Новости

Легкая промышленность в ЕАО теряет позиции
Крупнейшая в ЕАО чулочно-трикотажная фабрика опубликовала отчет о работе за 2013 год. Впервые предприятие сработало с убытком в 18 миллионов рублей, хотя еще в 2012 году имело - хоть и небольшую (чуть больше миллиона) - прибыль. Почему биробиджанский и в целом отечественный легпром переживают кризис? Об этом рассказала заслуженный работник текстильной и легкой промышленности РФ, заместитель председателя Законодательного собрания Еврейской автономии Елена Самойленко.

Елена Николаевна, в чем вы видите причины упадка отрасли?

Елена Самойленко: Начнем с сырья. Качественное натуральное на 100 процентов привозное: трикотажные полотна российского производства уже давно неконкурентоспособны по ценам. В 2011 году стоимость "белого золота" из-за мирового хлопкового кризиса выросла в 3,2 раза. Конечно, это больно ударило по отечественной текстильной промышленности, прекратили деятельность практически все хлопкопрядильные предприятия, в том числе надежный многолетний партнер биробиджанцев из Ярославля.

В этом же году в России резко выросли ставки страховых платежей в государственные внебюджетные фонды. В них отчисляют 30 процентов. Позже в законодательство вносились изменения по снижению этой нагрузки, но они коснулись только малого бизнеса, а, например, фабрика в Биробиджане - предприятие крупное.

Одна проблема неминуемо усугубила другую - отток кадров из отрасли. Отчасти это стало следствием низкой заработной платы (в среднем сейчас на том же чулочно-трикотажном предприятии в ЕАО она составляет 13 тысяч рублей).

Как повлияло на положение дел в отрасли заключение между Белоруссией, Казахстаном и Россией Таможенного союза, а также вступление нашей страны в ВТО?

Елена Самойленко: Пока я вижу в этом только минусы для отечественной легкой промышленности. Начнем с того, что в страну хлынул контрафакт, так как границы в таможенном смысле защищены плохо. До сих пор не создана единая система контроля оборота продукции, не гармонизированы условия ведения хозяйственной деятельности. И надо помнить, что со вступлением России в ВТО для импортеров снизились еще и ввозные пошлины.

Вы пытались лоббировать интересы наших промышленников на законодательном уровне?

Елена Самойленко: Еще в 2011 году я обратилась к тогдашнему президенту страны Дмитрию Медведеву. В своем письме я просила для предприятий текстильной и легкой промышленности снизить бремя страховых платежей до 14 процентов и предоставить им возможность работать по упрощенной системе налогообложения независимо от объемов производства. Сделала экономическое обоснование этих инициатив и, как вариант, предложила попробовать реализовать их на пилотных площадках - в Ивановской области и в субъектах ДФО.

Главные проблемы отрасли - недостаток сырья, высокие энерготарифы и неподъемные страховые платежи

Однако из минпромторга России мне ответили, что в рамках государственной промышленной политики реализуется ряд мер, направленных на улучшение положения дел в отрасли, а ситуация на мировом рынке хлопка стабилизировалась. Ивановская область своей задачей ставит переход на использование химических волокон и нитей, а администрация Приморского края предложила реализовать проект высокой социальной значимости по созданию комплекса легкой промышленности.

На дворе уже 2014 год. Приморье до сих пор планирует...

Меры государственной промышленной политики, конечно, реализуются, но я бы назвала это полумерами, потому что главные проблемы - высокие транспортные и энергетические тарифы и неподъемные страховые платежи - остались. И та помощь, которую оказывают отрасли (на закупки сырья из бюджета перечисляют 250 миллионов рублей в год), это мизер, да и тот "расхватывается" очень крупными предприятиями.

В России есть стратегия развития легкой промышленности до 2020 года, но реализуется она крайне медленно. В том числе из-за сырьевой необеспеченности. Я согласна, что не надо бояться синтетики: произведенная с помощью высоких технологий, она почти не уступает по своим характеристикам натуральным волокнам. Но и полностью отказываться от продукции из хлопка и шерсти тоже нельзя, особенно при выпуске детской одежды.

Какие решения со стороны государства могли бы, на ваш взгляд, стать мерой постоянной поддержки?

Елена Самойленко: Начинать надо со снижения страховых взносов и изменения налоговой политики. Один путь - разрешить крупным предприятиям легкой промышленности переходить на "упрощенку", другой - при установлении ставок налога в критерии закладывать и отраслевой признак в виде понижающих коэффициентов. Тогда можно будет использовать такой способ, как реализация крупных инвестиционных проектов. Для них нужны большие вложения, а значит, без банковских кредитов не обойтись. На их возвращение как раз и можно использовать высвободившиеся после снижения налоговой нагрузки средства.

И еще одно направление - предприятиям легпрома надо выходить на крупные и долгосрочные государственные заказы. Но чтобы добросовестные товаропроизводители могли на равных участвовать в торгах, нужно вносить изменения в федеральный закон о контрактной системе госзакупок для государственных и муниципальных нужд.

Проблема в том, что сегодня потенциальному исполнителю заказа не нужно подтверждать свои технические и иные производственные возможности. Можно, условно говоря, иметь одну швейную машинку и выходить на торги, сбивая цену до уровня ниже экономически обоснованного. Естественно, что продукция такого предприятия далека от стандартов, но желающих проверять качество носков для солдат не так много.

Последние новости