейчас активно создают.

Нам таких центров не достает, хотя в некоторых случаях разработки у наших компаний по уровню технологий ничем не уступают тем же американским. Научные коллективы должны такого рода кооперацию выстраивать. При том, что в рамках развития инжиниринга и промышленного дизайна подобные центры формируются на базе российских вузов.

ЦИФРА: 0,04 процента - такова наша доля в мировом рынке роботов

Какие дополнительные "пряники" в данной ситуации можно предложить по развитию отрасли?

Алексей Михеев: Думаю, будем предлагать решения по компенсации затрат на инжиниринг и кооперацию, по кредитам, при софинансировании проектов. Хорошая идея - лизинг робототехнических комплексов с государственной поддержкой. Запуск пилотных проектов в машиностроении. Субсидии, которые правительство выделяет регионам - а это порядка 20 миллиардов рублей на поддержку малого и среднего бизнеса - могут пойти на те же самые центры коллективного пользования, трансфера технологий, на НИОКР, на коммерциализацию технологий и патентование. В целом пакет мер будет зависеть от каждой конкретной отрасли.

Есть реальные проекты?

Алексей Михеев: В России складываются три консорциума в области промышленной робототехники и систем интеллектуального транспорта. Они включают в себя как производителей технических решений, так и индустриальных заказчиков. Для нас это принципиальный момент.

Есть проект КАМАЗа "Беспилотные транспортные средства". На базе грузового автомобиля - создание системы автономного вождения по заданному маршруту. Подготовлена предварительная финансовая модель, бизнес-план проекта. Определена необходимая сумма инвестиций. США, Китай, Япония, Германия, Австралия тратят сотни миллионов долларов на аналогичную программу, по которой к 2020 году автономное управление транспортом без участия водителя станет реальностью, как в области легковых автомобилей, так и других транспортных средств. Пока же это только так называемые "умные" мини-помощники водителя, которые могут самостоятельно тормозить, ускорять, разгонять, парковать машины. Компания "Мерседес-Бенц" уже объявила, что к 2025 году планирует внедрить в грузовые автомобили систему автопилотирования. В России по вине водителей грузового транспорта ежегодно гибнут более 2000 человек. И безопасная система автономного управления позволит по большей части в будущем эту проблему решить. Дальнейшее тиражирование подобных робототехнических технологий возможно на городском, уборочном и муниципальном пассажирском транспорте. В перспективе - в сельском хозяйстве.

Другой интересный проект - "Интеллектуальный карьер", предполагающий безлюдную добычу и транспортировку горной породы, что вносит существенную экономию в стоимость разработки карьеров, с учетом устранения человеческого фактора.

А что происходит с роботами в других странах?

Алексей Михеев: По прогнозам экспертов, в США до 47 процентов работ к 2034 году будут выполнять роботы. Им достанутся практически все функции, которые может выполнять человек, кроме стратегических, социальных и сферы творческого мышления. Google разом купил восемь робототехнических компаний.

Примеры использования искусственного интеллекта хорошо известны на бытовой уровне. Например, гонконгские поезда, которые контролируются искусственным интеллектом. Управленческие функции в крупных компаниях и советах директоров тоже доверяют машинам. Эти процессы продвигаются в Германии под знаком Четвертой промышленной революции (Industry 4.0). "Умные фабрики", "Умная энергетика", "Умное здравоохранение" - это не просто модные слова, спекулирующие на приставке smart. Это технологический облик современного общества.

Говорят, Южная Корея хорошо продвинулась вперед?

Алексей Михеев: Двадцать лет назад здесь был принят закон о робототехнике. Корейское правительство инвестирует в развитие робототехники более 200 миллионов долларов ежегодно. Деньги идут на создание медицинских и бытовых роботов, роботов для МЧС, роботизированных производств. Микро- и нанороботы - это самый конкурентный рынок в робототехнике Кореи. Идут исследования и в области биороботов, создан робот для высокомолекулярных исследований, антираковый нанобот "бактериального" размера.

Вообще в мире идет резкий рост интеллектуализации и автоматизации практических всех окружающих нас сфер, будь то наши дома, транспорт, на котором мы ездим, предприятия, на которых мы работаем (производственные инспекции с помощью машинного зрения в шахтах, бассейнах, на плотинах), персональная и сервисная робототехника. Сегодня очень перспективно и инвестиционно привлекательно такое направление, как производство экзоскелетов для тяжелой физической работы (например, переноски грузов). Большой интерес проявляют к роботам парки развлечений.

Пицца от дрона

В мире уже работает 10 миллионов роботов.

Например, робот по упаковке тортов в коробки полностью заменяет работника с зарплатой в 20 тысяч рублей и окупается меньше, чем за полгода. "Летающие" роботы-дроны быстро доставляют клиентам горячую пиццу. Монеты тоже чеканят роботы. Микро- и нанороботы в медицине используются для хирургических операций и диагностики. Для прохождения робота по организму человека достаточно 15-20 минут. Они уничтожают тромбы, распознают раковые клетки. Используются роботы в системах "технического зрения", помогая банкам отслеживать мошенников при переговорах, идентифицируя по мимике, по сетчатке глаза.

Сегодня весь рынок промышленных роботов в России - 400 роботов в год. Из них половина используется в автомобильной промышленности, 35 процентов в тяжелом машиностроении.

Digital Технологии Правительство Минпромторг Роботы: настоящее и будущее
Добавьте RG.RU 
в избранные источники