Новости

Звездные технологии помогают лечить больных на Земле
Как помогает лечить космос? Что надо делать, чтобы не стать пациентом сосудистого хирурга? Руководитель крупной клиники: ученый, врач, менеджер?.. Об этом корреспондент "РГ" беседует с руководителем Федерального научно-клинического центра специализированных видов медицинской помощи и медицинских технологий ФМБА России доктором медицинских наук Робертом Хабазовым.

Роберт Иосифович, ваш центр связан с разработками для космоса. Не случайно у входа кабина корабля "Буран", которая когда-то участвовала в реальных наземных испытаниях?

Роберт Хабазов: Конечно, не случайно. Связь с космическими программами и технологиями сложилась исторически. Одно из структурных подразделений центра - Научно-исследовательский институт космической медицины, который проводит различные эксперименты по подготовке к космическим полетам и посадке на Луну. Эти эксперименты относятся к научно-практическим. Вместе с тем, многие космические технологии уже нашли применение в лечебной практике.

Кстати, иммерсионную ванну именно для лечения я впервые увидела у вас. Хотя в ИМБП РАН не раз наблюдала, как в ней проводятся эксперименты по имитации невесомости.

Роберт Хабазов: Да, во время процедуры достигается эффект микрогравитации. Это помогает снять напряжение и спазмы в мышцах, благотворно влияет на работу сердечно-сосудистой системы. Спектр применения методики очень широк: заболевания опорно-двигательной, сердечно-сосудистой систем, остеохондрозы, нейрогенные боли различной этиологии...

А какие еще космические технологии используются в центре?

Роберт Хабазов: Возьмем хотя бы специальный костюм Regent для реабилитации больных после перенесенного инсульта или черепно-мозговой травмы. Он создан на основе нагрузочного костюма, в котором сегодня работают экипажи МКС. Для иммитации опорных реакций стоп применяется аппарат "Корвит". С его помощью мы моделируем ощущения ходьбы и бега у лежачих больных. Тем самым создаем необходимые нервные импульсы для более быстрого восстановления ходьбы.

Подобные виды лечения эксклюзивны?

Роберт Хабазов: Для нашего центра - нет. То, что сейчас применяется в обычной лечебной практике, было эксклюзивным лет десять назад. Но смысл не в эксклюзивности, а в создании лечебного учреждения, которое по всем направлениям работает на современном уровне, качественно и с минимальным количеством осложнений. Это важнее всего.

А самих космонавтов лечите?

Роберт Хабазов: Конечно. Для нас они такие же пациенты.

На территории центра строится поликлиника высоких технологий. Что там будет?

Роберт Хабазов: Она будет оснащена современным оборудованием, позволяющим выполнять широкий спектр диагностических процедур. В ней будут проводиться операции, которые раньше выполнялись только в условиях стационара. Но техника без людей - это всего лишь машины. Основной смысл в том, что поликлиника будет структурным подразделением ФНКЦ. И это очень важно. Поликлиника сможет использовать потенциал стационара, а стационар - поликлиники, что создаст преемственность в лечении на всех этапах.

Вы почти тридцать лет практиковали сосудистым хирургом. И вдруг оказались в кресле администратора. Навыки врача помогают?

Роберт Хабазов: Помогают. Работа руководителя такого крупного медицинского учреждения, как наш центр, разносторонняя: и административная, и медицинская, и финансовая. Разграничить не получится при всем желании. Но в основе принятия любого решения должен лежать медицинский подход.

Многие приравнивают медицину к сфере услуг. Это правильно?

Роберт Хабазов: Нет. Нельзя просто "продавать" медицинские услуги. Если мы создадим некую "фабрику по оказанию медицинских услуг", то потеряем и в качестве лечения, и в квалификации персонала. Лечение больных - процесс творческий.

Но в стационаре свои проблемы, например койко-дни и т.д.?

Роберт Хабазов: Конечно, проблемы существуют. Страховые компании работают с нами по стандартам и схемам, в которых прописано максимальное и минимальное время пребывания больного в стационаре по каждому заболеванию. Если после адекватного обследования и лечения больной выписывается раньше минимального определенного в стандарте срока, то нам это оформляют как прерванный случай.

И какие последствия?

Роберт Хабазов: Неполная выплата, причем довольно существенная.

Неужели вас штрафуют за хорошую работу?

Роберт Хабазов: Можно сказать так. Поскольку мы не выдержали соответствующий койко-день, нам уже не выплачивают за лечение больного полную сумму. Хотя в том объеме, который был необходим, все обследование и лечение выполнено. Это неправильно. Для стационара оптимальна схема, когда взаиморасчеты между страховой компанией и лечебным учреждением проводятся по конечному результату. Но при этом признать случай завершенным вне зависимости от койко-дня.

Эксперименты по подготовке к полетам на Луну - научно-практические. И многие методики уже успешно применяются при лечении больных

Еще острый вопрос. Наши действия строго регламентированы стандартами медпомощи. Так, по стандарту амбулаторной помощи больные перед плановой госпитализацией обследуются в поликлинике. Но подавляющее большинство обследований мы вынуждены проводить им повторно по этому же заболеванию согласно стандарту стационарной помощи! Это приводит к увеличению дооперационного койко-дня и дублированию исследований.

Аналогичная проблема с анализами и обследованиями, когда пациент в стационаре. Часто, с учетом клинической ситуации, нет необходимости в таком количестве исследований, которое определено стандартом. Однако его несоблюдение также влечет за собой значительное снижение оплаты со стороны страховых компаний.

Кто здесь может выступить регулятором?

Роберт Хабазов: Я думаю, что руководители фондов ОМС, страховых компаний и лечебных учреждений должны вместе выработать рекомендации, удобные для лечебных учреждений. Работа в этом направлении ведется, но медленно.

Второй очень важный момент. В рамках госпрограммы оказания высокотехнологичной (специализированной) медицинской помощи лечебному учреждению выделяется определенное количество квот и соразмерно им в начале года перечисляются деньги. Это очень хорошо: в начале года мы получаем финансирование, сразу же можем закупить расходные материалы, медикаменты, оборудование, выплачивать зарплату...

Но сейчас часть специализированной медпомощи переводится в систему обязательного медицинского страхования. И страховая компания оплачивает лечение больного только после его завершения. А на какие средства мы должны его лечить? Откуда платить зарплату (особенно в январе)? Нужно продумывать варианты авансовых платежей.

Сколько квот получаете на год?

Роберт Хабазов: По разным направлениям 2295 квот. Этого недостаточно, так как потенциал стационара выше. И есть специальности, по которым мы могли бы помочь большему числу больных.

Лео Бокерия говорит, что российские больные самые запущенные в мире. Хуже только в Африке. Вы согласны?

Роберт Хабазов: В целом, да. Поздняя обращаемость к врачу - основная проблема в стране. Нужно воспитывать культуру здорового образа жизни. Европейцы берегут свое здоровье даже из меркантильных соображений: хорошее здоровье позволяет больше зарабатывать и дольше сохранять трудоспособность.

А что надо делать, чтобы, скажем, не стать пациентом сосудистого хирурга?

Роберт Хабазов: Вести правильный образ жизни. Самое главное - физическая нагрузка. Мы потребляем большое количество белков, жиров, углеводов, которые нужно разрушать, "утилизировать". Поэтому человек должен если не заниматься спортом, то хотя бы 1-1,5 часа в день ходить пешком.

Последние новости